Тёмный лорд ONLINE

Тёмный лорд ONLINE читать

ГЛАВА 13: Епитимья

У Сергея что-то испуганно ёкнуло в районе сердца. Машка ведь дух, такой же как испепелённые монстры. Хоть и добрый. Пусть и вредный. Умеет ли инквизитор отличать добро-вредных духов от злобных? Или ему без разницы, и все они подлежат хорошей прожарке в священном солярии?

Хороший вопрос.

Этот инквизитор, возможно, умеет. Его лицо разгладилось, вернулось прежнее постное выражение.

– Здравия тебе, сын мой, – обратился он к Сергею. – Хоть и выглядишь ты несколько… истощавшим, я решил помочь тебе в твоей беде.

– И вас здравия, святой отец, – поблагодарил инквизитора “Тёмный лорд”. – Ваша помощь оказалась очень кстати. Если не секрет, почему вы не тронули нас двоих? Или пятерых…

Считать ли Труса, Балбеса и Бывалого за полноценных членов команды? А за одного или сразу за троих?

– Я не почувствовал зла, в ваших сердцах, – смиренно ответил монах. – В отличие от тех, кто гнался за вами. Их переполняла злоба и тьма, разве что не сочилась наружу. Император учит помогать тем, кто нуждается в помощи. Кто я такой, чтобы подвергать сомнению Его слова?

– Сугубо правильный подход, – одобрил Сергей. – Император глупости не скажет.

– Полагаю, вы сильно устали после погони, – сказал монах. – Будьте моими гостями. У меня, конечно, небогато, но зато безопасно… к слову, можете звать меня отец Константин.

– Рад знакомству, отец Константин, – кивнул “Тёмный лорд”. – Зовите меня Сергей… просто Сергей.

Про свой титул он решил не упоминать.

По мановению руки инквизитора в центре выжженного круга разгорелся костёр. Из ниоткуда возник котелок с водой, подвешенный над огнём при помощи нехитрой конструкции из прутьев. С бытовой магией у отца инквизитора всё в порядке.

– Любишь грибной супчик, сын мой? – спросил монах у Сергея. Он присел на корточки перед небольшим скоплением маленьких грибов, не попавших под воздействие травы бабы Фёклы. – Из местной растительности можно порой сварить очень вкусную похлёбку. Вот например этот грибочек… – отец Константин нагнулся и аккуратно выкрутил гриб из земли, стараясь не повредить грибницу. – Вырос из чьих-то светлых воспоминаний. У человека, который прошёл в этом месте в реальном мире, было очень хорошее настроение. Возможно, он думал о доме и о своей семье. Такие грибы по моему опыту самые вкусные.

Сергея, несмотря на чудесное спасение и дружелюбие спасителя, не отпускало нехорошее предчувствие. Непонятно, почему инквизитор вдруг решил помочь им, а не уничтожил вместе с прочими духами. Эти его слова… про чистые сердца… что-то уж очень напоминает некую стандартную отмазку. Когда не хочешь выдавать свои истинные мотивы.

– Святой отец… – Сергей бросил взгляд на Машку. Девчонка, которую он уложил в импровизированную колыбель из грибных шляпок, сонно поглядывала на них, навострив остроконечные ушки. – А почему вы всё-таки нам помогли? Разве инквизиторы не должны истреблять… всё непонятное? Вне зависимости от чистоты сердца этого самого непонятного…

– Сын мой, – отец Константин, продолжая разглядывать грибы, тяжело вздохнул. – Если тебя что-то смущает… Я давным-давно снял с себя бремя данной должности и вернул братьям свою инсигнию. Сейчас я всего лишь скромный отшельник.

Сергей бросил взгляд поверх головы отца Константина. Нет, система по прежнему опознаёт его как инквизитора пятого ранга неопределённого уровня. Инквизитор однажды – инквизитор навсегда? Или святой отец чего-то не договаривает?

– Возможно, я лезу не в своё дело… – Сергей склонился над ближайшим к нему скоплением грибов и принялся изучать их. Как отец Константин отличает одни грибы от других? Какие выросли от добрых дел, а какие – от злых? А какие и вовсе от серой унылой повседневности? На вид все абсолютно идентичны. – Но если не секрет, что вы делаете в мире духов?

– Моё пребывание в данном осквернённом мире – епитимья[1], наложенная за страшное прегрешение, – буднично ответил отец Константин, продолжая перебирать грибы, стараясь найти самые лучшие. – В скорби и суровом самоограничении ищу я смысл жизни.

– Епитимья… кем наложенная? – Сергею стало любопытно.

– Мной самим.

– Ого… А надолго?

– До скончания времён.

Сурово… Сергей даже на пару секунд завис, обдумывая полученную информацию. Да уж, правду говорят, что инквизиторы могут так отжечь, что мало не покажется никому. Без послаблений даже для самих себя. Скорее к себе они относятся даже более сурово, чем к кому-либо.

Больше на эту тему отца Константина он не допытывал. Тот явно не горел желанием ворошить собственное прошлое. Ну и ладно. Нам чужие тараканы не особо нужны. Своих бы вытравить.

Грибы были отобраны, а грибной супчик – сварен. Инквизитор и его гости расселись в кружок вокруг костра. У святого отца нашлась даже соль и ложка. Интересно, это он специально для гостей держит, или всё-таки иногда делает перерывы в своём суровом самоограничении?

Машка с невероятным удовольствием на моське уплетала ложкой супчик. По её словам, она никогда не ела термически обработанной пищи. Новое кушанье пришлось ей по вкусу. Хардкорная сыроедка-вегетарианка, блин… Отец Константин и Сергей молча наблюдали, как насыщается девчонка. Один не ел потому, что епитимья, другой потому, что нет желудка. Да и особого желания тоже.

Мир духов вокруг как-то попритих. Если раньше его спокойствие периодически нарушали разные звуки – шорох, вой, свист ветра и другие – то сейчас на эти края опустилась тишина, словно после бури. Или перед бурей, чёрт его знает. Самым зловещим звуком сейчас было чавканье Машки – девочка абсолютно не умела вести себя “за столом”. Никто её не обучил в своё время таким нюансам.

Когда ложка начала скрести по дну котелка, инквизитор поинтересовался, как именно Сергей попал в мир духов, поскольку на типичного обитателя призрачного измерения он непохож. “Тёмный лорд” решил сказать правду – примерно такую же, какую он поведал Барону. Дескать, выпил, упал, очнулся – склеп. Начал разбираться со свалившейся силой. А там упыри напали на деревню, ну он и вмешался. Теперь приходится с Бароном разбираться. А тот зараза та ещё. И упырей своих выгородить хочет, и самому под удар инквизиции не попасть, если та решит действовать жёстко.

Отец Константин слушал внимательно, не перебивая.

– Твой случай очень и очень любопытен, – наконец произнёс он. – В старые времена я бы очень внимательно отнёсся к тебе. Возможно даже начал бы полноценное расследование.

“А заодно и устроил допрос с пристрастием… – додумал Сергей. – А по результатам допроса либо путёвка на костёр, либо в другое не менее хорошее место”.

– Но я давно уже не инквизитор и далёк от мирских дел, – сказал отец Константин. – Скажи, сын мой, а не смущают ли тебя голоса демонов? Не подговаривают ли ступить на тёмную дорожку?

Сергей уже хотел было сказать, что нет, всё хорошо, но вспомнил о своей Тёмной ипостаси из будущего… А ведь по сути “Тёмный Сергей” делает именно работу Змея Искусителя – подталкивает в объятия Тьмы, на скользкую дорожку.

– Да, – признался он. – Один демон… говорит, что он – это я из будущего. Что моё падение во Тьму неизбежно. Как бы я ни старался, не сопротивлялся, зло поглотит меня без остатка.

– Демоны порой принимают разные обличья, чтобы извратить людей, – отец Константин с сочувствием посмотрел на Сергея. – Способы их искушения воистину многообразны. Я прекрасно понимаю, что ты испытываешь, сын мой. У меня ведь тоже есть свой личный демон, уже много лет терзающий мою душу… – взгляд монаха на секунду затуманился, словно он вспоминал события давно минувших дней. – Не слушай голоса демонов, сын мой. Твёрдо иди по намеченному пути, оставаясь человеком. Но если почувствуешь, что твоя ноша слишком велика, и ты уже не выдерживаешь – приходи сюда. Я всегда готов поддержать страждущих добрым словом и делом. Если тебе покажется, что отчаяние погружает твой разум во тьму и выхода нет… – он улыбнулся. – Я буду рад взять себе нового послушника. Вечность вдвоём коротать немного веселее, чем одному…

– Самоотречение и строгий пост помогут усмирить внутренних демонов? – с сомнением спросил Сергей. Он крайне скептически относился ко всей этой религиозной тематике.

– На всё воля Императора, – последовал ответ. – Нельзя исключать, что внутренние демоны продолжат терзать твою душу. Но по крайней мере, они не вырвутся наружу и не навредят ни в чём не повинным людям.

Сергей крепко задумался. А в словах монаха действительно есть зерно здравого смысла. Если чувствуешь, что превращаешься во что-то страшное и не можешь с собой совладать… почему бы не посадить себя в клетку, полностью подавить все чувства и эмоции, сосредоточившись на сдерживании внутренних демонов?

Хочется верить, что до такого не дойдёт. Что он всё же справится своими силами и обманет судьбу, подготовленную для него Тьмой.

Сергей продолжил свой рассказ и постепенно дошёл до бабы Фёклы. Услышав о ней, отец Константин снова нахмурил брови – точно так же, когда в первый раз увидел Машку.

– Верить на слово ведьме… – он разочарованно покачал головой. – Как же ты ещё молод и наивен, Сергей.

– Ну знаете, благодаря её советам я здесь выжил! – заметил “Тёмный лорд”. Он считал себя обязанным бабе Фёкле жизнью. Неуважение к бабусе категорически отрицал.

– Благодаря её советам… – усмехнулся монах. – Благодаря её советам ты ведь здесь и очутился, верно?

Сергей открыл рот… и закрыл. С такой точки зрения ситуацию он не рассматривал. Ведь если подумать… чего он вообще полез в мир духов? В пасть ко льву, в обитель Барона. Потому что по сути да, поверил бабе Фёкле, что с местным потусторонним лордом надо договориться. Иначе он сделает бо-бо-бо за неуважение. Ситуация, конечно, вырулила на позитивные рельсы, с Бароном он договорился и даже целый и невредимый выбрался… почти выбрался… если не считать инцидента с пленницей. Но что если Фёкла и Барон играют на одной стороне? Запудрила бабуся Серёге мозги, заставила поверить себе, а всё для того, чтобы заманить его сюда… Нет, возможно у него на самом деле просто паранойя разыгралась. Бабуся не производит впечатление умелой актрисы и обманщицы. Да и не проще ли ей просто травануть его каким-нибудь целебным берёзовым соком из болота, если она в союзе с Бароном? Нет, это точно паранойя разыгралась на фоне стресса.

Мысленно он оправдал бабу Фёклу. Но неприятный осадочек после слов отца Константина всё равно остался.

– А можно один небольшой вопрос, в целях общего образования? – спросил Сергей, когда он закончил рассказ и отец Константин полностью удовлетворил своё любопытство.

– Конечно, спрашивай, – разрешил монах. – Я с радостью отвечу, если смогу.

Сергей вспомнил загадочную фразу Барона «Я есть Древний». Может, это всего лишь баронские понты да желание нагнать страху… но что если за этой вроде бы безобидной фразой кроется нечто большее? Вряд ли какая-то прямо совсем страшная тайна, способная привлечь внимание инквизиции. Иначе бы Барон так просто подобными словечками не разбрасывался, а держал бы рот на замке. И остальные несколько десятков ртов тоже… В конце концов, информация о произошедшем на приёме уже должна разлететься по всему миру духов. И не только по нему. Через каналы связи, через осведомителей и соглядатаев она точно дойдёт до важных и серьёзных людей, в том числе и до инквизиторов.

В общем, если Сергей расскажет монаху о тайне Бароне (такой уж ли тайне?), ничего принципиально не изменится.

– Кто такие Древние? – спросил он, выделив слово интонацией. Чтобы сразу стало понятно, о чём речь.

Постное выражение лица отца Константина не изменилось. Он лишь сокрушённо вздохнул и закатил глаза, словно ожидал от Сергея более интересного вопроса. А тот о всяких глупостях спрашивает…

– Ты где-то от кого-то слышал фразу «Аз есьм Древний» или «Я есть Древний»? – спросил наконец отец Константин.

– Ага, – кивнул Сергей. Монах точно знает, о чём идёт речь!

– Это довольно забавная, относительно безобидная ересь, – равнодушно… нет, с лёгким едва заметным неодобрением пояснил бывший… или всё же действующий?… инквизитор. – Весьма в ходу у демонов, духов и прочей нечисти. И даже у некоторых ведьм, магов и чародеев. Увы, школы и академии магии – рассадники вольнодумства, и любая ересь приживается среди студентов-магиков очень хорошо, – он скорбно вздохнул и осуждающе покачал головой. – Суть в чём… Как тебе скорей всего известно, наш мир был создан Творцом, великой, могущественной и непознаваемой сущностью. Сотворив наше измерение и оставив его под опёкой богов, он убыл в неизвестном направлении, выдумывать и творить иные измерения. Шло время, боги повелевали людьми, и мир был дик и не обуздан, пока на него не пролился свет надежды Императора… – инквизитор осенил себя защитным жестом и немного помолчал. – Так вот, данная ересь утверждает, что всё это – ложь.

– О как… – хмыкнул Сергей. – Вот это поворот…

– Согласно еретическому лжеучению, наш мир создал вовсе не Творец, – продолжил инквизитор. – А некие могущественные и жутковатые сущности, преследующие известные лишь им одним цели. Называют их как правило Древние, хотя в ходу и иные имена. Со временем эти сущности то ли померли в некой катастрофе, то ли покинули наш мир. Но обещали вернуться. В общем, очередная сказочка, чтобы запудрить людям мозги, – пояснил монах и пренебрежительно махнул рукой. – Многие, особенно разные нечистые духи вроде Барона, в неё верят. Стоит им достигнуть определённого уровня сил или раскопать старинный могущественный артефакт, то всё, сразу начинают кричать, что они избранные, Древние и кто-то там ещё… – монах хохотнул. – Такие у них, прости Император, порядки и традиции. Получил высокий статус – сразу назовись Древним. Иначе не будут уважать. А по сути как были они нечистыми духами, врагами рода человеческого, так и остались.

Вот оно что, подумал Сергей. Древние – обычные дешёвые понты у всяких «Баронов». Как малиновые пиджаки у «новых русских» в девяностые. Хорошо, если так оно и есть. Прямо от сердца отлегло.

– А я вот не враг рода человеческого, – неожиданно заявила Машка. Девчонка, доев грибной супчик, всё это время молчала, как партизанка. Только внимательно слушала разговор взрослых дядь, да разгоняла тьму сиянием из неоновых глазёнок. – Хотя многим от меня изрядно досталось… но это были плохие дяди!

Монах перевёл взгляд на девочку и улыбнулся.

– Твои слова наполняют моё сердце радостью, дитя. Продолжай в том же духе, и однажды Император вознаградит тебя, как и других истинно верующих.

– А я не хочу верить в вашего Императора! Я его не знаю! – заявила Машка и показала инквизитору язык.

Сергею на секунду показалось, что у него сердце прихватило. Он незаметно легонько шлёпнул девчонку по бедру – дескать, что ты несёшь, доча? Не понимаешь, кто перед тобой сидит? Инквизиторы бывшими не бывают!

– Детской душе свойственно скороспелое суждение, – монах кротко опустил глаза. Он, к облегчению Сергея, не собирался карать девчонку за дерзкие слова. – Однажды ты поймёшь.

– А вас не смущает, что моё происхождение нечисто? – продолжала напирать девчонка. – Что я нечистый дух по вашим же понятиям?

Сергей отчаянно просигнализировал ей замолчать, уже довольно грубовато шлёпнув её. Да простит его Роскомнадзор… Но «Остапа» уже понесло…

– Не мы решаем, кем и как нам родится, дитя, – по-прежнему кротко отвечал монах. – Но в наших силах выбрать, кем мы станем.

– То есть я должна стать человеком? – не успокаивалась Машка, с вызовом глядя на дядю-инквизитора.

– Зачем же? Если твоё сердце откроется добрым делам и вере в Императора, этого будет вполне достаточно.

– Девочка перенервничала, девочка говорит глупости, девочке скоро пора сказать спокойной ночи, малыши, и идти спать, – Сергей, пытаясь улыбаться, зажал Машке рот. Та, возмущённо запищав, тяпнула его за костяные пальцы и лягнула в рёбра.

– Ничего страшного. Она ещё очень молода. Подрастёт – помёт. К слову о Древних, – монах снова перевёл взгляд на Сергея. – Возможно, за этой ересью всё же что-то стоит. Что-то, прячущееся в тени, и достойное самого пристального внимания и изучения, дабы минимизировать потенциальный вред.

Тон монаха изменился, стал более серьёзным. Сергей почувствовал себя неуютно.

– Да уж… эти самые Древние “понты” жуть какие таинственные, прямо как у Лавкрафта, – усмехнувшись, сказал “Тёмный лорд”. – Ктулху, Ньярлатхотеп, Шаб-Ниггурат, Йог-Сотхотх и прочая адская братва…

Он осёкся, поймав внимательный… даже напряжённый взгляд отца Константина!

– Откуда тебе известны эти имена, сын мой? – спокойно спросил он. Что-то в его голосе Сергею очень не понравилось.

– Да так… ничего особенного… в книге прочитал одной, – пояснил он, стараясь говорить спокойно и расслабленно. Хотя на душе скреблись кошки.

– Какой книге? – мягко продолжал допытываться инквизитор.

– Электронной… в интернете… – честно признался Сергей. – Кто-то выложил. Чтобы другие почитали. Это художественная литература, если что! Не религиозная. И не магическая. И даже не оккультная.

Некоторое время монах сверлил его пристальным взглядом. Затем устало вздохнул.

– Меньше читай подобных книг, сын мой. Даже художественных, – посоветовал он. – Крепче сон будет. Лучше почитай житие святого Луки…

Мысленно Сергей стукнул себя по лбу. Дебил! Надо же додуматься сыпать всякими непонятными словами перед инквизитором! Всё-таки ему повезло, и отец Константин оказался весьма добрым и снисходительным представителем профессии. Очень, Очень Добрым и Очень, Очень Снисходительным. Да ещё и в хорошем настроении. Улучшившимся после сожжения действительно опасных духов. А может у него просто энергия закончилась в бензобаке… или что там за топливо у инквизиторов. Вера? Праведный гнев?

– Я слышал, сын мой, что некто Конрад, известный как Тёмный лорд, в своё время очень интересовался легендами о Древних и проводил исследования в этом направлении, – пояснил инквизитор. – Если тебе вдруг удастся что-то найти из его наследия… что покажется тебе непонятным или даже ужасающим… обратись к брату Зульфусу, что проживает в Безнадёгинске. Он обладает исключительными познаниями в области древней истории и легенд. Он поможет тебе принять верное решение.

И снова Безнадёгинск. Который раз уже всплывает этот город. Все, ну просто все, от Баронов и инквизиторов до Речи, очень хотят, чтобы Сергей туда прогулялся. И брат Зульфус… знакомое имя… где он его уже слышал… Точно, его же Барон упоминал! Дознаватель Зульфус, работающий на конкурирующую организацию по словам Барона. Уж не на инквизицию ли случаем?

– Брат Зульфус… Он инквизитор? – спросил он. Святым отцам «Тёмный лорд» всё же не доверял до конца и опасался их. Одного более-менее адекватного в лице брата Константина он встретил, но на счёт остальных уверенность отсутствовала.

– Нет, он дознаватель, – монах покачал головой. – Помогает инквизиторам с расследованиями, собирает информацию и выполняет задания. Он надёжный честный человек и терпимо относится к духам. Пока те соблюдают приличия.

– Хорошо, спасибо за информацию, – кивнул Сергей. – Значит, дознаватель Зульфус… У него заодно спрошу и про Конрада, и про Древних.

Шло время. Машка постепенно восстановила силы, и пришла пора продолжить прерванный путь. Трус, Балбес и Бывалый за время перерыва слетали в известном им одним направлении и вернулись потучневшие, с лоснящимися боками и довольными сальными глазками. Похоже, оприходовали некого духа-бедолагу.

Прощались с отцом Константином очень тепло, словно старые друзья. Только Машка враждебно косилась на монаха и дулась. Инквизиторы ей Очень не нравились, хоть ты тресни!

– Это плохой дядя! – заявила девчонка, когда выжженная полянка инквизитора и её хозяин-отшельник осталась далеко позади. – Очень плохой.

– Он нам жизнь спас, – устало сказал Сергей, устало перебирая ногами. После пережитых приключений кости зудели по всему телу и плохо слушались. Кажется, он потратил слишком много энергии. И моральной и магической. Нужно побыстрее добраться до Башни колдовства и зарядиться. – А ещё кое-кого накормил супчиком.

– Это был невкусный супчик! – Машка скрестила ручки на груди.

– Кое-кто ел супчик плохого дяди так, что аж за ушами трещало.

– Неправда!

– Своими глазами видел. И ушами слышал… Громко чавкать – некрасиво.

– Всё равно дядя плохой, – настаивала девчонка. – От него веет… чем-то нехорошим! Чем-то бесконечно враждебным мне и миру духов! Хотя он утверждает обратное!

– Что поделать, он инквизитор, – вздохнул Сергей. – Они там в инквизиции руководствуются принципом “Лес рубят, щепки летят”. Мне такой подход, как и тебе, тоже не по душе. Но ведь инквизиторы охотятся на тебе подобных не потому, что они такие плохие и злобные. Вспомни тех лютых зверей, что за нами гнались совсем недавно. Именно из-за них у людей сложилось предвзятое отношение к большинству духов.

Машка недовольно засопела, не зная, что ответить на предъявленные аргументы. Духи по приказу Сергея улетели далеко вперёд, выискивая следы беглой Юльки. “Тёмный лорд” продолжал надеяться, что та не успела убежать далеко. Не хотелось бы блуждать за ней по всему миру духов. Или, что ещё хуже, обнаружить под кустиком её хладную обглоданную тушку.

– Знаешь, – обратился Сергей к Машке, задумчивая постукивая костяшкой по подбородку. – Я как-то давным-давно, когда был чуть старше тебя, читал одну книгу. Она мне тогда показалась очень страшной, но интересной. Я осилил её до конца. Там рассказывалось про инквизитора и его ученика. Ученик очень хотел сам стать инквизитором и бороться с демонами, колдунами и еретиками. Защищать род человеческий. Только ему не нравились методы инквизиции, казались ему неоправданно жестокими. Парень думал, что он-то, когда сам станет инквизитором, будет действовать намного гуманнее, легко отличать еретиков от обычных людей и карать только виновных. Однажды они с учителем нашли и сожгли колдуна, терроризировавшего целую деревню несколько лет. Перед смертью чародей успел наложить на своих убийц и выживших крестьян проклятье. Инквизитор и его ученик были защищены против подобного рода чар, а вот крестьян ждала участь много хуже смерти – медленное и мучительное превращение в живых мертвецов. Против порчи существовало лекарство, но находилось оно далеко в соседнем городе. Риск не успеть был слишком велик. Инквизитор принял решение – безболезненно убить всех крестьян, чтобы те не распространили заразу на другие деревни, тем самым уменьшив число жертв. Однако ученик воспротивился. Он считал, что за жизни людей надо бороться до последнего любой ценой. Инквизитор неожиданно легко уступил требованиям ученика, и они отправились за лекарством. Однако когда они вернулись через несколько дней, проклятье успело взять своё – все крестьяне превратились в живых мертвецов. Более того, они заразили несколько соседних деревень. Большинству несчастных лекарство бы уже не помогло – оно работало лишь на начальной стадии заражения. В наказание за мягкотелость инквизитор заставил своего ученика лично прикончить всех живых мертвецов. Уже много лет спустя ученик, сам ставший полноценным инквизитором, спросил у своего престарелого учителя – почему тот допустил подобный исход? Ведь опытный охотник на нечисть точно знал, что проклятье такого типа развивается в людских телах очень быстро. Они с учителем никак не успели бы с лекарством вовремя. Почему, почему он сознательно позволил тем несчастным крестьянам умереть? Старый инквизитор ответил, что всё это было частью обучения – пока ученик на собственном примере не познает горький вкус ошибок и их последствий, ему не стать полноценным инквизитором. И не понять простую истину – снисхождение и мягкосердечность ведут к ещё большим жертвам.

Машка молчала, отвернув от Сергея голову – ей явно неприятно было слушать подобные истории. Но в то же время и интересно, ведь она так и не попросила его замолчать.

Закончив рассказ, Сергей на секунду завис – он, хоть убей, не мог вспомнить название книги, в которых упоминались вышеописанные события. И кто автор? Перумов? Лукьяненко? Кто-то ещё? Из наших или западных? Память в тщетных попытках дать ответ каждый раз натыкается лишь на пустоту.

“Не старайся, – внезапно услышал Сергей знакомый голос прямо в голове. – Историю про инквизитора и ученика я только что тебе нашептал, а ты и не заметил. Хорошая история, одна из моих любимых в этом мире! В нашем техническим мире о ней не знают, а зря!”

Это же голос Тёмного “Я” из будущего! Сергей встал как вкопанный, поймав недоумевающий взгляд Машки. Как? Как этот гад сумел подложить ему свою волю?

“Да что ты так переживаешь? – снова прозвучал насмешливый голос. – Подумаешь, подбросил тебе пару хороших мыслишек. Ты же сам разрешил мне. Страх, сомнения, гнев отлично подтачивают твою оборону и открывают мне дорожку…”

“Ты завязывай с такими фокусами! – потребовал Сергей. – Не то…”

Он замялся. А не то что? Что он сделает невидимому собеседнику?

“Ладно, ладно, не горячись, – успокоил его “Тёмный”. – Я не собираюсь влиять на принятие тобой важных решений и что-то тебе внушать. Мне это не нужно, ха-ха. Но почему бы не подбрасывать периодически ценную информацию? Особенно если она поможет выжить”.

“Спасибо, не нужно, – отказался Сергей. – Как-нибудь сами. Чертям в аду помогай”.

“С моим характером, меня и из ада выпрут, – “Тёмный” весело хохотнул. – Буду чертей подкалывать и искушать”.

“Не выделывайся. Шкварчи себе на сковородке и песни пой. За хорошее поведение тебе даже форточку приоткроют”, – съязвил Сергей.

“Будем посмотреть, как говорил один переводчик…”

– Дядя Серёжа, – голос Машки долетел до него словно из другого мира. – Ты, похоже, погрузился в мир духов, уже находясь в мире духов. Новый уровень магии, я бы сказала.

– Ой, прости, – Сергей помотал головой, отгоняя морок. – Задумался.

Машка уже приготовилась съязвить, но не успела. Прямо из-под земли выскочили сверкающие золотом призрачные цепи и крепко обвили хрупкое тело девочки-духа! Та испуганно вскрикнула, дёрнулась – но цепи держали крепко. Сергей хотел было помочь ей, но точно такие же призрачные цепи обвились вокруг его ног, сковывая движения.

В сверкающем тумане впереди возникла тёмная человеческая фигура – вроде бы женская. Она вытянула в их сторону руку, вокруг её запястья соткался из воздуха призрачный золотой диск. По его поверхности по круговым орбитам скользило множество причудливых символов…

[1] Епитимья – церковное наказание, обычно посты и молитвы

0
← Предыдущая Глава Спасибо, что Вы с нами! Следующая Глава →

Оставьте комментарий

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля