Тёмный лорд ONLINE

Тёмный лорд ONLINE читать

ГЛАВА 10: Его Милость Барон

По мере приближения к пункту назначения окружающая обстановка постепенно менялась. Грибы стали больше и нажористей, на их стволах изредка появлялись человеческие лица и звериные морды одного цвета с ножкой, словно выросли прямо на ней. У маленьких грибов лица были детские, у больших – взрослые. Неподвижные. Вроде бы. Когда Сергей смотрел на них, хари точно были неподвижны. Но стоило отвести глаза, как боковое зрение начинало бить тревогу, фиксируя движение. Но как только он возвращал взгляд назад – лица и морды снова обретали неподвижность. И чёрта с два поймёшь, то ли игра воображения, то ли нет… Мох поднялся аж до колен и начал очень и очень активно шевелиться, пытаясь перебраться и закрепиться на ногах Сергея. То и дело приходилось нагибаться и отрывать приставучего паразита. На Машку мох так почему-то не реагировал. Видимо, предпочитал костлявых. Либо опасался обвинений в домогательствах к несовершеннолетним.

Духи и иные существа начали попадаться намного чаще. Но на Сергея и его попутчицу они практически не обращали внимания, двигаясь с ними в одном и том же направлении вдоль берега реки. Видать, все хотели на праздник к Барону побыстрее, чтобы занять лучшие места.

Один раз над головами пролетел огромный тучеообразный монстр. Сергей и Машка вовремя заметили приближение чудовища и спрятались от него под шляпкой большого гриба. Достаточно большого, чтобы их не заметили с неба. По идее зрение у монстра должно быть сродни орлиному, чтобы успешно замечать и ловить добычу. А уж с таким количеством глаз на пузе охотника шансы его жертв на спасание и вовсе стремятся к нулю… Монстр некоторое время обозревал окрестности, но, видимо, добычу так и не высмотрел. Рыпнулся было в сторону исполинской лунной лодочницы, но та, как оказалось, могла постоять за себя. Огромное весло пришло в движение, с гулом рассекая космическое пространство и оставляя за собой сверкающие завихрения. Получив божественным веслом промеж волосатых тентаклей, монстр с утробным рёвом, напоминающим вой грозового ветра, умчался за горизонт. Лунная лодочница, не меняя скорбного выражения лица, продолжила путь по небосводу, словно ничего и не произошло.

Пару раз над головой на небольшой высоте пролетело несколько весело хохочущих бабулек верхом на мётлах, ступах и другой домашней утвари. У всех в руках были связь-кристаллы, в которые ведьмы самозабвенно залипали. Настолько, что одна на полном ходу врезалась в ствол огромного гриба. Медленно сползла по липкой поверхности вниз, продолжая активно нащёлкивать по экрану когтистыми пальцами. Судя по азартному взгляду, она кажется вообще не заметила, что врезалась.

“Интернет появился в этом мире совсем недавно, а уже многих зазомбировал,” – с печалью в сердце подумал Сергей.

Дом Барона ограждала живая, очень высокая изгородь. В самом прямом смысле живая. Из живых разумных существ… точнее, духов. По сути это был забор из самой разнообразной нечисти, от упырей и русалок до таких представителей потусторонней фауны, каких Сергей даже бы в кошмарном сне не увидел. Самое интересное, все они были живы! И даже находились в сознании. Многие из них были сильно деформированы – спрессованы до состояния параллелепипедов и кубов, играя роль кирпичей в заборе. Но ни крови, ни кишок видно не было. Видимо, физиология духов позволяет вытворять со своим полуматериальным телом весьма интересные вещи. По крайней мере в текущем измерении.

Ох и шутник Барон, ох и затейник.

– Всё совсем плохо, мужик? – спросил Сергей одного из “кирпичей”. На лицевой стороне бедолаги как раз были расположены один глаз, нос и рот, что позволяло углубиться с их хозяином в культурный разговор. Или не очень культурный.

– Нет, всё великолепно, мать твою! – огрызнулся тот. – Я с самого детства мечтал работать в дружной, сплочённой команде. И вот моя мечта наконец-то осуществилась!

– Дядя, тебе сильно больно? – спросила любопытная Машка, тыкая “кирпич” в нос. До чего ж она любит совать свои пальцы, куда не следует.

– Доча, я не чувствую тела уже десять лет! – “кирпич” скосил глаз на девочку. – Я без понятия, испытываю ли я физическую боль или нет. Вот моральную – сколько угодно! Особенно когда какая-нибудь скотина решает опереться своей задницей о забор. Я же как раз на уровне поясницы…

– А за что Барон вас так всех? – полюбопытствовал Сергей. – Чем-то провинились?

– Кто как… – вздохнул “кирпич”. – В основном должники. Задолжали Барону круглую сумму, да в срок не успели отдать. Теперь вот кирпичами отрабатываем. Мы и физическая защита, и духовная. Наши астральные тела совместными силами генерируют мощное защитное поле, оберегающее усадьбу Барона от любых магических атака.

– Понятно… Крепись, мужик. Как вернусь, выпью за ваше здоровье, – пообещал “Тёмный лорд”. – И это… Тебе, конечно, тяжело, но бывают и ситуации намного хуже. По сравнению с которыми кирпич в заборе – не так уж страшно.

– Какие, например? – в голосе “кирпича” прозвучал откровенный скепсис.

– Ипотека на двадцать лет, – пояснил Сергей.

…На “контрольно-пропускном пункте” у высоких стрельчатых ворот в заборе образовалась небольшая очередь. Множество самых разнообразных существ и духов стремятся попасть на мероприятие, но строгая охрана заворачивала многих назад. Что было совсем неудивительно. Например, один из желающих попасть к барону напоминал огромного, размером со слона слизня. У него была человеческая голова, сочащаяся гноем и тоненькие ручки, которые он то и дело заламывал. Ещё он очень сильно потел. Пот его быстро трансформировался в весьма неприятные по запаху испарения, от которых стошнило даже благообразную чету пожилых некромантов.

– Я потомственный Слизняк дома Розовых Соплей! – возмущённо булькал он, разбрызгивая серо-розовый пот с трясущихся щёк. – Мой род на протяжении столетий поставлял дому барона только самые лучшие сопли и слизь, собранные вручную! С любовью к семейному делу с соблюдением вековых традиций и техник, проверенных временем! Почему я должен стоять в очереди???

Охрану на входе пламенная речь гостя не впечатлила. Возглавлял “контрольно пропускной пункт” мерзкого вида гуманоид, похожий на жабу в камзоле и с пышным жабо. Голос у него был мерзкий и квакающий, вдобавок он постоянно брызгался слюной при разговоре и тряс здоровущими бородавками.

– Правила едины для всех! – не менее яростно булькал он, разбрызгивая свои слюни по сторонам. – Перед Бароном все равны! Ни у кого нет преимуществ!

Ещё чуть-чуть и эти двое устроят мини-потоп, и свадьба накроется медным тазом. Особо впечатлительные гости даже упали в обморок. Сергей пригляделся к “жабу”, желая узнать, кто же он такой.

Дух-прислужник, уровень 21

Не домовой, ни дворовой, ни кто-либо ещё? Просто прислуга? Какое-то очень обобщённое название. Без конкретики. Так и должно быть? Есть какая-то особая причина?

Вопрос с благородным Слизнем кое-как разрешился. Тот, недовольно бурча под нос, обещая всех утопить в чане с соплями, уполз в конец очереди. А “жаб” тем временем переключился на новую жертву – жутковатого вида духа в образе скелета в элегантном чёрном платье. Судя по всему, женщину. Или когда-то бывшим ею. Скелет… скелетесса?… протянула духу-прислужнику пропуск в виде чёрной бумажки с руническими символами, но это не помогло ей.

– Вы слишком полны, леди, это против правил, – категорически заявил он, лишь мельком глянув на протянутый ему пропуск. – Похудейте!

– Но во мне только одни кости! – опечалилась “костлявая” дама. – Я второе десятилетие сижу на диете, и всё никак не могу попасть к Барону на приём!

– Сожалею, но правила есть правила, – проквакал “жаб”, вытирая свои слюни накрахмаленным платочком. – Общий вес тел гостей не может превышать ста килограмм, что указано на нашем сайте в интернете!

– Но мои кости весят меньше восьми килограмм! – возопила несчастная дама. – Я худела изо всех сил! За что такая несправедливость?!

– Сожалею, леди, но ничем не могу помочь, – “жаб” нервно оттянул пальцем воротник. – Учитывается общий вес как вашего физического, так и вашего астрального тела. Суммарный вес ваших тел превышает сто килограмм.

– Но почему? – воскликнула дама. – Почему моя душа так много весит? Средний вес души всего двадцать грамм![1]

– Не имею чести знать-с, – “жаб” развёл руками. – Рискну предположить, что вы… э-э-э… духовно богатая женщина. Гордитесь.

– У моей души просто кость широкая! – отчаянно простонала гостья, но жаба оставалась непреклонной.

Слуги увели рыдающую навзрыд “духовно богатую” леди.

“Интересно, на какую диету нужно сесть, чтобы похудело духовное тело? – подумал Сергей. – Перестать смотреть сериальчики и Дом-2? Переключится строго на канал “Культура”? Забросить детективы, лыры, литрпг, читать только библию и учебники по физике? А если читать литературу про спорт, душа будет не жирная, а накаченная?”

Вскоре подошла очередь Сергея и Машки. “Жаб” окинул новоприбывших таким недовольным взглядом, словно уже прикидывал, под каким предлогом вышвырнуть их.

– С кем имею честь говорить? – проквакал дух-прислужник, пуча на Сергея глазища. На близком расстоянии “Тёмный лорд” заметил, что внутри водянистых глаз “жаба” плавают какие точки с хвостиками. Приглядевшись, он понял, что это головастики!

Чуден и необычен ты, мир духов.

– Лорд. Тёмный лорд, – представился он. – Тёмный лорд Сергей.

– Ваше приглашение? – не моргнув глазом, спросил дух-прислужник и протянул Сергею склизкую лапку ладошкой вверх. На белой материи рукава с золотой запонкой, “Тёмный лорд” заметил несколько капель слизи. Как “жаб” ни старался выглядеть чисто и аккуратно, но его болотная природа брала своё.

– Мне назначено, – пояснил Сергей, игнорируя лапку.

– На сколько?

– На двенадцать часов. Я немного опоздал.

– Ничего себе немного! – воскликнул “жаб”. Он вынул из кармана исписанный блокнот и принялся изучать его содержимое. – Опоздали на целых двадцать минут! Заставили ждать самого Барона! Что вы себе позволяете? Посетители столетиями не могут попасть к нему на приём, стоят в очереди годами, а вы опаздывать себе позволяете!

Очередь духов за спиной зашумела, осуждая подобное легкомыслие.

“Если бы не русалки, монахи, дворовые и разные любопытные девочки я бы точно пришёл вовремя”, – подумал Сергей. Но отступать уже было поздно.

Тем временем “Жаб” нашёл новый повод придраться.

– Эта девочка с вами? – прислужник скосил глаза на Машку.

– Да, она моя служанка, – пояснил Сергей.

Машка окинула “жаба” таким важным взглядом, словно являлась как минимум прямой наследницей Тёмного лорда, а вовсе никакой не служанкой. Вернее, примазавшейся спутницей на птичьих правах.

Мимо «жаба» пролетело маленькое существо, похожее на помесь стрекозы и маленького пушистого котика. Стрекотали слюдяные крылышки, блестели сверкающие глазёнки, шевелились вибриссы и уши… дух-прислужник, не отрывая взгляда от Сергея, распахнул пасть, длинный язык мелькнул в воздухе розовой лентой, впился в маленького духа и утянул его прямо в глотку. Бедолага даже не успел пикнуть.

По горлу «жаба» от подбородка до основания шеи прошёлся комок, проталкивая добычу в желудок по пищеводу. Мысленно Сергей брезгливо скривился. Проглотил даже не жуя, зараза! Очередь отреагировала на выходку секьюрити… никак. Полное равнодушие. Словно здесь подобные выходки в порядке вещей.

– Осознаёте ли вы, что с вами будет, если ваша слуга совершит нечто… неприемлемое в сей обители? – равнодушно поинтересовался дух-прислужник, облизывая длинным языком губы и даже глаза.

Более чем ясный намёк.

Сергей повернулся к своей мелкой спутнице. У него возникла идея, как минимизировать возможные проблемы от наглой шпенди.

– Поклянись мне в верности, – потребовал он. – Присягни искренно от чистого сердца.

– А? Чего? Зачем? – Машка вытаращила на него свои огромные сверкающие глазищи. – Зачем присягать?

– Мне так будет спокойнее, – пояснил Сергей.

– Я не хочу никому присягать, – буркнула девчонка, скосив глаза на землю. – Никогда никому не присягала.

– Тогда прости, но с собой себя не возьму, – отрезал Сергей. – Жди снаружи.

– Бяка ты! – фыркнула Машка, резко дёрнув головой. Из её глаз вылетел сноп искр – то ли слёзы, то ли визуализированный гнев. Кто ж этих духов разберёт.

В очереди послышались недовольные крики и даже рёв. «Ждунам» явно не нравилось, что продвижение застопорилось. Прозвучали угрозы и даже проклятия. Машка, помявшись, таки неохотно произнесла:

– Ладно… так и быть… присягаю тебе на верность, Серёжа… зараза ты такая.

У вас новый последователь! Текущее число последователей 326

Похоже, Машка была серьёзна в своих намерениях. Интерфейс расценил её клятву как искреннюю.

– Мы готовы, – сообщил Сергей духу-прислужнику.

– Идёмте, лорд, я провожу вас к Барону, – сказал «жаб» и, обратившись к одному из духов-стражников, попросил подменить себя на время отсутствия.

Особняк Барона напоминает старинное готическое здание с высокими шпилями, острыми деталями и изгибами, формируя некую особую зловещую атмосферу мрачности и таинственности. У Сергея возникло странное ощущение, что если долго смотреть на здание, можно уколоть глаз. Настолько строение выглядит колючим и негостеприимным. Каменные морды на фасаде пристально следят за гостями, их глазные яблоки с едва различимым скрипом поворачиваются в орбитах. Вниз изредка сыпется каменная крошка.

А гостей на лужайке перед домом много и все настолько не похожи друг на друга, что глаза разбегаются. Просто целый зоопарк чудиков прямиком из «Звёздных войн», фильмов от «Марвел», мифов Древней Греции, Скандинавии и прочего народного фольклора. Тут тебе и сатиры с фавнами, и жуткие люди со змеиными хвостами вместо ног, и привидения со скелетами, и утончённые господа с длинными клыками. И даже парочка великанов есть! Несмотря на такое видовое разнообразие и разницу в пищевых предпочтениях, ведут гости себя очень прилично и культурно. Ходят между столами с едой, разговаривают, общаются, словно на какой-нибудь человеческой светской богемной тусовке. Хотя многие бросают друг на друга откровенно злобные взгляды, даже местами людоедские. Лишь грозное имя хозяина этих земель да страх перед его гневом удерживает их в рамках приличий.

Грибы и мох исчезли сразу же, как только Сергей ступил на внутреннюю территорию поместья. Никаких тебе растений-паразитов, только аккуратно подстриженная зелёная лужайка… нет, никакая не лужайка, а целый парк с аллеями, деревьями и подстриженными кустиками. Красота. Везде стоят столы с едой и напитками, повсюду носятся слуги, а духи-гости вальяжно прогуливаются по аллеям, развлекая себя светской беседой. Островок спокойствия и порядка посреди океана хаоса потустороннего мира.

Еды и напитков очень много, выглядят они вполне цивильно, привычно для взгляда Сергея. Жареные поросята, фазаны, куры, нарезки, салаты, фрукты, виски, вина, ликёры и многое другое. Никаких тебе экзотических продуктов вроде человеческих глаз или печёнки. Всё-таки общество духов при всей своей дикости и необузданности не является злом воплоти, хотя и явно недолюбливает людей и мир живых. Впрочем, те отвечают им по большей части взаимностью.

Тот тут, то там снуют духи-прислужники в чёрных ливреях, сверкая золотым шитьём. В руках держат подносы с едой и напитками. И если духи с физиологией, похожей на человеческую, особых проблем не испытывают, то их сородичам с… нестандартной формой тела приходится несладко. Вот, например, дух, похожий на огромного таракана, или дух, являющийся по сути огромным комком слизи. Ливрея на них смотрится, мягко говоря, комично. Но нет, терпят, даже не думают снять с себя мешающие тряпки. Тут явно угадывается воля хозяина – всё слуги обязательно должны быть одеты по форме! Ибо престиж!

На возвышении несколько десяток духов играют на музыкальных инструментах, в основном струнных и духовых, необычных для Сергея конструкций. Видимо, местные аналоги скрипок, контрабасов и тромбонов. Музыка чем-то отдалённо напоминает «Реквием» Моцарта – такая же тревожная, мрачная и трагичная.

Чувствуется, что Барон – не уроженец мира духов, а бывший человек. Многие привычки и порядки из человеческого общества он перенёс в своё новое место обитания. Не особо поинтересовавшись мнением коренных духов.

На ливреях Сергей заметил символ – очень похожий на знак, украшавший плащи «Кривых когтей», птицу на фоне косого креста. Это же герб де Биль! Что он делает у слуг Барона?

Полученная информация заставила разум Сергея генерировать весьма интересные теории насчёт происхождения хозяина здешних мест.

– Сэр, не желаете ли вина? – спросил один из лакеев, поравнявшись с ним. В руках слуга держит поднос с целой пирамидой из хрустальных бокалов к красным вином. Двигается дух-прислужник так мягко и аккуратно, по-кошачьи, словно летит невысоко над землёй, что жидкость практически не шевелится. Лишь слабая рябь изредка пробегает по её поверхности.

Вот она, наглядная разница между физиологией духов и людей. Права была баба Фёкла. Эти существа во всём превосходят человечество. Если бы боги не ввели определённые правила и ограничения… как знать, на что походил бы сейчас мир.

– Нет, спасибо, – отказался Сергей, покачав головой. Он крепко запомнил один из главных советов ведьмы – никогда и ни за что, ни под каким предлогом ничего не есть и не пить в мире духов. Даже если очень хочется. Съешь хотя бы маленький кусочек – пропадёшь.

– Не задерживаемся, – недовольно буркнул топающий впереди «жаб». – И без того опоздали. Барон будет в ярости, ой в ярости…

Машка с большим любопытством вертела головой по сторонам. Глаза у неё были восхищённые, как у кошки, вокруг которой водили хоровод с десяток новогодних ёлок. Выросшая в лесу девочка впервые видела подобное великолепие и столько высокородных, приближённых к самому Барону духов в одном месте.

– А это что? А это зачем? А почему? – то и дело задавала она вопросы, тыркая Сергея под локоть. Задавала шёпотом, поэтому строгий «жаб», у которого явно были проблемы со слухом, не одёргивал её.

«Тёмный лорд» кое-как отвечал в меру своих сил. Знания его, по большей части ограничивались парочкой статей из интернета, да отечественными и зарубежными фильмами и сериалами. Но Машке хватало. Её знания так и вовсе стремились к нулю. Например, она не знала, что такое столовые приборы и думала, что вино – это такой сок. Типа ягодного.

– Нет, нет и ещё раз нет! – строго сказал ей Сергей, когда непоседа протянула ручонки к бокалам с алкоголем. – Ты ещё слишком маленькая! Для тебя это пока что яд!

– А пасяму? – спросила Машка, глядя на него огромными голубыми глазищами.

– Потому, – дал Сергей самый универсальный ответ на любые детские вопросы. – Вырастешь – поймёшь.

– Я хатсю посмотреть на невесту, – Машка оглядывалась по сторонам, надув губки. – Где она?

Вот же угораздило взять ему с собой малявку! Теперь он не просто Тёмный лорд, а Тёмный лорд детского сада…

Внутри особняк Барона точно такой же как и снаружи – тёмный, мрачный, с гнетущей атмосферой. Словно дизайнером помещений пригласили Тима Бёртона. Стены нависают, словно надгробные плиты, а высокие потолки теряются в полумраке. Окна скрыты портьерами из тяжёлой ткани, не пропуская в помещение ни единого лучика. Единственные источники света – редкие подсвечники да люстры. Их не особо много и большая часть комнат и коридоров утопает в полумраке. Из темноты иногда доносятся шорох и странные звуки, однако при приближении оказывается, что там никого нет.

Один раз он услышал странный шепоток, донёсшийся до него, словно из-за стены. То ли там находился потайной ход, то ли невидимые собеседники общались, находясь прямо внутри кладки.

– Альп вернулся… – говорил один голос.

– Барон в курсе? – ответил ему другой.

– Нет… Он будет в ярости…

– Говорят, Альп куда больше верен своему старому господину из Альрии…

– Его старый господин сгинул много лет назад… ни слуха, ни духу о нём…

Сергей приблизился к подозрительной стене, из-за которой доносились голоса, но при его приближении те практически сразу стихли.

Несколько раз ему попадались большие, во всю стену портреты высокого бородатого мужика. На его одежде или доспехах, на вид весьма дорогих, неизменно красуется герб в виде птицы на фоне косого креста. Взгляд у него крайне суровый и жгучий, словно прямо сейчас прикажет отправить тебя на конюшню и всыпать плетей так сто. Для разогрева. Окладистая борода и густые брови отлично дополняют образ властного помещика-самодура.

Однозначно Барон. Собственной персоной. По крайней мере – его человеческий облик при жизни. В образе духа Сергею не попалось ни одного портрета. Может, после смерти он сохранил подобие физической оболочки?

– Прошу сюда, – чопорно проквакал «жаб», приоткрывая створки высокой двери, охраняемой двумя дюжими упырями в доспехах. Лицо Сергея обдал сильный сквозняк, словно в следующем помещении настежь распахнули окна, а до слуха донёсся гул приглушённых голосов.

Он оказался в зале, чьи стены полностью скрыты гобеленами с гербом де Биль. Горит несколько каминов, наполняя помещение теплом и уютом… ладно, просто теплом, уют развеивается практически сразу из-за мрачной и тяжёлой атмосферы. Вдоль стен выстроились вычурно и богато одетые духи. Видимо, наиболее приближённые к Барону чиновники и члены его семьи.

В центре зала на возвышении стоит огромный дубовый трон с красивой резьбой на спинке и подлокотниках в виде разномастных птиц. На нём сидит огромный – не менее трёх с половиной метров! – дух, похожий на нечто среднее между человеком, медведем и деревом. Общими очертаниями больше похож на человека, очень мощного и широкого, одетого в долгополую, как у древнерусских бояр, шубу. В её длинных рукавах разрезы, через них выглядывают руки… нет, скорее медвежьи лапы с когтями, покрытые короткой грубой шестью. Мелкий дух, похожий на миниатюрного человечка со стрекозиными крыльями, как раз напряжённо, высунув язык, обрабатывает один из оттопыренных когтей напильником. Из-под подола шубы выглядывают уже самые настоящие медвежьи лапы с когтями, над ними напильником трудится ещё один дух. Шею Барона согревает пушистый воротник, похожий на лисий хвост. Довольно большой воротник, его былая хозяйка-лисичка при жизни явно могла загрызть белого медведя. А то и двух. Лицом Барон похож на свои портреты, только кожа его больше напоминает древесную потрескавшуюся кору, а борода, брови и усы – жёсткие прутья. Волосы на голове чуть тоньше, чем на других участках лица, очень длинные и зачёсаны назад, падают Барону куда-то за спину. Ещё одна немаловажная деталь – веки. Они у Барона, прямо как у Вия, огромные, длинные и опускаются аж до усов, почти касаясь их. Третий слуга-дух намазывает сухую кожу лица Барона некой белой субстанцией из баночки.

Хозяин здешних земель сидит, подперев щёку кулаком. Грудь его размерено поднимается и опускается в такт тяжёлому дыханию – слышно аж у самого входа в зал. Возможно, он спит? Тогда почему его никто не разбудит? Вон сколько народа кругом. Только все духи какие-то напряжённые. Стоят на месте по стойке смирно и преданно едят глазами своего лорда. Только периодически по залу пробегает едва уловимый шепоток.

Перед троном лицом к Барону стоит ещё один дух, одетый в нечто напоминающее военный парадный мундир. Похож на человека с бульдожьей головой. Он что-то быстро говорит на неизвестном Сергею языке, больше смахивающим на тявканье, его щёки трясутся, роняя на пол одну за другой нити слюны. Белые, словно сахар, клыки обнажены – дух-песьеголовый чем-то очень недоволен.

«Жаб», просив почтительный взгляд на Барона, подошёл к притаившемуся у входа церемониймейстеру и что-то тихо проквакал ему. Тот, прокашлявшись, громко, на весь зал объявил:

– Тёмный лорд Сергей прибыл! Земли, владения, занимаемые должности и титулы отсутствуют!

Придворные, все как один, повернули головы в сторону входа. Десятки, сотни взглядов скрестились на Сергее, безошибочно вычислив в нём гостя. Даже песьеголовый прекратил тявкать и обернулся, заинтригованный внезапным объявлением. «Тёмный лорд» почувствовал себя неуютно под таким пристальным вниманием. Кроме того, здесь все одеты нарядно, при полном параде, а он, как говорится, с голым тазом пришёл. Не “по-лордьи” как-то.

Барон недовольно всхрапнул – скорей всего он таки спал – и поёрзал на троне. Три крылатых духа-прислужника отлетели в стороны, опасаясь, как бы гигант не зашиб их.

Барон наморил кожу лица, отчего та пошла глубокими трещинами, из-под пор брызнул сок, похожий на древесный, и потёк вниз, щедро орошая бороду и усы.

– Поднимите мне веки, собачьи дети! – прохрипел он. Его хриплый, булькающий голос больше напоминает грохот камней, срывающихся с водопада в окружении белой пены. Пена тоже не замедлила появиться – засочилась тонкой струйкой из уголка рта, каплями из утробы вылетела наружу и оросила пол перед троном. Значительная часть её угодила на песьеголовца, забрызгав его парадный мундир. Дух сначала покраснел, потом побледнел, явно не ожидав такой реакции на свою речь.

Крылатые слуги притащили необычного вида шесты с рогатками на конце. Подцепив веки своего господина, они, натужно махая крылышками, закинули эти куски одеревеневшей плоти Барону на макушку.

Налитые кровью глаза, огромные, размером с кулак заворочались в орбитах с оглушительным скрипом. Словно деревом изо всех сил тёрли по дереву. У всех придворных разом перекосило лица – звуки были крайне отвратительны. И только Сергей перенёс испытание с как обычно равнодушным выражением лица. Он не испытывал отрицательных эмоций от неприятных звуков – одно из преимуществ нового тела.

Крылатые прислужники поспешили закапать Барону в глаза целебные капли из огромных пипеток размеров с человеческие пальцы. Правитель повращал глазами в орбитах, размазывая жидкость по всем окружностям.

– Что за дерьмо… – проворчал он, с недовольной рожей оглядев собравшихся. – Я опять заснул? Почему никто не разбудил?

Придворные постарались стать как можно более невидимыми и неслышимыми, прятались друг другу за спины, пытались вжаться в стены. Суровый взгляд Барона скользил по их рядам, заставляя придворных каждый раз вздрагивать, если глаза хозяина задерживались на ком-либо.

– Милорд, – один из крылатых служек подлетел к Брону поближе и пропищал в волосатое ухо. – Если вас разбудить, вы гневаетесь вельми. В рыло можете нещадно заехать. Али ещё в какое мягкое место. Люди опасаются…

– Опасаются они… ишь! – фыркнул Барон, ёрзая на троне. Когти случайно вонзились в подлокотник, оставив в нём длинные и глубокие царапины. Придётся менять трон на новый? Или в мире духов само всё восстановится и зарастёт? – Принеси что-нибудь горло промочить.

Сергей в очередной раз убедился в истинности слов бабы Фёклы. Попасть в мир духов относительно легко. А вот выбраться – уже намного труднее. Место это крайне опасное и непредсказуемое. Вон, даже местные высокопоставленные духи-придворные как дрожат, боятся слово вымолвить против рассерженного господина.

Духи притащили Барону здоровый, размером с кастрюльку, металлический кубок с вином. Лорд жадно приник к нему, словно жаждущий путник в пустыне к оазису. Вино частично пролилось на бороду, смешавшись с целебной мазью и пеной. Придворные и Сергей заворожено наблюдали за процессом.

– Этот дурацкий мир духов, – с отвращением произнёс Барон, оторвавшись от кубка. – Здесь всё фальшивое. Ненастоящее. Подделка. Не вино, а ослиная моча.

– Милорд, простите мою дерзость, это эталонное вино из элитных сортов винограда, собранное на склонах Рифагорских гор… – начал было крылатый служка, но Барон жестом прервал его.

– Да знаю я, как называется эта моча, – прорычал он и опрокинул кубок себе в рот, залпом поглотив оставшееся содержимое. – Рифагорское или ещё какое… в мире духов всё портится! Истлевает. Становится прозрачным. Призрачным. Подобием жизни. Всё не то… всё тлен… Налейте ещё! И побольше!

Дух-псоглавец, о котором все успели забыть и который по-прежнему стоял перед троном, осторожно тявкнул, осмелившись привлечь к себе внимание. Барон посмотрел на него так, словно впервые видел.

– Да что ты говоришь? – иронично воскликнул лорд и скрипуче рассмеялся. – И что твои хозяева от меня… ха-ха… требуют?

Псоглавец, немного приободрившись, выдал целую тираду из гавканья, поскуливания и рычания.

Барон слушал, слушал, не перебивая… а потом как запрокинул голову, да как затрясся всем телом в приступе дикого хохота! Придворные подобострастно захихикали следом. Причём Сергею показалось, что многие даже не понимали причину веселья. Впрочем, это нормально.

Барон прекратил смеяться так же внезапно, как и начал.

– Серьёзно? – он насмешливо посмотрел на псоглавца. Тот сильно покраснел, то ли от стыда, то ли от гнева. Сергей даже издалека со спины заметил, как побагровела его кожа, благо шерсти на голове у духа почти не было. – Значит, вот как твои хозяева заговорили… Изумрудную долину им отдать, ага…

Интонация Барона изменилась. Исчезли сварливые нотки, голос звучал практически спокойно. Но одновременно с этим в помещении словно стало значительно темнее, хотя свечи и камины продолжали гореть.

– Ты совсем не отдаёшь себе отчёт, с Кем разговариваешь, – сообщил духу-пёсьеголовому Барон. – И твои хозяева явно тоже не осознают… Передай им… а нет, не стоит. Вы там думаете, что я просто одряхлевший самодур, маринующийся на троне. Давай, я прямо сейчас наглядно покажу…

Барон широко распахнул рот, демонстрируя ряды острейших клыков. Одеревеневшая кожа на щеках треснула, разрывы добрались аж до ушей, демонстрируя жуткий баронский оскал во всей красе. Глубоко в глотке Барона что-то заклокотало, заворочалось, и оттуда на свет показалась… ещё одна пасть с длиннющими клыками! Чужой нервно курит в тихом уголке космоса. Выглядит пасть очень необычно, по цвету темнее, чем обычное мясо, и при этом имеет в некоторых местах годичные кольца, как у деревьев! Словно живую плоть и древесину слили в нечто единое.

В помещении послышались испуганные крики, кто-то даже сиганул в окно, а особо бесплотные сущности утекли сквозь стены. Одна нематериальная дама так и вовсе упала в обморок и провалилась прямо сквозь пол. Похоже, баронский фокус показался перебором даже для ко всему привычных духов.

Дополнительная пасть, словно на дрожжах, начала стремительно увеличиваться в размерах. Верхняя часть головы Барона отделилась от нижней челюсти и под давлением растущей древоплоти поднялась высоко над туловищем. На лице лорда по-прежнему оставалось насмешливое выражение. Он явно наслаждался реакцией посетителей и придворных.

Псоглавец, испуганно завизжав, развернулся и бросился в сторону выхода.

– Бежа-а-а-ать взду-у-у-умал, пё-ё-ё-ёсик? Охо-хо-хо-хо… – растягивая слова, произнёс Барон. Голос его изменился, стал медленным и более тягучим, словно болотная жижа. – Не уйдё-ё-ё-ёшь…

Из дополнительной пасти с клокотанием показалась… ещё одна пасть. А из неё вылезла третья… а из третьей четвёртая… Сергей очень быстро сбился со счёта. Пасти Барона вместе напоминали уже скорее огромное щупальце с кучей зубов, торчащее из горла и груди Барона. Туловище его под напором древоплоти разломилось надвое, лицо отломилось от головы и съехало куда-то на самый кончик «щупальца», ближе к передним зубам. Руками Барон крепко-прикрепко вцепился в подлокотники кресла-трона, удерживая огромную древомассу в равновесии. Кресло оказалось мало того, что очень крепким, так, по-видимому, ещё и было прикручено к полу. Конструкция скрипела, дрожала, но не падала.

Судя по довольному выражению лица Барона, он наслаждался происходящим.

Устремившись за псоглавцем, «щупальце» настигло его у самого выхода. Беглец, тяжело дыша, уже распахнул створки, как сзади его накрыла огромная зубастая тень. Щёлк! – клацнули зубы и бедолага скрылся в бездонной утробе. Короткий визг быстро сменился монотонным похрустыванием и чавканьем.

Сергей стоял рядом с дверью, очень близко к «щупальцу», вжавшись в стену. Всё произошло так быстро, что он просто не успел ничего предпринять, кроме как прильнуть к холодному камню стены.

Глаза на лице Барона со скрипом повернулись в сторону Сергея. «Тёмному лорду» показалось, что сердце его вытекло из грудной клетки на пол. А нет, это Трус, Балбес и Бывалый, прятавшиеся всё это время в грудине хозяина, от ужаса слились в однородную аморфную массу и решили притвориться холодцом из эктоплазмы.

Некоторое время Барон с постным выражением разглядывал Сергея, словно над чем-то раздумывал. Затем «щупальце» из клыкастых пастей со скрипом и скрежетом втянулось обратно в тело Барона. Половинки его туловища срослись обратно, как ни в чём не бывало. Разделённая на три части голова тоже соединилась и вернулась на подобающее ей место. Ухмыльнувшись, целёхонький Барон закинул ногу на ногу и принялся ковыряться в зубах острым когтем.

Среди придворных и гостей, тех, кто не разбежался, дрожали ещё два псоглавца в мундирах. Видимо, коллеги-послы скушанного бедолаги.

– Запомните, щенки, – обратился к ним Барон. – Я есть Древний. Так и передайте вашим хозяевам. Если будут и дальше гнуть свою линию – сожру всех вместе с блохами. Всё ясно?

Древний? Сергей глубоко задумался. Это явно не прилагательное. Скорее существительное, имя собственное. Что скроется за этим словом? Прозвучало весьма зловеще и угрожающе.

Испуганно поскуливая, псоглавцы, провожаемые насмешливыми взглядами Барона и его лизоблюдов, покинули залу.

– Так, где этот сукин сын, который Тёмный лорд? – рявкнул Барон и поднял с пола железный кубок. – Почему он опоздал? Почему у меня вино кончилось, и никто не подлил?

[1] Данное предположение основано на экспериментах доктора Дункана МакДугалла, взвешивавшего умирающих до и сразу после смерти. Датчики неизменно фиксировали снижение масса тел в среднем на двадцать граммов.

0
← Предыдущая Глава Спасибо, что Вы с нами! Следующая Глава →

Оставьте комментарий

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля