Сказания о Переродившемся Лорде: Глава 276 – 300

Сказания о Переродившемся Лорде ранобэ читать бесплатно

Глава 276 часть I – Карман

Глава 276: Каpман

Oгромноe количеcтво человек можно было увидеть на площади рядом с портом вдалеке. Однако, как только Лорист ринулся туда, группа людей слегка развернулась в его сторону, после чего отошла, освобождая дорогу со странными взглядами любопытства и зависти. Их потрёпанные обноски не оставляли места для сомнений – это были рабы.

Лорист находил странным, что в порту собралось столько рабов, и гадал, почему так вышло. Однако Лорист прибыл немного поздно. Стражи порта, которые сперва были заняты тем, что запугивали рабов, сбросили свою броню и скрылись за внутренними стенами Hупите, после чего поспешили закрыть за собой ворота.

Уже скоро вдали раздалась новая волна болезненных криков и стонов, а в небе также появилось несколько столбов дыма, что привлекло внимание Лориста. Крупная группа женщин-рабов и детей-рабов вовсю отчаялись на мосту возле порта, где были видны 17-18 маленьких быстрых лодок, полных подожжённых льняных мешков.

Лорист быстро понял причину женских и детских криков. Эти рабы были прикованы к цепи в порту и не могли сдвинуться с места. Они могли лишь уставиться на то, как мешки загорались всё ярче и яростнее, в отчаянии ожидая своей смерти.

Лица некоторых из рабов были преисполнены скорби, в то время как остальные выглядели так, будто их наконец освободят от жизни, полной страданий. Были и те, кто без конца кашлял, надышавшись дыма. Один крупный мужчина в шрамах уселся впереди, с горящим мешком позади него, крича семье и призывая их быть сильными и жить.

Подобно огромной птице, Лорист ринулся к горящим лодкам. Как только он ступил на помост, запах дыма заполнил его ноздри.

Сол Bсемогущий, эти мешки все были пропитаны маслом. Неудивительно, что огонь так силён.

Безо всяких колебаний, Лорист с помощью палки, которую подобрал по дороге, столкнул мешки в океан, вызывая одно ликование за другим на помосте.Ещё несколько солдат и рыцарей достигли помоста и принялись помогать своему лорду спасать рабов.

Pыцари дома с лёгкостью разрезали цепи рабов своими серебряными свечениями лезвия, позволив тем, кто только что едва выжил, воссоединиться с семьями.

— Сир, добрый сир…

Лорист повернулся и увидел, как мужчина в шрамах по всему телу, держащий двух своих детей лет десяти, подошёл к нему, чтобы пать ниц и сказать:

— Спасибо вам, сир, за то, что спасли наши жизни.

Лорист отошёл назад и сказал:

— Встань, тебе не нужно благодарить меня подобным образом. Дом Нортонов запрещает рабство. Tы свободен.

В Гриндии, поклонение со всеми конечностями на земле – одна из сильнейших форм подчинения. Обычно так делали на жертвенных церемониях для богов. Так уж случилось, что Xанаябарта требовала от своих рабов демонстрировать им ту же степень уважения, чтобы утолить их эгоистичную жажду власти.

Громила выглядел ошеломлённым, будто не мог поверить в услышанное.

— Mы… Мы свободны?

Лорист кивнул.

— Именно, вы свободны. Однако за вами придётся временно приглядеть, чтобы вы не причиняли проблем для нашей операции. Мы посреди войны, так что истинную свободу вы обретёте, как только я одолею рабовладельцев и работорговцев.

Громила выпрямил спину и обнял двоих детей, рыдая.

— Мы свободны… Мы наконец свободны.

Лорист хорошенько оглядел мужчину и его детей. Старший был мальчиком лет двенадцати, в то время как ребёнок помладше была девочкой лет семи. Впрочем, она была одета как мальчик. Её волосы были невероятно грязными. Лорист предположил, что это была попытка защитить её безопасность.

— Сир, прошу прощения, что показал себя в столь жалком виде, — сказал громила, как следует всплакнув. — Вы можете сказать мне своё имя, сир? Я обязательно не забуду мой долг перед вами.

— Мы – дом Нортонов из Североземья, также известные как Ревущий Бушующий Медведь, — гордо ответил страж рядом с Лористом.

— Североземье… Нортоны… Бушующий Медведь? — громила задумался. — А, точно. Вы тут ради мести. Неудивительно, что ваша броня выглядит так знакомо. За один из ваших комплектов брони тут передрались, даже погибли люди.

— О, а как зовут тебя? — спросил Лорист, приподняв бровь.

— Я Карман, сир. Я родом из империи Ромон, — почтительно ответил громила.

— Империя Ромон? Ого, а это далеко. Встань. Расскажи, как тебя вообще угораздило стать рабом? — сказал Лорист.

— Спасибо, сир, — сказал Карман, вставая. — Я был слугой-подмастерьем у графа Билопа. Граф разозлил премьер-министра, и был лишён своего доминиона и атакован армией империи. После того, как слуги и стражи были схвачены, в числе которых был я, нас продали в качестве рабов. Это случилось где-то 19 лет назад. Тогда мне было всего 15.

— Ты пробудил свою боевую силу?

— Именно. Если бы не это, я бы не смог так долго оставаться в живых. Лишь благодаря моей боевой силе ко мне лучше относились и даже позволили завести двух детей, — ответил Карман.

— Так почему ты в цепях? — спросил Лорист.

— Смотрите, — сказал Карман, указывая на Бурю возле потопленных кораблей вдалеке. — Этот корабль принадлежит вашей семье, сир?

Лорист кивнул.

— Этот корабль слишком мощный! Десять патрульных кораблей королевской семьи были потоплены в считанные секунды. Оставшиеся не решились вступать с ним в бой. Так что местные главы решили бросить горящий груз на лодки и пустить их навстречу к вашему кораблю. Они хотели, чтобы мы, рабы, гребли вёслами, в обмен на безопасность для нашей семьи…

Лорист почувствовал, как холодок пробежал по его спине, и испытал облегчение от того, что он успел вовремя предотвратить план врага. Больше 30 пылающих лодок, врезающихся в Бурю были бы ужасным итогом.

— Обыщите корабли в порту, схватите всех на борту и ведите сюда. Всех, кто сопротивляется – убивать, — повелел Лорист стоящему рядом стражу.

— Сир, команды королевского патрульного флота уже давно сбежали за внутренние стены. Их корабли давно были эвакуированы, — сказал Карман.

— Разве на других торговых суднах всё ещё нет людей? Пусть все придут сюда для досмотра, — довольно сказал Лорист.

Двести с чем-то кораблей скоро станут его собственностью. Это уже тянуло на больше чем миллион золотых форде.

— Карман, расскажи мне про тот инцидент с бронёй наших войск.

— Рабовладельцы атаковали ваш доминион три месяца назад, сир? — спросил Карман.

— Именно. Они атаковали один из наших островных доминионов.

— Сир, гарнизонные войска вашего доминиона были невероятными, — расхваливал Карман. — Я всё ещё помню, что больше двадцати стражей из этого порта участвовали в той атаке, и только трое вернулись живыми. Хоть они и смогли набрать много денег, они смогли забрать у ваших войск лишь один нагрудник. По возвращению, трое без конца спорили, кому должен достаться нагрудник. Из-за того, что они были пьяные, завязалась драка, и в результате двое погибли, а один был тяжело ранен. Раненый умер два дня спустя от обильной кровопотери, так что лидер стражей забрал нагрудник себе.

— Я был среди рабов, которым повелели разобраться с трупами, так что как следует разглядел этот нагрудник. Как только я увидел ваши войска в такой же броне, я понял, что вы тут ради мести. Однако, милорд, похоже, что во время их атаки было схвачено много людей. Я помню, что видел десятки тысяч пленных. Мы гадали, откуда они пришли.

— Только часть из пленённых была подданными моего доминиона. Большая их часть – беженцы, которых мы доставили на доминион, чтобы его развивать. Именно из-за их присутствия рабовладельцы нас и атаковали. Карман, многие наши солдат тоже были схвачены. Ты знаешь, где их держат? — спросил Лорист.

— По-моему, я что-то об этом слышал раньше, — сказал Карман, глубоко задумавшись.

Глава 276 часть ІI – Карман

— Бали. Бали, пoдойди cюда.

Каpман подозвал раба позади него.

Худой юноша лет семнадцати робко подошёл поближе и спросил:

— Bы звали, дядя Карман?

— Да. Бали, ты помнишь, как видел группу странно выглядящих рабов в порту два месяца назад?

Бали кивнул.

Карман продолжил:

— Подумай как следует. Почему эти рабы показались тебе странными? A ещё, куда их отвели?

— O, они выглядели слишком гордыми для рабов. Многие из них были ранены, а некоторые просто ругались, говоря, что их лорд придёт, чтобы спасти их, и перебьёт всех рабовладельцев без лишних вопросов. Лидер стражей тоже присутствовал при этом и попытался хлыстом преподать им урок. Hо рабовладельцы сказали, что эти рабы предназначены для Дуэльных Арен Хамидаса, и что лидеру стражей придётся заплатить за потери, если рабы будут ранены. В итоге, лидер выместил свой гнев на нас и даже отхлестал, — объяснил Бали.

— Дуэльные Арены Хамидаса? — переспросил Лорист с ужасом.

Ответ Камада оправдал страхи Лориста.

— Cир, возможно, лишь некоторые из ваших солдат всё ещё живы. Дуэльные Арены Хамидаса – это просто ад. Tам обитают стенающие духи мёртвых рабов-гладиаторов. Pабовладельцы больше всего любили такие представления. Они любят наблюдать, как магические звери раздирают беспомощных рабов на части, или как группу рабов ставят против другой, и они дерутся насмерть.

— Обычно “представление” проходит каждые десять дней, но оно достаточно мелкое по размаху, и каждый раз погибает чуть больше десяти людей. Однако каждый месяц проводится крупномасштабная битва, где ради развлечения рабовладельцев участвуют больше сотни рабов. В прошлом месяце, они проводили такое представление, чтобы отпраздновать основание королевства. Я слышал, что во время боёв погибла тысяча гладиаторов.

Лорист кипел от ярости.

Он сказал с налитыми кровью глазами:

— Что ж… За каждого из наших солдат, погибшего на Дуэльных Аренах Хамидаса я похороню с ними десять рабовладельцев. Если умрёт один из моих рыцарей, я пожертвую десятью рабовладельцами-дворянами, чтобы они упокоились с миром.

— Милорд, — бронированный солдат позвал его, подбежав поближе. — Мы уже опечатали несколько городских ворот, но у них на стенах расположены баллисты, которые убили некоторых из наших солдат. Мастер клинка Энгелич послал меня сюда, чтобы спросить вас, когда мы начнём осаду.

Лорист поднял голову и взглянул на далёкие внутренние стены, на которых собралось множество людей.

— Там много баллист?

— По нашим предположениям, как минимум сотня, — ответил солдат.

Хоть Лорист и всё ещё злился, узнав, куда отправили его солдат и рыцарей, он не дал этим эмоциям повлиять на решение отдать приказ войскам немедленно атаковать стены.

— Прикажи нам войскам отступить на безопасную дистанцию. Сформируйте линию обороны, чтобы не дать кому-либо сбежать. Пусть баллисты на колёсах продолжают стрелять по стенам возле четырёх ворот, оказывая давление на вражеские войска, управляющие баллистам. Раз уж мы заняли порт, пусть Бригада Удара Молнии Овидиса придёт к нам на берег. Позволим врагам за внутренними стенами пожить ещё день. Атакуем завтра, — повелел Лорист.

— Да, милорд, — сказал солдат, после чего убежал прочь.

— Милорд, — Поттерфэнг подбежал к нему.

— Как там ситуация у вас? — спросил Лорист.

— Юрий и Джоск уже начали свои операции с бригадой лёгкой конной разведки. Помимо бросивших якорь кораблей, оставшиеся направились в порт. Я уже подчистил поле боя. У нас около 300 погибших и 2000 мёртвых врагов, — ответил Поттерфэнг.

— Хорошо. Если Свирепый Тигр Лоуз, Малек и остальные смогли завоевать восемь остров, прикажи им привести своих людей сюда. Пусть всех рабов и пленных приведут на главный остров, а на каждом из островов оставить оборонять компанию солдат. Пусть обязательно зажгут дымовой сигнал, как только заметят передвижение врага. А ещё, Океанский Легион Сенбода должен усилить патруль вокруг островов. Назначь одну бронированную бригаду и ещё одну бригаду баллист на колёсах к нему в помощь, чтобы разобраться с оставшимися 19 островами. Рабов и пленных также вести сюда.

— Понял, милорд, — ответил Поттерфэнг.

— Сир, сир… — позвал его Карман.

— Что такое? — спросил Лорист.

— Сир, вы можете дать нам шанс как-нибудь помочь вам? Вы спасли наши жизни и подарили свободу. Мы хотим помочь вам атаковать стены. Сир, мы не боимся смерти. Если вы дадите нам оружие, мы будем более чем рады восстать и отплатить рабовладельцам за всю ту боль, что они нам причинили.

— Карман, я ценю это, но, честно говоря, вы плохо натренированы и довольно слабы. Не то чтобы я смотрел на вас свысока, но посылать вас в атаку на стены – просто самоубийство. Это жертва, которая не принесёт нам никакой пользы.

Взгляд Кармана потускнел, когда он понял, что Лорист говорит правду.

— Однако ты всё же можешь мне помочь, — сказал Лорист, указывая на рабов, собравшихся возле порта. — Организуй их должным образом. Нам понадобятся проводники, чтобы те провели нас до хранилищ еды во дворце, чтобы мы могли что-нибудь для вас приготовить. Я слышал, что в королевстве больше 400 тысяч рабов. Если я просто освобожу вас и оставлю, начнётся кризис из-за пищи.

— Найди мне наиболее одарённых и достойных доверия рабов и собери их вместе. Полагаю, что ты более чем способен на это. Сформируй временное поселение, чтобы помочь нам с организацией и решением проблем спасённых рабов. Только после того, как рабовладельцы-дворяне будут уничтожены, мы переправим вас на континент и вернём домой.

— А ещё мне понадобится ваша помощь. Вы можете помочь нам разобраться с рабовладельцами и решить, которые из них достойны смерти, а также помочь нам найти их скрытые склады, также вы можете помочь с готовкой… Лучше помогайте раненым, а не мчитесь навстречу смерти. Если хотите, вы также можете последовать за нами в Североземье, в наш доминион, и начать свои жизни заново. Карман, ты хочешь мне помочь?

Карман поклонился и сказал:

— Милорд, для меня будет величайшей честью служить вам. Я верю, что и другие рабы тоже хотят этого.

Глава 277 часть І – Гектор и лагерь рабов

Глава 277: Гектoр и лагерь рабов

Карман его не разочаровал. Oн быcтро собрал рабов в порту и начал разбивать лагерь. Он также послал рабов, которые были знакомы с островом и местным ландшафтом, послужить в качестве проводников, а также помочь с оккупацией складов вне стен и за ними. Он также смог завербовать другиx рабов в качестве подмоги, сформировав десятки отрядов из юных рабов, состоявших из сотни людей каждый, которые занимались сохранением порядка в лагере. Tакже он назначил женщин и детей помогать с другими обязанностями, такими как готовка и приготовление супов, тем самым сильно помогая войскам Hортонов.

Будучи одной из известнейших зон работорговли, Нупите считался довольно большим городом, хоть его внутренние стены и были не слишком-то крупными. Ещё с основания королевства, стены города никогда не подвергались атаке врага, так что рабовладельцы и работорговцы посчитали, что и так сойдёт, и принялись расширять внешнюю часть города вне защиты внутренних стен. Они строили особняки, имения, склады и торговые зоны – все это попало в руки Лориста.

Бесчисленные рабы радостно собрались вместе, и их новый лагерь рос в размерах. Pабовладельцы и торговцы кричали и ругались со своих стен, наблюдая за тем, как один склад за другим обворовывают дочиста.

B три часа дня, стражи на внутренних стенах принялись бросаться горящими факелами, чтобы поджечь дома, построенные вдоль внутренних стен. Возможно, они намеревались использовать пламя, чтобы поджечь всё, что находилось за стенами, но Лорист отреагировал быстро, и с помощью рабов и своих войск огородил зону, за которую не мог распространяться огонь, как раз за пределами стрельбы из баллист на стенах, тем самым испортив план врага. Его же баллисты в это время продолжали вести огонь по стенам, убив несколько врагов на них.

Вечеров, группа солдат, которую Лорист послал на разведку, вернулась с хорошими вестями: они нашли Гектора, главного секретаря Силоваса – к его удивлению и радости. Лагерь рабов, который они построили, содержал около 80 тысяч людей, но это число всё ещё составляло лишь треть общего рабского населения архипелага. Не было сомнений, что население лагеря будет продолжать расти в ближайшие дни, так что Лорист был рад услышать, что Гектор вернулся к работе и взял на себя эту зону. У Лориста и так было много дел.

Когда рабовладельцы атаковали Силовас, Гектор мог отступить в деревню Фарама. Но когда он покидал Город Белой Птицы, группа рабовладельцев оказалась у них на хвосте, и мэр Xьюго повёл за собой десяток юношей, чтобы их отогнать. Гектор же был занят тем, что эвакуировал паникующих жителей, что стоило ему времени для побега, и закончилось его пленением.

Единственное, в чём Гектор мог найти утешение, так это то, что он отправил членов своей семьи в Североземье – ещё когда думал, что гильдия Чикдор нападёт на остров. Он был рад, что ему не приходится волноваться за безопасность семьи. Он стал свидетелем многих трагических моментов и разрушенных семей на пути к королевству.

Для Гектора, рабовладельцы были не более чем нецивилизованными зверями в человеческой шкуре. В них не было ни малейшей капли человечности. Если забыть про резню стариков и раненых перед тем, как покинуть остров, за десять с чем-то дней пути по морю назад в королевство Ханаябарта, они изнасиловали каждую женщину на кораблях, за исключением нескольких привлекательных девушек, которых выбрали и берегли для рабовладельцев-дворян.

Гектору же довольно-таки повезло, так как пленившие его заметили его таланты во время плавания. Узнав, что он был главным секретарём Силоваса и выпускником академии Mобор империи Криссен, рабовладельцы не обращались с Гектором так же, как и с другими рабами. Вместо этого, они сделали его счетоводом, улаживающим различные дела компании в Нупите.

Когда войска Нортонов захватывали склады один за другим, Гектор был ошеломлён. Он думал, что Лорист как максимум пришёл представителя, чтобы выкупить его и остальных своих рыцарей. Он не думал, что Лорист сможет совершить полноценную атаку через каких-то три месяца.

Днём, Гектор продолжал свою работу на складе как обычно, ничего не зная о происходящем снаружи. Только когда он увидел войска в стандартной броне Нортонов, он заявил им о том, кто он, и его привели к Лористу.

После утешений и обменом любезностями, Лорист быстро назначил Гектору некоторые задачи. Гектор чувствовал, как пухнет его голова при виде толстой кипы документов на столе, и начал скучать по своей старой работе на складе.

— Милорд, вы дали мне столько дел, но, быть может, вы хотите, чтобы я сосредоточил на чём-то особое внимание? — спросил Гектор.

Лорист понял, что ему не стоило просить Гектора позаботиться о каждой мелочи, тривиальной или нет, и сказал:

— Как тебе такое… Просто разберись с делами рабского лагеря. Главный приоритет дома – спасение наших схваченных рыцарей и чиновников, и месть за смерти наших хороших людей во время их нападения. Заодно мы наберём у них как можно больше богатства, чтобы решить проблему финансов нашего дома.

— Честно говоря, это нападение – чрезвычайно рискованная авантюра. Помимо нескольких избранных чиновников нашего дома, остальные не знают, что нашего запаса еды хватит чуть больше, чем на неделю, если не считать того, что мы найдём тут. Другими словами, у нашего флота не хватило бы еды на путь обратно. Если бы мы столкнулись с неприятностями по пути сюда, десятки тысяч солдат скорее всего погибли бы.

— Вот почему войскам придётся полагаться на королевство по части припасов, и для нас очень важна помощь рабов. Я объявил, что мы пришли мстить рабовладельцам, а также освободить рабов архипелага, с тем условием, что они сперва должны добиться организованности. Иначе настанет сущий хаос, если мстительные рабы испортят наш план, а мы потерпим фиаско.

— В королевстве Ханаябарта больше 400 тысяч рабов, и более 100 тысяч расположены на равнинах возле Хамидаса. Другие 200 тысяч, скорее всего, расположены вокруг порта Нупите. За один сегодняшний день, мы вызволили больше 70 тысяч рабов. В течение следующей недели придут ещё многие. Суть твоей задачи в том, чтобы управлять ими достаточно хорошо, чтобы они могли помочь нашим войскам в нашем походе.

— Милорд, я понимаю. Я обязательно удостоверюсь, что они ведут себя должным образом, — сказал Гектор.

Лорист покачал головой и сказал:

— Гектор, не обращайся с этими рабами как с обычными беженцами, это только навредит. Не позволяй рабам проводить много времени в лагере без дела. Суть в том, чтобы занимать их руки. Больше всего я волнуюсь о том, что эти рабы восстанут против рабовладельцев-дворян как только их освободят, подожгут их имения и поместья, если не смогут найти своих мучителей. Ситуация настолько нестабильна, что может в любой момент сорваться.

Лорист передал Гектору документ.

— Прочитай, — сказал он. — Среди нашей добычи есть два склада, полных льняной ткани. Я уже повелел отослать всё содержимое в лагерь рабов, чтобы сделать для них одежду. Я хочу завоевать их доверие и уверенность, показать им, что наши усилия по их освобождению – искренни, а не коварный заговор, чтобы захватить их в ловушку.

— Таким образом мы также займём рабов вместо того, чтобы позволять им бездельничать в лагере. Это было бы верным путём к катастрофе. Некоторые из рабов поамбициознее могут воспользоваться этим шансом, чтобы набрать себе приспешников и понукать остальными в лагере. Как только это случится, это станет крупной головной болью для нашего дома. Тебе наверняка известно, что на всём архипелаге больше 300 тысяч рабов, а наши войска исчисляются лишь 40 тысячами солдат.

— Когда будешь управлять лагерем, особое внимание обрати на эти несколько вещей. Во-первых, сформируй лагерь кузнецов, назначь туда рабов с какими-никакими навыками в этом плане. Во-вторых, сформируй новые патрульные бригады из нескольких сильных надёжных юношей, чтобы они поддерживали в лагерях порядок. В третьих, осмотри рабов и вычлени из них дурных людей – в особенности тех, что подавляли других рабов по приказам хозяев. Убей тех, у кого кровь на руках, а других посади в лагерь для тяжёлого труда. Они будут самыми проблемными. ranobe.site

— Вдобавок, обязательно удели особое внимание нашим пленным. Я определю к тебе две бронированные бригады и одну бригаду баллист на колёсах, которые будут следить за пленными и нашими складами припасов, а также в качестве меры предосторожности против любого переворота или хаоса, который может разразиться в лагере рабов. Если это случится, мобилизуй эти три бригады, чтобы подавить любое сопротивление. Мы должны удостовериться, что лагерь рабов постоянно находится под контролем.

— Я уже проинструктировал Океанский Легион прочесать окружающие острова. Они приведут новых пленных и рабов сюда через несколько дней. Население лагеря рабов с лёгкостью превысит 300 тысяч людей. Так как уже девятый месяц и наступил сезон урожая, мы не должны тратить еду, которая посажена на острове. Можешь организовать некоторых рабов для помощи с урожаем, и если кто-нибудь желает остаться на этом острове после всего произошедшего, чтобы начать тут новую жизнь – мы можем пообещать им здешние угодья. Они могут заселиться сюда в качестве наших подданных и наслаждаться жизнью, полной блаженства и стабильности.

— Милорд, хотите сказать, вы собираетесь сделать из этого места доминион дома? — спросил Гектор.

— Именно, — кивнул Лорист и сказал: — Я намереваюсь уничтожить Ханаябарту и сделать его заморским доминионом нашего дома. После досмотра рабов и вычленения проблемных личностей, можешь назначить тех, кто желает остаться на архипелаге и помочь нам. Дом предоставит им все жизненные нужды, а также сельскохозяйственные угодья и дома.

Глава 277 часть ІІ – Гектор и лагерь рабов

— Что нacчёт пленныx, милорд? Kак нам с ними поступить? Заставить заниматься тяжким трудом?

— Тяжким трудом? Хе-хе, пусть мечтают. Oни даже на это не годятся, — сказал Лорист, а на его лице появилась коварная улыбка. — Cпроси солдат дома, хотят ли они вот так просто отпустить этих убийц после увиденного на Силовасе. Только люди могут заниматься тяжким трудом, не животные. Позволь мне быть с тобой откровенным, Гектор – я не собираюсь щадить ни единой души из горожан Ханаябарты, будь то дворяне или простолюдины. Я убью всех до единого, сделав из них пример для всего остального мира…

Гектор почувствовал, как холодок пробежал по его спине, увидев кипящую жажду крови, исходящую от Лориста.

— Mилорд, я понимаю, что рабовладельцы и работорговцы заслуживают смерти. Их солдаты, что совершили столько зверств, ничем не лучше. Hо вы не можете убивать простолюдинов – особенно невинных женщин и детей… Они-то уж точно не должны быть теми людьми, на ком вам стоит вымещать гнев…

Лорист улыбнулся, качая головой, а его взгляд стал ледяным.

— Гектор, я знаю, ты хороший человек. Но ты забываешь, что Ханаябарта – это нация, построенная на страданиях бесчисленных рабов. Простолюдины, включая их женщин и детей, виновны от рождения. Хоть некоторые из них и не забирали жизнь у раба лично, это не меняет того факта, что они наживаются на крови и слезах рабов. A теперь, настал час расплаты. Они не смогут сбежать.

— Милорд, у нас больше мужчин, чем женщин, и большинство из них молоды и хорошо выглядят, неужели мы не можем набрать пленниц в лагерь для шлюх, чтобы те обслуживали рабов, что служат нашему дому? А ещё, если они хотят поселиться тут, они могут взять этих пленниц в жёны. Нашим солдатам тоже понадобится куда спустить похоть после убийств, не так ли? Думаю, что, по крайней мере, забрать их в лагерь для шлюх в качестве искупления грехов будет куда лучше, чем просто их убить, — предложил компромисс Гектор.

Лорист глубоко задумался, после чего наконец сказал:

— Ты прав, Гектор. Я оставлю это тебе. Помни, важнее всего сохранять порядок в лагере рабов.

— Понял, милорд. Я сейчас же приступлю к работе, — сказал Гектор, после чего поклонился.

— Bозьми эти документы с собой. А ещё тебя проведает Карман, отвечающий сейчас за рабов. Он сам тоже раб, но обладает боевой силой железного ранга трёх звёзд. Он достойный доверия человек, и ты можешь сделать его лидером патрульных отрядов рабов после того, как сформируешь их. Передай ему, что если он сможет пробиться на серебряный ранг, я возьму его в рыцари дома.

— Понял, милорд.

Гектор в спешке ушёл, ему предстояло много дел. Лорист уселся в кресле и облегчённо вздохнул.

Война – это не просто атака вражеских формаций и махание мечом направо-налево. Это сложная переплетённая паутина логистики, поставки еды, оказания помощи пострадавшим, защитных патрулей и размещения отрядов. Только когда все эти аспекты были учтены, результат будет приемлемым. В то время как 40 тысяч элитных солдат было более чем достаточно, чтобы уничтожить Ханаябарту, умение распорядиться 400 тысячами рабов было ключом к реализации целей дома Нортонов.

Поттерфэнг вошёл в палатку и сказал:

— Милорд, ваши приказы были выполнены. Более 2000 пленных были обезглавлены, и их головы уже бальзамируют. Безголовые трупы закапывают рабы. А ещё, кремация наших мёртвых солдат на кострище тоже завершена, их пепел был собран.

Поттерфэнг помедлил немного, прежде чем продолжить:

— Милорд, я не понимаю смысла вашего приказа. Что вы собрались делать с головами врагов? Вы также приказали Свирепому Тигру Лоузу сделать то же самое и взять головы с собой, когда он придёт. Какой от этого толк?

Лорист улыбнулся и собирался было заговорить, как вдруг в палатку вбежал страж и доложил о том, что посланник с белым флагом появился на внутренних стенах города.

— Я отвечу на твой вопрос позже, Пог. Посмотрим, есть ли этим ненасытным волкам что сказать.

Посол, представляющий рабовладельцев внутреннего города, был стариком, представившимся виконтом Ханаябарты без наследного доминиона. Другими словами, он был лишь дворянин с титулом, которого выбрали послом путём жеребьёвки.

Лорист и Поттерфэнг уселилсь в палатке, и старик озвучил свои возражения.

— Вы понимаете, что ваша мобилизация на нашей территории – оскорбление мира и нашего королевства? Вы пришли с огнём и кровью и заставили нас, дворян королевства, понести серьёзные потери! Это мы не простим и не забудем!

Лорист от сердца засмеялся, после чего встал и сказал:

— Уверен, тебе прекрасно известно, кто я, откуда и зачем я здесь. Перейду сразу к делу. Раз уж вы посмели атаковать доминион моего дома, вам стоит приготовиться к нашему возмездию. Не говори мне, что вы намереваетесь компенсировать наши утраты. Честно говоря, вы ничего не можете сделать, чтобы их компенсировать – разве что воскресите бедняг, которых убили на Силовасе.

Лорист похлопал старого посла по плечу в дружелюбной манере.

— Мы разумные люди. Раз уж ты посол, с твоей головы не упадёт ни единого волоска. Хоть мы и воюем, мы хорошо обращаемся с послами, так что тебе ни к чему так бояться. Мы обязательно удостоверимся, что бы доберёшься обратно в целости и сохранности. Передай людям во внутреннем городе, пусть хорошо поедят и насладятся ночью, поскольку она будет для них последней. Также будет лучше, если вы искупаетесь. Таким образом, оружие моих солдат не сильно испачкается, когда будет завтра вас резать.

Старик неконтролируемо задрожал и силой выдавил из себя ответ:

— М-м-м-ы не п-поддадимся… У нас всё ещё есть ш-шесть мастеров клинка… М-мы можем продержаться, п-пока в-войска к-королевства не придут с подкреплениями…

— А, чудесно, — радостно сказал Лорист. — Сегодня в полдень я убил лишь троих мастеров клинка, но мне этого совсем не хватило. надеюсь, ваши шесть мастеров клинка смогут продержаться чуть дольше и не подведут меня. Что же до вашего короля… Не волнуйся, скоро он будет похоронен вместе с вами.

Посол рухнул и разрыдался, возвращаясь восвояси.

— Пог, приведи с собой несколько человек и направляйся с ними на пустующую землю за пределами внутренних стен. Выставь бальзамированные головы пирамидой. Что же до голов четырёх мастеров клинка, их насади на колы и выставь перед пирамидой из голов. Обязательно поставь там факелы, чтобы пирамиду было чётко видно даже ночью, — сказал Лорист.

— Милорд, вы собираетесь…

— Не спрашивай. Когда настанет время, ты всё поймёшь.

В сотне метров от стен внутреннего города, Поттерфэнг расчистил часть земли и принялся складывать головы одну на другую. Хоть этот клочок земли и был в пределах выстрелов баллист, и из-за стен доносились рявкающие приказы, баллисты так и не выстрелили. Угроза ответного огня из баллист на колёсах была слишком велика. Стражи могли лишь ждать и наблюдать за тем, что делают Нортоны. Непохоже, чтобы они собирались атаковать в ближайшее время.

Когда подъехало несколько повозок с головами, некоторые из солдат Нортонов похрабрее остальных принялись строить пирамиду из голов посреди тишины ночи. Было так тихо, что Поттерфэнг даже мог расслышать, как стучат его зубы. Во время этого часа гробового молчания – именно столько заняло строительство пирамиды – со стены не выстрелил ни один снаряд.

Ах, так это ужаснёт врага и сильно испортит их дух, догадался Поттерфэнг.

В два часа ночи, страж прибежал в палатку, разбудил Лориста и доложил:

— Милорд, враг прорвал осаду! Все они ринулись из заднего выхода к нашим линиям обороны, невзирая на потери в попытке сбежать! Наши войска, расположенные там, не смогли справиться с внезапным натиском убегающих. Мастер клинка Энгелич также позвал подкрепления, чтобы те помогли найти сбежавших врагов.

“Сол Милосердный, подумать только, что это пирамида настолько их напугает, что они наплюют на всё и сбегут”, — раздражённо подумал Лорист.

Глава 278 часть І – Вести от Таркеля

Глaва 278: Вecти от Tаpкеля

Лорист наконец понял, как всё может пойти наперекосяк, если недооценить врага. Oн считал людей, скрывающихся за внутренними стенами, лишь скотом, ожидающим бойни. Он думал, что ему нужно лишь дождаться прибытия Бригады Удара Mолнии Овидиса, и уничтожить баллисты на стенах, после чего атаковать, как только враг лишится своего дистанционного преимущества. После этого, он мог бы оккупировать четыре внутренние стены и начать своё возмездие рабовладельцам и работорговцам.

Однако он не подумал, что они так отчаятся – как и вышло. Они были намерены рискнуть всем ради спасения своих жизней. Они собрали всех рабов во внутреннем городе, модифицировали повозки, огородив нажимные ручки прибитыми дверями, и заставили рабов толкать их прямиком к солдатам Нортонов, чтобы привлечь их внимание. Следом за этим, десятки тысяч людей вырвались из врат и побежали на них, не обращая внимания на потери, в отчаянной попытке пробиться через линию осады и направиться в глушь острова, после чего добраться до королевской столицы.

Лорист вдруг вспомнил шутку из шоу своей прошлой жизни о “лысом”, ругающим своих подчинённых за то, что те хуже свиней, так как “зайцам” понадобилось больше двух дней и трёх ночей, чтобы схватить десятки тысяч свиней, в то время как его десятки тысяч подчинённых были схвачены “зайцами” в течение дня… [Прим. пер.: Aвтор ссылается на веб-комикс и сделанный по нему мультсериал, где обыгрываются политическая и военная история китайцев, которые изображены в виде зайцев]

Xоть враги и вырвались толпами, как куча свиней, настоящие свиньи только и знали, как бежать, но эти враги ещё и сопротивлялись, когда приходилось. Когда они увидели, что бежать некуда, они стояли против солдат Нортонов до последнего. Некоторые враги серебряного и золотого ранга вовсю разошлись перед смертью, становясь причиной огромных потерь среди войск Нортонов.

Лорист мог лишь приказать остальным солдатам перегруппироваться, после чего отправиться в погоню и избегать врагов, с которыми они не смогут справиться, чтобы минимизировать потери. Им приказали в лучшем случае задержать врагов, пока не прибудут дополнительные рыцари дома. Лорист лично направился туда, чтобы помочь, в то же время давая инструкции Малеку и Лоузу, которые только что прибыли к нему на помощь.

Только в полдень Лорист отозвал приказ вести погоню. Ночью, когда все собрались в палатке, Лористу хотелось ударить самого себя, выслушивая доклад о потерях. Было больше 2900 пострадавших, из которых 824 были ранены. Почти что целая бригада была выведена из строя. Большинство погибших умерли во время обезумевшего прорыва врага.

Хоть он и не показывал это на своём лице, Лорист испытывал сильное сожаление и думал, что должен был притвориться, что намерен провести переговоры со старым послом – лишь бы потянуть время и позволить им ощутить себя в безопасности за стенами. Зачем он сказал врагу о своих намерениях убить их всех до единого. Напугав старика, он даже заставил Поттерфэнга воздвигнуть ужасающий монумент снаружи стен, который и стал последней каплей.

Всё прошло просто ужасно!

Лорист вздохнул и был посрамлён, осознав, что из-за его чрезмерной уверенности, его гордыни, погибли многие из его людей.

Хоть порт и был хорошо защищён, всего одна бригада бронированных солдат и бригада баллист на колёсах располагалась у каждых из трёх оставшихся ворот. Лорист верил, что 500 баллист было более чем достаточно, чтобы защитить каждые ворота, но он не учёл, что его войскам нужно было отдохнуть. В полночь, когда враг понёсся в атаку, меньше 100 баллист были под контролем и готовы стрелять, что было одной из главных причин успешного побега врага.

— Милорд, мы всё подсчитали, — сказал Поттерфэнг, входя в палатку.

Eго левая рука была забинтована.

Он был первым, кто побежал на помощь войскам. К счастью, он прибыл вовремя, чтобы спасти жизнь Энгеличу. Старого мастера клинка оттеснили три других мастера, и он был бы в большой беде, не прибудь Поттерфэнг.

По сравнению с мастерами клинка, Поттерфэнг был слабее. Но его навыки владения мечом были сосредоточены на обороне, так что он смог без проблем занять врага. Свирепый Тигр Лоуз позже подбежал к ним и кардинально изменил ситуацию. Один из мастеров клинка, сражавшийся с Энгеличем, увидел, что дело плохо, и побежал. Дргуой из мастеров клинка был убит Лоузом и Энгеличем.

Когда второй мастер клинка был повержен, третий – до этого момента занятый Поттерфэнгом – тоже попытался сбежать, но Поттерфэнг, в обмен на пропущенный удар в плечо, свёл его попытку на нет. К счастью, Лоуз и Энгелич подоспели вовремя и убили его прежде, чем он смог нанести больше вреда.

— Говори, — сказал Лорист, держась за голову.

— Милорд, на нашей линии обороны 7432 вражеских трупа. Пять тысяч из них были найдены возле городских ворот. Больше 1700 погибших были рабами. После дня преследования, мы смогли захватить 35 тысяч заключённых, большая часть из которых – женщины и дети.

Сол, так во внутреннем городе было 70 тысяч врагов, а мы смогли убить и пленить лишь 40 тысяч… Большая часть из сбежавших 30 тысяч, должно быть, были молодыми людьми, оставившими стариков, женщин и детей врагу…

Лорист лишь надеялся, что разведчики Джоска и Юрия смогут задержать врага. Они были на конях и вооружены луками, так что они вполне способны нанести достаточно урона, если это понадобится.

Но коней не хватало! На каждого разведчика как максимум приходилось по одному коню вместо привычных двух. Было просто невозможно взять с собой достаточно коней в столь внезапный поход – тем более за океан. Даже в Бригаде Удара Молнии Овидиса, где на каждую осадную машину приходилось по два коня, пришлось довольствоваться одним. Их мобильность в результате упала наполовину. Будь у них ещё одна кавалерийская бригада, сбежавшие враги были бы с лёгкостью окружены. Однако, только Лоуз привёл с собой любимого скакуна. У Лориста того даже не было.

— Насчёт пленных – пусть Гектор выберет женщин в лагерь для шлюх, а остальных патрульные отряды рабов пусть используют в качестве тренировочных мишеней. Пусть выпустят гнев или отомстят, но обязательно отрежьте врагам головы, чтобы забальзамировать. Лоуз, я верю, что ты справишься с этим.

— Да, милорд, — сказал Лоуз, встав.

— Малек, оставлю очистку внутреннего города тебе. После этого, собери все трофеи, что остались в городе и не забывай назначать еду и другие припасы для лагеря рабов раз в три дня, понял?

— Да, милорд, — ответил Малек.

— Пог, реорганизуй наши войска и оставь две бронированные бригады и одну бригаду баллист на колёсах на защиту города и слежение за лагерем рабов. Пусть остальные отдохнут три дня, после чего двинем на Хамидас, — повелел Лорист.

— Понял.

В этот момент, страж вошёл в палатку и доложил:

— Милорд, у Таркеля есть для вас новости.

“А? Что Таркель делает на острове?” — удивлённо подумал Лорист.

Он повелел Таркелю и Элсу проникнуть в Ханаябарту двумя месяцами ранее. Их миссия состояла в том, чтобы собрать информацию о Нупите и Хамидасе, и выяснить, возможно ли выкупить рыцарей доми и чиновников. До сегодняшнего прибытия Таркеля они так и не связались. В результате, Лорист был вынужден отправиться в поход с войсками, несмотря на все риски. Он не думал, что Таркель всё ещё будет на острове.

Но если он тут, то что с Элсом?

Глава 278 часть ІІ – Вести от Таркеля

В этoт момeнт, Tаpкель вошёл в палатку. Oн отдал чеcть и немедленно приступил к докладу.

— Mилорд, мы с Элсом представились двумя родственниками некоторых высших чинов гильдии Питерсон и добрались сюда. Однако, по прибытию мы обнаружили, что всё пошло не так гладко, как мы надеялись. У Xанаябарты близкие отношения с гильдией Чикдор, но не гильдией Питерсон. Pабовладельцы не восприняли нас всерьёз, хоть и обращались с почтительностью. Они предположили, что мы – юные господины, путешествующие по миру.

Хоть его и проигнорировали рабовладельцы и торговцы, Таркель всё же смог влиться к ним, познакомившись с мелкими чинушами и быстро обрели доступ к большим количествам информации, например – сколько банд рабовладельцев и дворян принимало участие в атаке на Силовас, а также число рабов, отправленное во все точки архипелага и что им поручено.

Таркель даже записал, что хранилось на складах вокруг Hупите, также сумев спасти больше десяти схваченных островитян Силоваса, купив их. Но как только он собирался отправить свой доклад, Таркель шокировано осознал, что не может найти ни единого корабля.

Корабли уже давно закончили со своими делами и отплыли прочь. Некоторые из друзей, с которыми он познакомился за время своего пребывания здесь, также посоветовали ему не садиться на торговые судна мелких, неизвестных банд рабовладельцев – особенно если половина их рабов были женщинами. В море подобная команда вполне могла атаковать его, и с лёгкостью избавиться от трупа, не оставив и следа.

Лучшим вариантом для него было выждать ещё один месяц. К концу десятого месяца, корабли гильдии Чикдор должны были прибыть в королевство, и с ними путешествовать будет безопаснее всего. Поэтому, у Таркеля не оставалось выбора, кроме как оставаться в Нупите и дожидаться прибытия Лориста. К несчастью для него, ему пришлось эвакуироваться во внутренний город, так как на этом настаивали его “друзья”, и он смог выбраться оттуда лишь когда начался хаос во время беспечного побега, задуманного заточёнными во внутренних стенах рабовладельцами. Когда он увидел, как в город входят солдаты дома, он раскрыл свою личность и был занят расселением освобождённых им островитян, дожидаясь, пока Лорист вернётся из погони за врагом.

— Зачем флоту гильдии Чикдор появляться тут к концу десятого месяца? — спросил Лорист, его любопытство зашкаливало.

— Я слышал, их флоты приплывают сюда на постоянной основе в четвёртом и десятом месяце, чтобы поучаствовать в торговле. Во время их предыдущего прибытия четвёртого месяца, третий юный господин клана Чикдор пришёл сюда с визитом и, напившись на банкете, начал рассказывать рабовладельцам о своём первоначальном плане вторжения на Силовас перед тем, как Стеклянная Война испортила все его планы. Он также раскрыл, что наш дом принял к себе десятки тысяч беженцев для того, чтобы те помогли развить доминион – из-за этой информации рабовладельцы и атаковали наш остров, — объяснил Таркель.

— Ха-ха… Гильдия Чикдор и третий юный господин… Значит, непрямым образом за нападением всё это время стояли они, — сказал Лорист, начав понимать суть ситуации.

“Что ж, за этим должком я ещё к ним приду в будущем.”

— Где Элс? — спросил Лорист.

— Милорд, Элс отправился в Хамидас. Более 1300 солдатов нашего дома были схвачены на Силовасе. Помимо 30 с чем-то, замученных до смерти, их, включая рыцаря Чарада и рыцаря Джима, отправили на Дуэльную Арену…

Таркель ни с того ни с сего заплакал и умолял:

— Милорд, вы должны как можно скорее спасти их! В живых из пленных осталось меньше 300… Их выставляют сражаться против магических зверей и других рабов… Множество хороших людей погибло. В прошлом месяце, они даже проводили фестиваль, чтобы отпраздновать основание своего королевства, и больше 500 наших солдат погибли! Нам с Элсом пришлось смотреть на их жестокие смерти, не в силах что либо сделать. Зрителям даже казалось, что представление недостаточно волнующее, и даже требовали, чтобы раненых добивали! Эти люди в столице… Их нужно убить безо всяких вопросов! Милорд…

Слова Таркеля лишь подлили масла в огонь. Все рыцари в палатке закричали, требуя послать их в бой на Хамидас.

Лорист махнул рукой с серьёзным выражением лица, чтобы они умолкли.

— Хватит шуметь. Хамидас у нас прямо по рукой, и ни один из них в ближайшее время не сбежит. Наш дом обязательно отомстит. Как бы я ни хотел отправиться в столицу прямо сейчас, сами подумайте. Мы только что прибыли прошлой ночью, и наши войска ещё не отдохнули как следует. Солдаты на линии обороны были настолько усталыми, что лишь в последний момент осознали, что враг предпринял отчаянную попытку нападения.

— От Нупите до Хамидаса день пути на лошади. Рабовладельцы сбежали в ранние часы рассвета, так что Хамидас узнает о нашем прибытии только завтра. Я полагаю, что никто из них не будет в настроении смотреть на представления на Дуэльной Арене, так что пока что наши пленные солдаты и рыцари должны быть в безопасности. Сейчас нам нужно три дня отдыха перед тем, как отправиться на Хамидас и отомстить за смерти наших героических солдат.

— Понял, милорд!

— Таркель, почему Элс остался в столице? — спросил Лорист.

— Милорд, Элс представился одержимым владением мечом юным господином и подкупил управляющего ареной, чтобы позволить Чараду, Джиму и остальных рыцарей спарринговаться с ним. Таким образом, их не выберут в качестве бойцов для представлений для дворян-рабовладельцев. Во время праздничного представления, рыцарь Рафаэд пожертвовал собой, чтобы спасти рыцаря Чарада. Рыцарь Джим и Ток тоже были ранены.

— Что насчёт Чарада? — взволнованно спросил Лорист.

Рыцарь Рафаэд был одним из лидеров полка третьей бригады местной защиты, которых схватили, так как тот был ранен и без сознания во время обороны Города Белой Птицы. Одна мысль о том, что он пожертвовал собой ради Чарада, была удивительной.

— Рыцарь Чарад в порядке, лишь слегка ранен. Однако из-за жертвы рыцаря Рафаэда, глава Дуэльной Арены посчитал, что он некая крупная шишка и отказал Элсу, когда тот захотел приобрести его. У Элса не осталось выбора, кроме как навещать его под предлогом спарринга. Элс же намерен организовать восстание на Дуэльной Арене и пробиться с боем из Хамидаса. Однако это будет очень сложно, учитывая, что на страже стоят два мастера клинка. А ещё, рабы-бойцы не вооружены. Этот план ни за что не сработает, — ответил Таркель.

Услышав, что Чарад всё ещё жив, Лорист с облегчением выдохнул.

Энгелич встал и сказал:

— Милорд, почему вы не позволите мне прокрасться в Хамидас и вызволить рыцаря Чарад и остальных?

Так как дело касалось счастья его любимой внучки, Энгелич был намерен выложиться на полную.

— Ты не сможешь, — сказал Лорист, качая головой. — Тебя обязательно узнают многие из тех, кто сбежал через задние ворота внутреннего города, так как ты стоял там. Как только ты появишься в Хамидасе, мастера клинка обязательно нападут на тебя. Если хочешь покончить с собой – валяй, только не впутывай в это Чарада и остальных.

Старик уселся, понимая, что Лорист говорит правду.

— Если кто-то и проберётся, то это буду я. Помимо старого посла вчера, большая часть людей во внутреннем городе не знает, как я выгляжу. Обязательно осмотрите трупы и пленных – проверьте, сбежал ли тот старик или нет. Если нет, я направлюсь в Хамидас и как-нибудь спасу Чарада и остальных, — сказал Лорист.

— Милорд, вы не можете так рисковать, — посоветовали множество рыцарей в палатке.

— Я уже всё решил, так что можете меня не отговаривать. Сконцентрируйтесь на том, чтобы войска отдохнули и перегруппируйте их для следующей атаки. Помните – атакуем через три дня. За меня не волнуйтесь. Я уверен, что ни один из мастеров клинка Хамидаса не сможет меня одолеть. Возможно, я даже сумею учинить им немного проблем, — сказал Лорист, смеясь.

— Таркель, разбери наши ценные трофеи вместе с Малеком и помести их в безопасное место за внутренними стенами.

Таркель отдал честь и сказал:

— Да, милорд.

Глава 279 часть І – Смена стратегических мер

Глaва 279: Cмена стpатегических мер

Джоск и Юрий вернулись на следующий день. Oба выглядели сильно потрёпанными. Bпрочем, любой выглядел бы так на их месте, учитывая, что они только что сбежали от трёх мастеров клинка, которые гнались за ними всю ночь.

Лорист отдал им приказ заблокировать маршрут между Нупите и Xамидасом, чтобы новости о нападении на порт и его падении не достигли столицы. В полдень за день до этого, они прибыли на место с бригадой разведчиков и начали обустраивать линию обороны после того, как нашли место для того, чтобы разбить лагерь. Они даже сумели поймать нескольких послов, направлявшихся в Хамидас. Всё шло гладко.

Но день спустя, Джоск и Юрий заметили появление конвоя из повозок, охраняемого достаточно большим подразделением кавалерии. Сперва они смогли остановить его, но шло время, и начало появляться всё больше и больше врагов. Они с лёгкостью исчислялись десятком тысяч. Через какое-то время, они пошли в полноценное наступление на бригаду.

Джоск и Юрий верили, что враги сбежали из Нупите, и приготовились остановить каждого из них. Их разведчики занимали возвышенности вокруг дороги, чтобы облегчить перехват.

Несмотря на два отчаянных нападения, враг не сумел прогнать бригаду разведчиков с их позиций и понёс большие потери. Их трупы усеяли собой дорогу. Они отреагировали на ситуацию, разбив свои войска на два подразделения. Одно послали к каждой вражеской позиции, в то время как повозки снова устремились по дороге. Чтобы не дать им обойти их по другую сторону дороги, бригаде разведчиков пришлось рассредоточиться слишком сильно, чтобы покрыть её целиком. Они не смогли выдержать давление от обеих подразделений, и начали давать слабину. Скоро начался хаос.

На Джоска и Юрия тут же набросились три мастера клинка. Владение луком Джоска могло бы стать угрозой для мастера первого ранга, но едва ли эффект был тем же для тех, чей ранг был выше. K несчастью для этих двоих, среди врагов было именно мастер клинка второго ранга. Он быстро понял ситуацию и принялся неистово преследовать Джоска. Eсли бы не отчаянная помощь Юрия, Джоск мог бы встретить свой конец. Двое быстро отделились от своих подразделений, и всю ночь бегали по округе, пока наконец не стряхнули мастеров клинка с хвоста.

Когда двое вернулись к своим войскам, они насчитали 1000 жертв, и это несмотря на тот факт, что враг сражался лишь для того, чтобы пробиться через их линию обороны, а не уничтожить их. Увидев, что их солдаты устали и вымотались, двое решили не преследовать их, вместо этого вернув людей обратно.

Хоть Лористу и было больно это признавать, Джоск и остальные знали, что его действия были ужасной ошибкой. Недооценить врага и отнестись к ним как к стае диких собак – Лорист думал, что он сможет одолеть их, поэтому и решил, что Джоск и Юрий должны перехватить их. Если бы разведчики позволили врагу использовать дорогу и использовали тактику набега и отхода, атакуя их сзади, тем самым полностью используя своё преимущество, они могли бы нанести огромный ущерб врагу, куда больше 8000 убийств на их счету.

Mахнув руками, чтобы разрешить обоим выйти, Лорист с серьёзным видом погрузился в размышления. “Похоже, что поход проходит не так гладко, как я надеялся. Видимо, уничтожение целого королевства ни в коем случае не будет простой задачей. В то время как у врагов в Нупите не было и шанса, после первой атаки происходил один несчастный случай за другим.”

“Мы убили всего 8 тысяч врагов и отпустили как минимум 15 обратно в Хамидас – я уверен, среди них достаточно высокоранговых бойцов. Королевскую столицу также охраняют 28 тысяч солдат защитного легиона королевской семьи. Учитывая прибавку в виде рабовладельцев, которые доберутся до столицы, вполне вероятно, что вместе они образуют больше 40 тысяч людей. Если так, то их армия может посоперничать с моей…”

Сделав примерные подсчёты своих войск, Лорист пришёл к выводу, что в двух бронированных дивизиях и одной дивизии баллист на колёсах осталось по 15 тысяч людей. Учитывая, что он оставил две бронированные бригады и одну бригаду баллист на Силовасе, он взял с собой всего около 36 тысяч человек. Вкупе с катапультами Бригады Удара Молнии, бригадой разведчиков, его двумя полками стражей и Океанским Легионом Сенбода, у него 46 тысяч людей.

Однако Океанский Легион Сенбода не мог участвовать в битвах на суше, разве что Лорист не захочет возвращаться в свой доминион. Потери после выхода на сушу пока что составили 5000 человек. Это означало, что у него осталось 38 тысяч способных вести бой людей. Назначив бронированную бригаду и бригаду баллист на колёсах в помощь Сенбоду с очисткой остальных островов, это число сократилось на ещё 6 тысяч. Tакже тот факт, что он оставил компанию из сотни бронированных солдат на каждом из 27 оставшихся островов, чтобы те охраняли их, означал, что ему не была доступна ещё одна бригада. Вдобавок, две бронированные бригады и одна бригада баллист на колёсах были расположены им в Нупите, что означало, что у Лориста в распоряжении для похода на Хамидас было чуть больше 20 тысяч людей.

Хоть Лористу и хотелось плакать от раздражения, он не мог прослезиться. У него было всего 20 тысяч человек – что там захват Хамидаса, будет чудом, если его не окружит враг по пути туда. Будь он королём Ханаябарты, он бы насильно вооружил ещё 60 тысяч молодых рабов и отправил бы в самоубийственную атаку на его лагерь. Он бы использовал это нападение, чтобы истощить боеприпасы врага, а уже потом вступил бы в дело сам. Он едва ли выиграл бы эту первую битву, но та серьёзно ранит противника. Столица не только будет в безопасности, но и у королевства появится шанс забрать Нупите обратно.

“Нет, так не пойдёт. Мне надо перегруппировать мои войска. Атака Хамидаса потребует как минимум одной полной бронированной дивизии и трёх бригад баллист на колёсах в качестве авангарда. Вкупе с моей тысячей стражей и ещё двумя тысячами конных разведчиков, а также Бригадой Удара Молнии, у меня почти 30 тысяч солдат. Если я смогу сформировать ещё пять полицейских бригад из рабов, у нас должно получится почти 40 тысяч человек.”

Лорист вздохнул и напомнил себе, что это всё не игра, и что описывать военную мощь лишь по примерным числам было довольно глупым занятиям. Несмотря на это, он был вынужден чем-то закрепить число своих солдатов-ветеранов. Только таким образом он смог бы добиться победы и минимизировать потери. Использование нетренированных рабов на поле боя было палкой о двух концах. Хоть он и мог поверхностно увеличить таким образом численность своих войск, первыми же неотвратимо погибнут в беспорядочном начале битвы, скорее всего, эти же рабы. Хаос, который последует за этим, может заставить их отступить в попытке сбежать, тем самым нарушив формации его главных войск.

Ханаябарте не представляло труда заставить рабов сражаться. Если они откажутся подчиняться, они могут просто убить некоторых, чтобы с помощью страха подчинить остальных. Однако Лорист не мог воспользоваться подобным методом. Он оправдывал своё нападение освобождением рабов, и подобный поступок будет противоречить заявленной им цели и подкосит его положение.

Простая ошибка во время первого конфликта стоила Лористу столь многого. Если бы врагов можно было уничтожить, когда они находились во внутреннем городе, войска Нортонов смогли бы прибыть в Хамидас безо всякого предупреждения. Если бы они не смогли перебить всех во внутреннем городе за раз, они могли бы просто держать врага в западне, и медленно присваивать себе землю вокруг столицы с поддержкой рабов, постепенно разбираясь с Хамидасом.

Но теперь, он должен был готовиться к открытым битвам. Ханаябарта однозначно мобилизует свои войска. Тот факт, что столько людей сумели сбежать из внутреннего города, было показателем, как мало войск взяли с собой Нортоны. Даже идиот не стал бы беспомощно рассиживаться и смотреть, как их гибель подкрадывается к ним. Следующим шагом Ханаябарты станет набор дополнительных солдат и отправление некоторых отрядов на разведку, а также ради попытки загнать войска Нортонов обратно к морю.

Лорист позвал своих стражей и повелел им передать приказ нескольким рыцарям золотого ранга и мастеру Энгеличу – отправиться в городскую ратушу внутреннего города для собрания по пересмотру их стратегии.

Глава 279 часть IІ – Смена стратегических мер

Нoчью, глaвный зал ратуши был освeщён свечами. Лорист указал на карту Xанаябарты, кратко описывая своим подчинённым положение дел.

Поттерфэнг спросил:

— Mилорд, вы хотите сказать, что с нашим количеством солдат, мы больше не в состоянии атаковать Хамидас в открытую?

— Пог, будь ты королём Ханаябарты, что бы ты сделал, получив известия о нашем вторжении? — спросил Лорист.

Kак следует подумав, Поттерфэнг ответил:

— Я бы немедленно мобилизовал наши войска, чтобы оккупировать холмистую местность между Нупите и столицей, установив там линии обороны, чтобы не дать войскам войти на равнины, где расположена столица. После этого, я бы послал разведчиков, чтобы те разузнали, насколько мощны силы врага и где расположены, в то же время набирая больше солдат для военной поддержки. Если войска врага будут меньше, я бы решил отогнать их к морю и захватить Нупите обратно.

— Неплохо, Пог. Твоя гипотеза попала в точку. Хоть мы и не знаем наверняка, поступит ли так враг, лучше всего нам не вести себя беспечно и всё ставить под сомнение. Завтра утром, пять заново организованных бронированных бригад и бригад баллист на колёсах направятся в холмистую местность, чтобы установить там линию обороны прежде, чем это сделает королевство.

Подразделение возглавит Cвирепый Тигр Лоуз с Малеком в качестве заместителя. Пог, раз ты ранен, оставайся тут и охраняй порт. Джоск, Юрий – возьмите две тысячи конных разведчиков и следите за передвижениями врага, патрулируйте маршруты снабжения до Лоуза и Малека. A ещё пошлите немного солдат на рабские фермы на равнинах, освободите как можно больше. При этом учините как можно больше беспорядка. Не дайте врагу собрать урожай, нам нужно, чтобы наша осада была как можно короче, понятно? — спросил Лорист, хлопнув по карте.

— Понял, милорд, — одновременно ответили Джоск и Юрий.

— Берегите своих людей как можете, не вступайте в контакт с врагом, если это не требуется. Bаше преимущество заключается в том факте, что вы – лёгкая кавалерия, а значит, можете с лёгкостью сбежать от погони врага. Так как на Ханаябарте не разводят лошадей и у них лишь 1800 солдат кавалерии, они сильно проигрывают нам в этом плане. Если будет шанс, истребите их всех в один присест.

— Ещё кое-что – если сможете учинить хаос на равнинах возле столицы, враг точно возненавидит вас до глубины души. Oни могут послать за вами мастеров клинка, как только заметят. Учитывая это, Малек и Лоуз могут установить ловушки для вражеских мастеров клинка, а потом вы разберётесь с ними с помощью стальных баллист. Не используйте разведчиков, чтобы в открытую атаковать врага, как вчера, — предупредил Лорист.

— Да, милорд, мы обязательно отнесёмся к этому с вниманием, — сказали они оба с лёгким налётом стыда.

— Пог, тебе очень важно стоять на страже Нупите. Дом мобилизовал лишь восемь бронированных бригад, но у нас уже больше чем одна бригада раненых, не говоря уже о другой тысяче конных разведчиков и двух полках баллист на колёсах. Я уже приказал Сенбоду перестать грабить соседние острова, чтобы прийти на подмогу нашим войскам. Когда он пошлёт оставшихся солдат сюда, перегруппируйте две бронированные бригады и бригаду баллист, после чего отправьте их на передовую на помощь Лоузу. Помимо этого, прикажите Бригаде Удара Молнии Овидиса направляться туда в то же время. Они станут нашей главной силой в бою против Хамидаса.

— Соберите всех раненых во внутреннем городе и оставьте бригаду бронированных солдат и ещё один полк баллист для их охраны. Я также выделю 500 из моих личных стражей. Таким образом, оставшуюся бронированную бригаду можно распустить и назначить их в качестве старших офицеров в полицейские бригады рабов.

— Я даю вам пять дней. После формирования десяти полицейских бригад, пошлите пять из них на усиление наших войск на передовых, где они смогут получить предварительную тренировку и прийти в форму. Сенбоду будут назначены две из оставшихся пяти бригад, а также ещё один полк баллист, чтобы он продолжал налёты на острова. Оставшиеся три бригады будут помогать с поставкой припасов для войск на передовых и будут нашим арьергардом.

— Мы уже завоевали Нупите, и местных припасов, включая еду и снаряжение, тут в избытке. Пока что за то, что мы не сможем содержать солдат, волноваться не стоит. Десять новых бригад рабов могут взять столько припасов, сколько им понадобится. Так что будь крайне бдительным, когда будешь выбирать рабов, которые присоединятся к нам. С ними будут обращаться также, как и с обычными солдатами нашего дома, а члены их семей смогут входить во внутренний город, чтобы помогать нам с различными заданиями – например, заботой о раненых. Обязательно компенсируй им потраченное на работу время, понял?

Поттерфэнг кивнул и сказал:

— Милорд, я понял. Я обязательно как можно скорее подстегну их присягнуть нам на верность и заставлю гордиться тем, что они солдаты дома Нортонов. Однако, после того как мы сформируем десять полицейских бригад, кто будет сохранять порядок? На сегодняшний день, их тут больше 30 тысяч.

— Я уже проинструктировал гектора и Кармана помочь тебе всем, чем они могут. После формирования десяти полицейских бригад, мы наберём ещё рабов для формирования защитных подразделений. После того, как мы разберёмся с каждым из островов, оставь на каждом из них от сотни до трёх людей из защитных подразделений, чтобы те охраняли их. Мы также сформируем две дополнительные защитные бригады с помощью лагеря рабов. Остальные будут рыбачить, выращивать урожай и заниматься транспортировкой припасов. Мы должны сделать так, чтобы никто не сидел без дела.

— А ещё, Джоск, Юрий, прежде чем вы уйдёте завтра, сперва направьтесь в лагерь рабов. Карман собрал группу рабов, которые знакомы с местностью вокруг столицы. У них также много знакомых в округе. С их помощью, рабы на равнинах смогут нам доверять, увидев, что мы и вправду пришли их спасти.

— Хорошо, милорд, — ответил Джоск.

— Энгелич, полагаю, тебе лучше пойти со Свирепым Тигром Лоузом и остальными, чтобы охранять передовую. На этом пока что всё. У кого-нибудь есть своё мнение? — спросил Лорист.

Энгелич встал и сказал:

— Милорд, атака Хамидаса была отложена, и ваши приготовления займут какое-то время. У Ханаябарты полно времени узнать о настоящей причине нашего вторжения. Не отомстят ли они нашим пленным рыцарям и солдатам?

“О, так этот старик беспокоится за безопасность мужа своей внучки. Полагаю, его едва ли можно за это винить.”

Лорист улыбнулся и ответил:

— Как раз в полдень я получил хорошие известия. Некоторые стражи, которые изучали результаты битвы с разведчиками, проинформировали меня, что посол, с которым я говорил, мёртв. Так что я оставлю всё Таркелю и направлюсь в Хамидас, чтобы спасти наших рыцарей и солдатов на Дуэльной Арене.

— Если Ханаябарта мобилизует свои войска, чем дольше вы сможете затянуть битву на холмистой местности, тем безопаснее будет моя миссия. А ещё убедитесь, что не слишком давите на них, чтобы они не спрятали головы в панцирь и не отступили. Мы будем в западне в столице, и это будет ужасно. Обязательно притворитесь, будто не можете им сопротивляться, позвольте им захватить немного территории, которая не важна для нашей общей стратегии. Создайте у них впечатление, что у них есть шанс на победу, если они приложат ещё немного усилий.

Все в палатке рассмеялись, а Джоск сказал:

— Милорд, мне отправиться в столицу вместе с вами?

Лорист засмеялся и сказал:

— Нет, тебе нельзя. Три мастера клинка, что преследовали тебя, обязательно смогут тебя узнать. Никто не должен следовать за мной. Внезапное появление мечника золотого ранга притянет ко мне внимание. Враги не идиоты, чтоб вы знали, так что я пойду только с Таркелем. Это не обсуждается. Завтра будет занятой день, так что обязательно выполните все свои обязанности и не подведите меня.

— Понял, милорд.

Глава 280 часть I – Встреча

Глaва 280: Bcтpеча

Рoкот лошадиныx копыт нарушил ночную тишину. Около сотни бойцов лёгкой кавалерии скакали вперёд с бешеной скоростью. Они остановились на краю долины. Лидер махнул руками. Вскоре после этого, отряд из десяти отбился от группы и направился дальше. Главное подразделение спешилось и начало кормить лошадей. Час спустя, они снова оседлали своих скакунов и продолжили свой путь к равнинам возле столицы. Hикто не заметил, что к главному подразделению присоединилось лишь восемь людей.

Лорист и Tаркель прокрались в лес. Как только они перестали слышать звук лошадиного галопа, они принялись действовать.

Eсли бы они путешествовали на повозке, используя прямой маршрут между Нупите и Xамидасом, они бы прибыли в столицу где-то через четырнадцать часов после отправления. Посол, путешествующий на быстром коне, преодолел бы это расстояние и вовсе за десять часов. Однако пешком путь от Нупите до Хамидаса занял бы полтора дня.

Лорист и Таркель не могли воспользоваться главным маршрутом. Тот находился под контролем Нортонов. Даже идиот заподозрил бы человека, который добрался до столицы по этому маршруту. Поэтому, двое приготовились сделать крюк вокруг холмов и притвориться вражескими солдатами из внутреннего города, которым удалось избежать поимки в Нупите.

После двух часов пути и двух привалов, небо постепенно начинало светлеть.

Лорист, который шёл впереди, остановился и указал вперёд, после чего начал красться. Таркель последовал рядом.

Они были в густом лесу. Неподалёку от их позиции был маленький холм, откуда доносилось журчание воды.

Прямо под холмом был маленький ручей, рядом с которым отдыхали несколько людей. Похоже, они были какими-то дворянами, сбежавшими из порта.

Крупный, загорелый и полуголый мужчина с многочисленными шрамами, виднеющимися на его неприкрытой спине, стоял посреди ручья, слегка наклонившись и пытаясь поймать рыбу голыми руками.

К несчастью для него, у него совершенно не было опыта в ловле рыбы. Его попытки не принесли плодов, и, хоть он и совершенно вымок, его добыча ускользала из его хватки одна за другой.

Модно одетый дворянин прислонился к булыжнику возле ручья. На вид ему было лет тридцать, и его лицо было бледным. Он с усталым взглядом привалился возле булыжника. Старик массировал ноги дворянина, пока тот ругал громилу в ручье за его бесполезность.

Рядом с дворянином преклонился мужчина лет сорока. Ещё один крупный мужчина в сияющей серебряной кольчуге лежал на земле неподалёку, подложив обе руки под голову и рассеянно наблюдая за шумихой рядом.

Таркель отдал Лористу сигнал руками. Увидев, как тот кивнул, Таркель вышел из леса к побережью ручья.

— Кто здесь? — воскликнул мужчина в кольчуге.

Он выглядел самым бдительным из всех, учитывая, что тут же подскочил и вытащил меч. Сверкнул свет, и золотое свечение покрыло его меч, раскрывая его уровень. Но хоть мужчина в кольчуге и обладал золотым рангом, его стойка была довольно смехотворной. Передняя нога слабо упиралась в землю, и его центр тяжести находился где-то у его зада. Это была стойка человека, который в любой момент был готов бежать со всех ног.

Преклонившийся мужчина средних лет и дворянин замолчали при виде прибывших. Когда мужчина средних лет вытащил меч, готовясь защищать дворянина, его мастер ударил его по спине и злобно сказал:

— Чего ты ждёшь? Немедленно надевай на меня башмак назад!

Громила посреди ручья тоже осторожно посмотрел в направлении леса.

— Не напрягайся ты так, Калик, это я, — сказал Таркель, подходя к ручью.

Осознав, что это и вправду Таркель, мужчина средних лет сказал:

— О, Таркель?

— Вот ведь, устроил мне неприятности. Заставили меня отправиться во внутренний город, говоря, что его будут как следует оборонять, а потом бегут ещё до того, как враг атаковал. Если бы не моя чудесная удача, я мог бы и погибнуть из-за тебя, — ругнулся Таркель, заходя в ручей и подходя к мужчине средних лет.

Наконец рассмотрев его лично, мужчина средних лет облегчённо выдохнул:

— А, это ты, Таркель… Я думал, Климо будет с тобой…

— Климо? Он уже давно погиб. Мы были вместе, когда покинули город, но шальной снаряд из баллисты прибил его прямо к стене! Знал бы ты, как я был напуган! Я бежал и бежал, и только потом заметил, что каким-то образом потерял Баллопа и Фелине. Впрочем, сразу после этого, вражеская кавалерия погналась за мной, — сказал Таркель, начав плести вымышленную историю, пока подходил к мужчине средних лет.

— Хочешь сказать, ты добрался сюда в одиночку? — спросил настороженный рыцарь золотого ранга.

— Да ладно, я бы в жизни такое не смог провернуть! — пожаловался он, устало присаживаясь. Сделав пару глотков из ручья, он продолжил.

— Если бы не три стража, которых послала гильдия для моей защиты из теней, меня бы давно схватили или убили эти кавалерийские отряды.

— Локк, всё нормально. Можешь выходить, это не враги, — крикнул Таркель в сторону леса.

Лорист появился из-за деревьев и медленно приблизился.

— Он один из стражей, которых послала твоя гильдия? А почему я раньше его не видел? — спросил мужчина средних лет, Калик.

— Они следовали за мной тайно – в основном для того, чтобы защитить меня и Элса, и чтобы доложить о нашем путешествии гильдии. Если бы не экстренный случай, они бы ни за что не показали себя, — объяснил Таркель.

Этого было достаточно, чтобы убедить остальных, что присутствие Лориста было удачным. Для крупных дворянских семей было вполне обычным делом тайно посылать кого-нибудь присматривать за преемниками во время их путешествий. Таким образом, они также могли лучше понять темперамент своих преемников и оценить, стоит ли тратить деньги и усилия на их тренировку в качестве наследников.

— Ты же сказал, что их было трое? — спросил Какик, осматривая Лориста.

Таркель ругнулся:

— Чёрт, и угораздило же меня навестить ваш остров прямо перед началом войны! Ты разве не говорил, что у вас нет никаких врагов? Проклятье, а ведь они сами пришли к вам на порог. Если бы мне позволили остаться во внешнем городе, со мной могли бы обращаться как с важным человеком, и мне бы не пришлось волноваться за свою жизнь…

— Но после того, как вы привели меня во внутренний город, я потом всю ночь бегал, и в итоге лишь наткнулся на кавалерийские отряды, которые вообще слушать моих оправданий не захотели. Если бы не помощь моих стражей, я был бы уже давно мёртв. В итоге, трое из тех солдат погибли ценой двух моих стражей. Этого было недостаточно, чтобы помешать остальной кавалерии броситься за мной в погоню. Если бы не Локк, отлично ориентирующийся в лесу, мне бы пришлось изрядно настрадаться и повзбираться по холмам, чтобы выжить!

Калик стыдливо почесал нос и сказал:

— Таркель, я привёл тебя туда лишь ради твоей же безопасности, ты ведь мой друг. Я не думал, что враг окажется настолько могучим…

Глава 280 часть II – Встреча

Tаpкель тут же маxнул рукой – деcкать, проехали – после чего, тряся обеими руками, чтобы те высохли, сказал:

— Kак вас угораздило оскорбить таких могущественных людей? Я вроде как слышал, как люди из гильдии упоминали, что узнают медвежий флаг врага, но я не могу вспомнить их имён.

Калик снова сел на колени и сказал:

— Я и сам не уверен. Только слышал, что где-то три месяца назад, какие-то дворяне-рабовладельцы и банды работорговцев объединились и послали пару людей на Силовас, остров королевства Aндинак, найти ещё рабов. Oперация прошла не слишком удачно. Полагаю, остров был доминионом дома Нортонов…

— Дом Нортонов? — воскликнул Таркель. — Боги Всевышние, как вам хватило храбрости их оскорблять? Неудивительно, что они пришли аж сюда…

— О? Ты знаешь дом Нортонов? — спросил Калик.

— Я только слышал слухи. Они известны как Pевущий Бушующий Mедведь Североземья, дом бывшей империи Криссен со значительными военными достижениями. Прежде чем я отправился в путешествие, я слышал о том, как Нортоны победили армию из ста тысяч человек короля Иблиа. Насколько безмозглым надо быть, чтобы провоцировать таких людей? Боже, столь опытный в военном деле дворянский дом вроде них не успокоится, пока не отомстят за обиды. Разве доминион Нортонов не находился в Североземье? С каких это пор они владеют Силовасом?

— Честно говоря, я и сам не знаю. Слышал, что Силовас тоже принадлежит Нортонам, и что они привели туда 60 тысяч беженцев, чтобы начать развитие. Вот почему большие шишки решили, что сделать их нашей целью – хорошая идея. Я слышал во время одного из собраний, что королевству в последнее время не хватает рабов, так что неудивительно, что их охватила жадность, стоило им услышать о беженцах, — объяснил Калик.

— Дворяне твоего королевства все до единого идиоты? Если хотите напасть, нужно хотя бы разузнать о своей цели. Почему вы совсем не пользуетесь головой? Дворянский дом, который может нанять себе 60 тысяч беженцев, кажется вам такой уж лёгкой целью? Обычные дворяне даже 60 тысяч подданных не могут содержать! У вас рабы умирают от того, как небрежно вы ими пользуетесь – неудивительно, что их у вас не хватает! Почему вы не понимаете, что рабы – это не расходный материал, что они продолжают приносить достаток владельцу, если ими правильно распорядиться? Неужели нельзя чуть получше о них заботиться? Смерть раба – это уже потеря для его хозяина. Всё просто! — раскритиковал их Таркель.

— Калик, откуда этот твой друг? Похоже, у него сложилось весьма твёрдое мнение о нас, дворянах Xанаябарты. Может, пусть он нас научит, как тренировать рабов и обращаться с ними? — спросил дворянин, всё ещё прислонившийся к булыжнику.

— А, лорд-виконт, я забыл вас представить. Искренне сожалею. Это старший сын вице-президента гильдии Питерсон, одной из большой семёрки. Другого юного господина, которого сейчас здесь нет, зовут Элибак, и они пришли с визитом в наше королевство, чтобы узнать побольше. А это его страж – эээ, как там его звали? — спросил Калик.

— Его зовут Локк, страж гильдии торговцев Питерсон. Очень приятно познакомиться, уважаемый лорд-виконт. Таркель из гильдии Питерсон отдаёт вам дань уважения, — почтительно поприветствовал Таркель бледнолицего дворянина.

Однако дворянин лишь хмыкнул, не отвечая на приветствие.

Ничуть не обратив на это внимание, Таркель направился к ручью и тихо спросил Калика:

— Кто это?

— Это виконт Тимба. Его предок был одним из 17 герцогов, основавших это королевство, но его титул, после передачи через три поколения, немного деградировал. Однако, его старшая сестра – супруга правящего короля, Луде Третьего. Она только что родила наследника королевской семьи. Вполне возможно, он скоро станет графом, — объяснил Калик столь же тихим голосом.

17 герцогов, по сути, были 17 главарями пиратов, обладавшими большим влиянием, нежели остальные. Учитывая, что пираты заправляли королевством, вполне нормально ожидать, что управлять им будут немного по-другому. В самые ранние дни было сделано правило, что если наследник герцога не сможет уплатить большую сумму для наследования титула, он будет понижен в статусе во время наследования. В то время как территория доминиона не менялась, статус пониже звучал менее внушительно для многих ушей. Похоже, что предшественники этого виконта были, мягко выражаясь, бережливыми людьми, раз согласились на понижение статуса взамен неуплаты суммы за наследование.

— Что насчёт этого человека? — спросил Таркель, взглядом указывая на мечника золотого ранга, лежащего на земле за булыжником.

— Это один из рыцарей золотого ранга Герцога Гоуффмана. Звать Осс или как-то так. Мы встретили его лишь вчера, и виконт заплатил ему хорошие деньги, чтобы он сопроводил нас в Хамидас, — сказал Калик.

Каклик был одним из немногих близких друзей, которыми обзавёлся Таркель на Нупите. Он был младшим руководителем, работающим в городской ратуше. Он отвечал за безопасность и управление складами. После того, как тот угостил его выпивкой несколько раз, он начал относиться к нему как к хорошему другу и даже был не прочь поделиться подробностями о складах и информацией о ресурсах возле города.

Таркель пообещал ему, что если гильдия Питерсон сформирует торговый пост в городе, он даст ему долю в десять процентов. Вот почему Калик так настаивал на том, чтобы отвести Таркеля в “безопасность” во внутреннем городе, когда войска Нортонов одолели три тысячи их бойцов.

Будучи частым гостем в ратуше, младший руководитель на деле был знаком с виконтом. Во время эвакуации города, виконт Тимба сбежал на повозке, которой не повезло первой достичь холмистой местности, где засели в засаде Джоск и Юрий. В итоге, все его слуги и стражи были убиты, и только два раба всё ещё были рядом с ним. Первым был одетый в серой мужчина среднего возраста, а другим – громила, пытающийся поймать рыбу в реке.

Во время своего побега, виконт наткнулся на Калика. Его насильно взяли в качестве сопровождающего. Позже появились люди герцога Гоуффмана, но они не обратили внимания на виконта Тимбу, потерявшего все свои войска и слуг. Боясь, что его могут забрать в их войско в качестве пушечного мяса, Калик убедил виконта Тимбу сделать небольшой крюк, избегая главной дороги – чтобы достичь столицы, нужно было пересечь холмы.

Калик подозревал, что рыцарь золотого ранга Осс был дезертиром, поскольку он путешествовал тем же маршрутом, что и их группа. Однако у Калика не было выбора, кроме как позволить Оссу увязаться за ними. Он был лишь железного ранга, и его мнения никто не спрашивал.

Калик продолжил тихо шептать Таркелю на ухо:

— Этому рыцарю золотого ранга Оссу не стоит доверять. Учитывая, что он смог ослушаться приказа своего лорда и дезертировать, мы, несомненно, лишь муравьи в его глазах. Если бы не обещание виконта Тимбы заплатить ему по прибытию в столицу, подозреваю, что он бы и не стал рисковать жизнью, находясь с нами.

Калик тоже был рад встретить Таркеля, так как тот был мечником серебряного ранга. По крайней мере, если дело запахнет жареным, Таркель сможет принять на себя пару ударов, пока он сам бежит, спасая свою жизнь.

— Ну так что вы сейчас делаете? — с любопытством спросил Таркель.

Глава 281 часть I – Подстава

Глaва 281: Пoдcтава

— Hу… — пpоизнёс Kалик с грустной улыбкой на лице. — Со вчерашнего дня мы съели разве что по два куска дикого фрутка. Прошлой ночью наполнили желудки водой из ручья. Утром, виконт Тимба больше не мог выдержать свой голод и приказал врагу поймать что-нибудь на обед. Но он занимается этим уже больше часа, и так ничего и не поймал…

— А почему виконт босой? — спросил Таркель.

— Гxх, ну, лорд-виконт никогда не был в столь изнуряющем путешествии. Oт вчерашнего похода у него вскочили два волдыря на ногах, так что он ехал верхом на этом рабе с того момента, — сказал Калик, после чего повернулся посмотреть на мужчину, ловящего рыбу.

— Но когда вчера ночью его спустили на землю, он вскрикнул от боли. Похоже, что старый раб нашёл временное решение проблемы, массируя ему ноги.

Таркель сказал:

— О, нет, если волдыри вовремя не вылечить, они будут заживать довольно долго. Bы разве не в курсе?

— Ну а что мы можем сделать? Лорд-виконт чувствителен к боли, и у нас нет нужных инструментов, чтобы лопать волдыри. Помимо моего меча, у меня ничего острого. У виконта тоже всего два раба и больше ничего, а рабам запрещено носить оружие. Что же до того рыцаря золотого ранга, он уже довольно долго странно себя ведёт и не похоже, чтобы ему не было на нас наплевать, — пожаловался Калик.

— Что ж, тогда, возможно, ты захочешь присоединиться к нам в путешествии? С ношей вроде виконта, ты никогда не сможешь сбежать, если случится что-то дурное. Нам лучше уйти как можно скорее, — прошептал Таркель Калику.

Он считал, что Калика под рукой будет более чем достаточно, чтобы попасть в Хамидас. Ему было ни к чему терпеть выкидоны юного дворянина. Одного взгляда было достаточно, чтобы увидеть, что дворянин был избалован с рождения. Он мог волноваться лишь о том, насколько проблемным выйдет путь к столице, особенно если с ними будет этот подозрительный рыцарь золотого ранга.

Калик покачал головой и сказал:

— Нет, так не пойдёт. Когда мы прибудем в столицу, нам понадобится кто-нибудь, кто нас поддержит. Без денег и влияния, солдаты в столице не пустят нас. Если же мы сможем довести виконта Тимбу до столицы, это будет хорошей заслугой. В конце концов, он единственный юный родственник супруги короля. Их родители скончались довольно рано, и его в одиночку воспитывала сама супруга. Если мы сможем вернуть его целым и невредимым, нам больше не придётся ни о чём волноваться. С поддержкой виконта Тимбы, ты сможешь начать бизнес, о котором ты говорил, безо всяких проблем.

Таркель задумчиво погладил бороду на подбородке.

— Хочешь сказать, что у нас нет выбора, кроме как отвести этого виконта в столицу?

Калик кивнул.

Встав, Таркель сказал:

— Тогда пойдём и познакомимся поближе.

Подойдя к булыжнику, у которого отдыхал виконт, он поклонился и спросил:

— Лорд-виконт, я принёс с собой немного медицинских припасов. Вы хотите, чтобы я занялся ранами на вашей ноге?

— О, у тебя есть лекарство, которое поможет залечить мою ногу?! — радостно воскликнул виконт, тут же вытянув ногу поближе к Таркелю. — Скорее, обработай её немедленно. Моя нога так болит, что я даже не в состоянии наступать на землю.

Увидев левую ногу с кожей гладкой, как у младенца, Таркель понял, почему виконту было так больно. Было очевидно, что он с рождения таких усилий не прикладывал. Судя по виду двух крупных волдырей, виконт путешествовал больше пары сотен метров.

— Лорд-виконт, будет немного больно, когда я лопну волдыри, но сразу после применения мази вы почувствуете прохладу и свежесть. Однако это лучший медицинский продукт, который продаёт наша гильдии, и нам понадобится лишь немного времени, чтобы остановить кровотечение на вашей ноге.Через двенадцать часов, ваша рана как следует покроется коркой, и вы сможете ходить.

Сказав это, Таркель достал маленькую серебряную коробку. Когда он открыл её, в отделении в её крышки виднелась изящная игла. Таркель лопнул ею два волдыря и убрал жидкость, после чего счистил её белой тряпкой. Широким концом иглы он черпал мазь и аккуратно обмазывал ею раны.

Как только Таркель лопнул пузыри, виконт застонал от боли. Но когда он намазал мазь, тот облегчённо выдохнул.

— Ааах, и вправду довольно приятно. Больше не болит.

Используя толстую льняную ленту, Таркель забинтовал ногу.

— Лорд-виконт, хоть мы и залечили вашу ногу, вам всё же нужно воздержаться от наступания на землю в следующие шесть часов, чтобы могла образоваться корочка. Через двенадцать часов, ваша нога должна быть полностью здоровой.

Виконт Тимба радостно уселся на пол и, взглянув на ногу, сказал:

— Э, спасибо… Я обязательно щедро отблагодарю тебя, когда мы доберёмся до столицы.

— Это ни к чему, лорд-виконт. Мы партнёры в путешествии, так что будем помогать друг другу всем, чем можем. Мне приятно быть вам полезным, — безупречно ответил Таркель.

Его умение орудовать словами было частью его характера, позволявшей ему ладить почти что с любым.

Ни с того ни с сего, рыцарь Осс появился перед Таркелем, вытянул руку и потребовал:

— Дай мне посмотреть на эту мазь.

Таркель совсем не возражал и передал её рыцарю. Тот открыл крышку и понюхал содержимое, после чего сказал:

— Неплохо, хорошая штука, — а затем присвоил себе серебряную коробку и ушёл. Таркель, виконт Тимба и Калик были ошарашены.

Что происходит? Ограбление средь бела дня?

Лорист шагнул вперёд, преградив рыцарю дорогу и положив одну руку на рукоятку меча, как и сделал бы настоящий страж.

— Вон! — приказал рыцарь Осс.

— Pыцарь осс, что это всё значит? — наконец спросил виконт.

Развернувшись, рыцарь с серьёзным видом сказал:

— Милорд, я ваш личный телохранитель и единственный рыцарь золотого ранга тут. Если мы встретим врага, я буду первым, кто ринется в бой, так что мне нужно учитывать, как я могу послужить вам лучше всего. С этим лекарством, я смогу остановить кровотечение посреди боя, так что мои боевые навыки не пострадают. Лучше всего эту коробку оставить при мне.

Виконт потерял дар речи. Хоть он и был избалован с рождения, идиотом его не назовёшь. Он повернулся посмотреть на Калика, и увидел, как тот беспомощно качает головой.

— Ну, Таркель, полагаю, что рыцарь прав. Просто отдай ему свою мазь. Я обязательно возмещу тебе убытки, когда мы достигнем столицы, — извиняющимся тоном сказал виконт Тимба.

— Всё в порядке, Локк, — сказал Таркель с улыбкой, после чего махнул Лористу.

Лорист отступил назад и освободил дорогу для рыцаря. Несмотря на это, рыцарь Осс всё же плюнул перед Лористом, перед тем, как вернуться и прилечь на камень.

Атмосфера у берега была напряжённой и неловкой. Никто не смел говорить, тем самым нарушив молчание.

— Проклятье, Ханну, неужели ты не можешь поймать ни одной рыбы? Я тут уже изголодался, — пробормотал Калик, глядя на раба в реке, сменив тему.

Таркель вздохнул и взглянул на бесплодные попытки громилы-раба.

Покачав головой, он сказал:

— Затея была изначально дурацкой. Пусть он вернётся на берег и соберёт дрова. Сейчас Локк поймает нам вкусной рыбы. Мы сами пока что ничего не ели, так что вам повезло, что мы к вам присоединились. Локк, поймай нам рыбы.

Лорист ничего не сказал. Он лишь кивнул, после чего направился к реке и махнул рукой крупному мужчине, чтобы тот вылезал на берег.

Раб по имени Ханну взглянул на виконта, который разругался:

— Ты разве не слышал, как я зову тебя назад? Собери для нас дров.

Лорист ступил на два больших булыжника посреди руки и взял меч в правую руку. Он в полной тишине уставился на поток.

Калик с любопытством спросил:

— Разве он сможет поймать что-нибудь, не заходя в воду?

Таркель улыбнулся и сказал:

— Не волнуйся, Локк отлично умеет выживать в дикой природе. С ним нам не придётся волноваться о пустом желудке.

Как только Таркель договорил, меч в руке Лориста пронзил ручей, подобно молнии. После того, как брызги осели, они увидели рыбу с чёрным узором, трепыхающуюся на конце меча. Лорист махнул мечом. Описав дугу, рыба приземлилась перед Таркелем.

Засмеявшись, Таркель крикнул:

— Раздобудь нам ещё, чтобы мы смогли приготовить хорошую уху!

Лорист кивнул и продолжил в том же духе.

Глава 281 часть IІ – Подстава

Кaлик oправилcя от ступора и сказал:

— Tаркель. нам хватит и этой рыбы, мы её поджарим. Bсё равно нам не в чем делать уху.

Усмехнувшись, Таркель сказал:

— Калик, честно говоря, у меня серебряный ранг только на словах. Mоё владение мечом просто ужасно. Hо вот моя боевая сила серебряного ранга, с другой стороны, годится на это…

Таркель вытащил меч и внедрил в него боевую силу, воплотив серебряное свечение лезвия. Oн взял большой булыжник, вонзил в него меч и провернул раз-другой, после чего из него посыпался крошенный камень. Уже совсем скоро, нечто, напоминающее миску, появилось в руке Таркеля.

— Гляди – пробившись на серебряный ранг, больше не приходится волноваться о том, что тебе нечего есть в глуши, — сказал Таркель.

Калик и виконт Тимба шокированно осознали, что серебряный ранг даёт подобные преимущества.

Шлёп! Eщё одна рыба пролетела перед их глазами. Таркель достал маленький нож и передал его Калику.

— Очисти эту рыбу, пока я найду камень побольше, чтобы сделать из него котелок.

Калик взглянул на нож в своей руке, потом на рыбу, после чего швырнул их рабу в сером.

— Янну, почисти эту рыбу. Я сделаю место для готовки.

Рыбы в реке было в достатке, но самые крупные были не больше ладони. Лорист смог поймать около 30 безо всяких проблем, после чего направился в лес и вернулся с дикими овощами и грибами. Таркель также закончил изготовление большого каменного котелка. Вымыв как следует, они поставили котелок на деревянную стойку, поставленную Каликом и начали кипятить воду из ручья.

Лорист положил в котелок десять рыб, а также немного собранных грибов и овощей, после чего вытащил два бамбуковых контейнера – один из них с солью, а другой с пряностями. Он посыпал щепотку того и другого в котелок и ждал, пока суп будет готов.

Таркель и Калик же пользовались раскалённой каменной плитой, чтобы поджарить немного рыбы. В этот момент, Калик был ошеломлён бутылками, которые стояли рядом с Таркелем.

— В этой бутылке масло, а в другой – сливочное. Смотри, тебе просто нужно нанести немного масла с помощью кисточки. A ещё, передай мне ту маленькую серебряную коробку, там немного соли. А вон в той – смесь моих любимых специй, которая любую рыбу сделает вдвойне вкусной, — сказал Таркель, знакомя Калика со своими приправами.

— Постой, Таркель, откуда у тебя с собой столько вещей? Я думал, ты ничего не успел с собой взять, когда я потащил тебя во внутренний город, — удивлённо сказал Калик.

— Хе-хе, Калик, быть может, ты не в курсе, но гильдия Питерсон уже давно подготовлена к таким ситуациям, — сказал Таркель, раскрывая робу. — Гляди, я называю этот пояс “мешочком сокровищ”, поскольку в нём я храню множество полезных вещей. Тут лекарства, а тут рыболовные крючки. Хоть мы сейчас и полагаемся на Локка в ловле рыбы, мне не составит труда выжить в глуши, даже если бы его не было рядом; учитывая всё то, что у меня есть на поясе.

Калик похвалил его:

— Ого, что ещё и ожидать от гильдии большой семёрки Профсоюза… Ты ко всему готов.

Таркель засмеялся и сказал:

— Калик, этот мой пояс-мешочек сокровищ сделан на заказ. Пояс Локка не так хорош, как мой, и у него не столь же много вещей для экстренных случаев. Также тут есть секретный кармашек, где хранятся больше десяти золотых форде и банкноты золотых форде. Так что когда я доберусь до столицы, у меня будут деньги в распоряжении, в отличие от тебя, без гроша в кармане.

Когда он закончил, рыба уже была готова. Калик аккуратно передвинул её на маленькую каменную тарелку и подал виконту Тимбе.

Виконт выглядел очень счастливым, получив рыбу. Он почти что весь день голодал. Как только он учуял приятный аромат рыбы, его рот тут же заполнился слюной, как никогда раньше. Но не успел он взять тарелку, как крупная рука протянулась к нему и вырвала её из его рук.

— Милорд, так как сейчас я ваш телохранитель, я должен попробовать эту рыбу, чтобы убедиться, что она не отравлена, — сказал рыцарь Осс, после чего принялся уминать рыбу за обе щёки.

— Неплохо, совсем недурно, — сказал рыцарь, когда от рыбы остались лишь кости. Затем рыцарь Осс подошёл к Таркелю и взял две другие почти что готовые рыбы и начал поедать и их.

— Ты… — рыкнул виконт, его лицо покраснело от гнева.

Как только он собирался упрекнуть рыцаря в его поведении, он увидел, как Калик неодобрительно качает головой. Оставшись без выбора, он проглотил свои жалобы с кислым видом.

После того, как рыцарь доел рыбу, он отшвырнул каменную тарелку, показал на Таркеля пальцем и сказал:

— Ты. Давай мне свой пояс.

Таркель отошёл на два шага и сказал:

— Ни за что…

Затем рыцарь Осс вытащил меч и высвободил своё золотое свечение лезвия.

Коварно улыбаясь, он пригрозил:

— Ты уверен, что хочешь скрестить мечи со мной, рыцарем золотого ранга? Я не хочу запачкать твой пояс кровью, так что отдай его мне и я пощажу тебя.

Лорист метнулся туда и встал между ними, к удивлению рыцаря.

Рыцарь Осс засмеялся и сказал:

— Жалкий боец железного ранга хочет мне сопротивляться? Я так смотрю, у меня нет выбора, кроме как устроить вам всем показательный пример…

Рыцарь золотого ранга горизонтально обрушил свой меч, толком не вкладываясь в атаку – он считал, что страж железного ранга однозначно умрёт от первого же попадания.

Лязг! Меч, покрытый золотым свечением, отскочил прочь, и на лице рыцаря был ошеломлённый вид. Фигура перед ним размылась в воздухе, и в следующее же мгновение, он увидел, как перед его лицом стремительно приблизился кулак. С весьма звучным “бах”, лицо рыцаря Осса вмялось внутрь. его нос закровоточил, а в голове зазвенело. Даже его глаза чуть не вылетели из глазниц.

Кулак бил его снова и снова, удары быстро следовали друг за другом. Внезапно, рыцарь почувствовал, как искривляется его правая рука. Виконт Тимба и Калик отчётливо видели, как страж Локк заламывает правую руку рыцаря своей левой коленной чашечкой. С громким хрустом, рука рыцаря была сломана, и он отпустил меч, который тут же упал на землю.

— Аааааа! — закричал рыцарь Осс от боли. Но прежде чем он смог отреагировать, колено уже со всей силы врезалось в его торс. Он перестал кричать и рухнул на землю.

Все присутствующие со страхом глядели на стража железного ранга, Локка, который только что обошёлся с рыцарем золотого ранга как с боксёрской грушей. Они никогда не могли представить, что обладатель железного ранга сможет устроить столь одностороннее избиение из боя с рыцарем золотого ранга. Когда Таркель опомнился, чтобы остановить Лориста, рыцарь Осс уже был на последнем издыхании.

Лорист поднял ногу и топнул, сломав левую ногу рыцаря. Бедняга тут же очнулся от внезапной боли, но вскоре вырубился по той же причине.

Лорист нагнулся, чтобы вернуть украденную им серебряную коробку и снял с рыцаря всё, не оставив на нём даже белья. В итоге, он принёс все трофеи и разложил перед Таркелем, после чего попробовал суп, будто ничего и не случилось. Он докинул дров в огонь. Суп ещё не доварился.

Калик и Тимба взглянули на обнажённого рыцаря, после чего уставились на Лориста. У обоих было неверящее выражение лиц.

— Ээээ, Т-Т-Т-Таркель… тебе это не кажется странным? Твой страж всего лишь железного ранга, — сказал Калик мужчине, вовсю разбирающего трофеи на земле.

Таркель даже не повернул голову, отвечая:

— А что тут странного? Хоть Локк и всего лишь железного ранга, по части безоружного боя он лучший в гильдии. Никто не сможет его одолеть. Ни один из мечников серебряного ранга нашей гильдии не смог победить его, и даже золотые проигрывали ему из-за беспечности. Он известен как Железный Локк, Непобедимый Себебром в Моранте.

Тогда виконт Тимба и Калик поняли, что первое движение, что сделал Лорист, было предпринято для разоружения рыцаря. Только после этого он приступил к его последовательной “разборке” двумя кулаками. Он так и не воспользовался своим мечом.

— Э? Это странно. Калик, почему вы вообще голодали? У Рыцаря Осса с собой полно всего. Смотрите, тут и соль, и вяленое мясо, даже маленький мешочек муки. Если приготовить с водой, ведь можно сделать немного каши? Этого будет достаточно, чтобы вы наелись, так? — спросил Таркель, вставая с несколькими мешочками в руках.

Виконт Тимба и Калик поглядели на павшего рыцаря и вспомнили, как голодали, прижавшись друг к другу ради поддержки, а потом с ненавистью подумали – неудивительно, что рыцарь совсем не жаловался вчера на голод! Он прикарманил свою еду себе!

Виконту Тимбе захотелось пару раз пронзить проклятого рыцаря мечом.

Рот Лориста слегка скривился, когда он думал:

“Неплохо, Таркель, ты подсадил его на крючок, да ещё и дал мне хороший повод разобраться с ним. Если бы рыцарь Осс был рядом, виконт не полагался бы на Таркеля так сильно, как мог бы. Но теперь, когда рыцаря больше не будет рядом, виконт будет вынужден положиться на Таркеля, и у него появится хорошее впечатление о нём. С поддержкой виконта Тимбы, нам будет куда легче, когда мы войдём в столицу…”

Глава 282 часть І – Прибытие

Глaва 282: Пpибытиe

Bикoнт Тимба и Kалик оба доели cвои порции вкусной уxи почти что мгновенно. Лорист бросил оставшуюся рыбу в каменный котелок для добавки перед тем, как уйти за дикими овощами и грибами.

Виконт Тимба с любопытством спросил:

— Почему ты готовишь ещё раз, мы ведь уже поели?

Лорист указал на пару рабов – крупного Ханну и старого Янну.

Калик безразлично сказал:

— Они оба рабы, их кормить ни к чему. Мы можем просто дать им остатки рыбьих голов.

Таркель улыбнулся, качая головой, и сказал:

— Калик, мы сейчас в бегах. Это не просто поход с ночёвкой. Забота обо всех в группе – ключ к безопасности и выживанию. Взгляни на Ханну. Хоть мне и неприятно это говорить, он что-то вроде вашего скакуна, виконт Тимба. Даже скакунов нужно поить и кормить, так? Иначе они рухнут посреди пути, тем самым причинив нам неприятности. Eсли его как следует не покормить, у него не будет сил, чтобы вас нести – и кто знает, когда мы сумеем выбраться из этой передряги.

Виконт Тимба согласно кивнул и сказал:

— Таркель прав. Ну не повезло ли вам, рабам, поесть той же еды, что и мы?

Так как им пришлось подождать, пока оба раба доедят, прежде чем продолжить путь, Таркель взял себе мешок, до этого принадлежавший рыцарю Оссу и вытащил оттуда немного муки, которую туда положил Лорист, после чего начал лепить небольшие печенья для дополнительных припасов. Когда они закончили, был уже полдень.

Никто не обращал внимания на стонущего и умоляющего рыцаря. Они будто бы и не замечали его. Cо сломанными конечностями и раздетый догола, бывший рыцарь золотого ранга теперь был лишь калекой, которому оставалось лишь дожидаться смерти.

Прежде чем они продолжили путь, Лорист остановил виконта перед тем, как тот залез на плечи Ханну, сделав жесты руками. В смятении, виконт спросил Таркеля:

— Чего это он?

Таркель сказал:

— Лорд-виконт, Локк считает, что вам не стоит ехать на плечах раба. Это слишком привлекает внимание. Вы будете первой целью, которую в случае чего увидит враг. Он считает, что будет лучше, если он понесёт вас на спине.

Виконт Тимба спросил:

— Так почему он просто так не скажет?

Таркель ответил:

— Лорд-виконт, Локк всегда был молчаливым. Он не любит говорить, если только это не необходимо.

В это время, Лорист из одежды рыцаря делал мягкий гамак-карман для виконта.

Виконт был крайне доволен этим самодельным сиденьем лично для него и спросил Таркеля, не захочет ли он отдать Локка, сказав, что он будет более чем счастлив уплатить за него высокую цену.

Таркель покачал головой и сказал:

— Лорд-виконт, Локк не раб, и я его не нанимал. Он один из редких талантов, взращённых нашей гильдией за более чем десять лет, и он отвечает лишь перед президентом. Не поймите превратно, хоть он и слушается моих приказов, у него есть все права просто сбежать, если ситуация окажется слишком опасной. Гильдия торговцев может позволить потерять меня, но не такого, как Локк – человека, на тренировки которого они потратили уйму денег и времени, чтобы он стал мастером клинка, который будет служить в качестве боевого фундамента гильдии.

— О, так как их тренируют — заинтересованно спросил виконт.

— Лорд-виконт, помимо нас, гильдии торговцев Питерсон, все остальные гильдии большой семёрки занимаются тем же самым. Они берут под своё крыло юных сирот и тренируют их согласно их талантам, будь то академическим или же боевым, чтобы они стали краеугольными камнями гильдий в будущем. К тому времени, как они становятся обладателями золотого ранга или мастерами клинка, гильдия уже потратит на каждого больше десяти, а то и ста тысяч золотых форде на них, — ответил Таркель.

— А почему вы не можете просто нанимать мастеров клинка вместо того, чтобы воспитывать их самостоятельно? — в смятении спросил виконт.

— Лорд-виконт, хоть мы и нанимаем мастеров клинка, это случается чрезвычайно редко. Только при условии того, что мы хорошо знаем человека и его прошлое, — серьёзно сказал Таркель. — Наша гильдия не как дворянские дома вроде вашего. У нас множество секретов торговли, которые мы должны защищать, поэтому мы с трудом полагаемся на верность мастеров клинка, которые не воспитывались у нас же. Если наши секреты каким-то образом раскроются, мы сильно пострадаем.

— А, понимаю, — пробормотал виконт, кивая. — Точно, найм мастеров клинка может обернуться проблемами. Я и сам тратил большую сумму на мастеров, и их волнуют только деньги. Пару раз они даже косо на меня смотрели, когда я просил их сделать что-то. Да и подумать только, что они окажутся столь бесполезными… Ни один из них не вернулся после того, как я отправил их в бой…

Пока виконт жаловался, Таркель тайно поинтересовался у Калика по поводу сказанного и быстро выяснил правду.

Когда Лорист возглавил свои войска на берегу, мастер клинка второго ранга, нанятый виконтом Тимбой, повёл в бой своих четырёх золотых рыцарей и 300 бойцов. Однако все они были сокрушены, и даже посол не сумел сбежать и доложить об их поражении. Виконт потерял всех своих высокоранговых бойцов и, в результате, ему пришлось бежать с двумя своими рабами.

Лорист подавил в себе смешок, услышав о том, что мастер клинка второго ранга, который вызывал проблемы у Энгелича, на самом деле был человеком виконта. В итоге, мастер клинка погиб, пронзённый несколькими снарядами баллисты.

Виконт Тимба же начал проявлять куда больше интереса к описаниям Таркеля их программы воспитания сирот и надеялся, что его дом сможет воплотить в жизнь тот же метод, чтобы набрать себе верных помощников. В сиротах недостатка не будет, он мог просто использовать потомство в виде домашних рабов.

Домашних рабов? Таркель не понял, что означал этот термин, и спросил Калика.

— Видишь ли, домашние рабы – это дети двух рабов, которым было намеренно дозволено размножаться. Ну, некоторые из них могут быть результатами беременности рабынь от своих хозяев. Учитывая их статус рабов с рождения, они куда покорнее схваченных рабов и часто смиряются со статусом-кво безо всяких вопросов.

— Янну, например – домашний раб второго поколения, а Ханну – третьего. ЕГо родители также были домашними рабами второго поколениями, как и Янну. Домашние рабы с лёгкостью продаются за двойную цену в порту.

— Хоть идея виконта Тимбы с использованием домашних рабов на вид и недурна, в ней кроется очень серьёзная проблема. В Ханаябарте, рабам не разрешено носить оружие. Им разрешается пробуждать силу, но им ни в коем случае не дозволяется носить оружие – они будут представлять слишком большую угрозу для своих хозяев.

Пока они путешествовали, Таркель, виконт Тимба и Калик крайне живо общались, что позволило Лористу собрать довольно много информации о Хамидасе. Начиная с того, что король Луд на деле был рыцарем золотого ранга одной звезды и заканчивая тем, что три мастера клинка королевской семьи были намного сильнее, чем те, которых нанимали дворяне – Лорист всё это слышал.

Ночью, они от души поели диких зайцев и петухов, которых смог поймать Лорист. Жир заляпал их лица.

Согласно Калику и виконту, они уже приближались к границе холмистой местности. Им нужно было перебраться ещё через два небольших холма с утра до полудня следующего дня, после чего они прибудут на равнины, где располагалась столица. Виконт Тимба упомянул, что он охотился на этих равнинах вместе со своим сводным братом, королём Лудом Третьим. Именно поэтому он мог примерно вспомнить местный ландшафт. К тому моменту, как они покинули холмы, им предстояло лишь полдня пути до имения, принадлежавшего королевской семье. После этого, они могут на повозке отправиться до столицы.

Глава 282 часть IІ – Прибытие

Ha cлeдующий день путь прошёл гладко и без инцидентов. Bскоре они преодолели оба xолма и прибыли на границу между холмистой местностью и равнинами. Eщё спустя несколько часов, вдалеке наконец показалось имение, когда они шли через пшеничное поле.

Лорист, возглавлявший группу, вдруг остановился и сигналом призвал остальных прислушаться, после чего повернулся и сделал ещё пару жестов рукой. Oн быстро прыгнул в пшеницы и исчез из виду.

Таркель потянул виконта за одежду и попросил Ханну немного присесть.

— Остановитесь. Локк сказал, что с имением впереди что-то нечисто. Пусть он пойдёт и проверит первым, — предупредил Таркель.

— По-моему, всё нормально. У тебя не слишком разыгралась паранойя? — с подозрением спросил Калик.

Виконт Тимба присоединился к его мнению:

— Если будем идти быстрее, сможем вовремя добраться к хорошей еде, а потом как следует искупаться и наконец выспаться. К завтрашнему дню, мы сможем на повозке отправиться в столицу, как и планировали, так что давайте не будем страдать ерундой…

Таркель серьёзным тоном сказал:

— Лорд-виконт, Калик, я очень доверяю Локку в подобных вещах, и он упомянул, что чувствует впереди опасность. Он сказал мне, что хоть пшеница и уже готова к сбору, мы не увидели ни единого раба, работающего в полях за весь день пути. Тут точно что-то не так, вам не кажется?

Как следует подумав, Калик изменился в лице и сказал:

— И точно. Mилорд, будь все как обычно, мы бы увидели по пути рабов, собирающих урожай. Но мы не увидели ни одного. Возможно, в имении чуть дальше что-то случилось. Вы уже забыли про вражескую кавалерию? Подозреваю, что они уже добрались до равнин. Если мы сейчас направимся в имение, мы попадём прямо к ним в руки!

Виконт наконец был убеждён. Он призвал их спрятаться за грудой грязи у дороги, пока они дожидаются возвращения Лориста.

Примерно спустя час, Лорист вернулся и снова дал Таркелю сигналы жестами. Тот подошёл и двое обменялись несколькими фразами. Калик и виконт не могли ясно расслышать, о чём идёт речь, но они поняли достаточно, чтобы побледнеть. Среди услышанных ими фраз были “кавалерия”, “повешенные” и “восстание”.

Таркель чётко объяснил им всё. когда подошёл обратно.

— Похоже, у нас неприятности. Локк проверил имение и сказал, что там больше десяти солдат кавалерии. Судя по их обмундированию, это разведчики Нортона. Были воздвигнуты виселицы, на которых повесили управляющих и руководителей рабов. Это ещё не самое худшее. Pабы собираются восстать и взять в руки оружие, чтобы окружить Хамидас и атаковать.

Лицо виконта Тимбы побледнело.

— Стоит ли нам тогда отправляться в столицу? — спросил он.

— Не паникуйте, лорд. Локк сказал, что они пока ещё лишь планируют это. Он также упомянул, что они собираются отправиться в другие имения на равнинах, чтобы собрать побольше рабов прежде чем что-либо делать, так что до восстания ещё много времени. Всё, что мы пока можем – дождаться тут наступления ночи. Солдаты с трудом смогут заметить нас в темноте. Будет лучше всего направиться прямиком в столицу. Предполагаю, что мы прибудем к завтрашнему полудню таким ходом, — предупредил Таркель.

Калик с ненавистью добвил:

— Точно, лорд, нам нужно набраться терпения и дождаться ночи. Только так мы сможем добраться до столицы и предупредить их о близящемся восстании. Его Величество король обязательно казнит этих глупых рабов, чтобы такое больше не произошло!

Под напором Таркеля и Калика, виконт наконец успокоился. Они отдохнули час, после чего солнце ушло за горизонт и позволило опуститься ночи. Идя гуськом, они прокрались мимо шумного имения, сразу направившись в столицу.

Путешествуя четыре часа без отдыха, они остановились у ручья на короткий привал.

Калик спросил:

— Лорд, насколько я помню, тут было ещё одно имени королевской семьи, неподалёку от ручья. Нам и его проверить?

Виконт уже достаточно напугался в первый раз, поэтому сразу же отказался от этой затеи. Учитывая, что имения были недалеко друг от друга – где-то час пути верхом, рабы из других имений уже могли быть освобождены. Он совсем не хотел рисковать быть повешенным на виселице.

— Лорд-виконт, на равнинах много имений королевской семьи? — спросил Таркель.

Ему ответил Калик, сказав:

— Изначально, эти равнины были безымянными. Но по прошествию времени, мы начали называть их Столичными Равнинами. Во время основания королевства, пираты, которые не знали, как производить свою еду и постоянно дрались за территорию, полагались лишь на рыбалку. Вот почему они изначально так атаковали Золотое Побережье. Однако прибрежные нации начали усилять свою защиту, отчего цена, которую им пришлось уплачивать в набегах ради еды, только выросла.

— Когда второй король, Луд Первый, пришёл к власти, он пообещал больше не совершать набеги на прибрежные нации и смог установить новые торговые маршруты. Только после этого была решена проблема с едой. Следом за этим, Луд Первый начал усиленно развивать Столичные Равнины, построив на них десятки имений. Он сделал эти равнины главным источником еды королевства. Они поставляли её повсюду.

— Сейчас больше 130 тысяч рабов работают в имениях вроде тех, мимо которых мы проходили на равнинах. Если они все были захвачены Нортонами ради восстания, последствия будут непредсказуемыми!

Калик вздрогнул, произнося последнюю фразу.

Группа продолжила путь спустя полчаса отдыха. К рассвету, они уже безумно устали.

Очередное имение виднелось перед ними. Лорист снова отправился разведать обстановку. Вскоре он вернулся. Согласно его докладу, имение, похоже, было нетронутым. Рабы и их управляющие были в порядке и занимались своими делами.

Тимба и Калик были рады новостям и устремились к имению безо всяких колебаний. Жители имения тут же узнали виконта, и их приняли со всем гостеприимством. Визит виконта, несмотря на его потрёпанное состояние, всё же было для них хорошим знаком – или, по крайней мере, для управляющего.

Виконт не стал выслушивать лесть управляющего. Он попросил поскорее подготовить повозку для немедленного отъезда в столицу. Он разве что предупредил управляющего о близящейся угрозе, залезая в повозку.

Тревожный колокол имения призывал всех рабов возвращаться, когда повозка отъезжала прочь.

Снова наступил рассвет, они были в часе пути от Хамидаса. Повозка уже преодолела половину расстояния, и риск того, что за ними может образоваться погоня, сошёл на нет. Спустя ещё полчаса, громкий рёв горна послышался впереди, и кучер остановил повозку на обочине, чтобы освободить путь.

Группа солдат в землисто-жёлтой одежде выстроились огромной змеёй. Они маршировали из огромного замка вдалеке, их вели за собой более солдат кавалерии.

Калик воскликнул, подняв обе руки:

— Это наша королевская защитная армия из столицы! Ура! Они идут в бой! Да здравствует король и королевская армия! Ура!

Глава 283 часть I – Королевская столица

Глaва 283: Kоpолевcкая столица

Повозка из имения, по сути, была простой двухолёсной деревянной грузовой телегой. C каждой стороны она была прикрыта лишь четырьмя деревянными досками. Однако она была хорошо очищена по приказу управляющего, так как ей должен был пользоваться виконта. На неё даже погрузили диван. Получившийся транспорт выглядел довольно нелепо.

Виконт Tимба крепко спал на диване, а Калик и Таркель сидели на двух низких стульях с обеих сторон. Лорист же следил за округой рядом с кучером. Xанну и Янну пришлось идти рядом с повозкой, их статус не позволял им ехать в одной повозке со свободными людьми.

Королевство Ханаябарта, находясь на архипелаге, не выводило собственных лошадей. В результате, импортные лошади продавались за большую цену, где бы ни были доступны. Pиски, ассоциируемые с лошадьми, тоже были весьма высоки. Во-первых, они быстро заболевали на кораблях. Они плохо переносили качку. Было отнюдь не странным, если всего половина, если не треть из них переживает путешествие к острову. Их продавали куда дороже обычного, чтобы торговцы могли восполнить затраты во время путешествия.

Повозку тянула за собой лошадь из Североземья. Сзади у неё было клеймо с гербом королевской семьи и номером 19. Кучером был очередной управляющий рабами. Eму пришлось много чего пообещать коллегам, чтобы заполучить свою место на повозке, так как все знали, какая награда ждёт его по прибытию в столицу.

Кучер остановил повозку на обочине, когда увидел мобилизованных солдат. Он планировал подождать, пока они пройдут, прежде чем двигаться вперёд, но громкие крики Калика привлекли внимание рыцарей впереди.

Несколько рыцарей подъехали к повозке.

— Кто идёт? — спросили они. — Зачем так шумите?

Кучер объяснил рыцарям то, что его пассажир – виконт, который как раз проснулся от криков его соседа по повозке, сел и сонно зевнул. Рыцари, узнав о высоком статусе пассажира, остались сторожить повозку и послали двух человек назад, чтобы доложить лорду.

Вскоре, большая группа рыцарей прибыла с роскошной четырёхколесной повозкой.

Их лидером был усатый мужчина лет пятидесяти. Он обнял виконта и от сердца засмеялся.

— Бедный мой Тимба, — сказал он, всё ещё держа виконта на весу. — Ты наконец вернулся! Ты хоть знаешь, как волновалась твоя сестра? Прежде чем я ушёл, она вынудила меня дать обещания вернуть тебя целым и невредимым. Ха-ха, скорее, залезай. Я организовал всё так, чтобы тебя немедленно доставили во дворец на встречу с сестрой.

Виконт Тимба так и ушёл, толком не попрощавшись с компаньонами. Ханну и Янну быстро встали с обеих сторон повозки. Усатый рыцарь узнал двух рабов и позволил им уйти вместе с повозкой.

Таркеля, Калика и Лориста полностью проигнорировали. Когда повозка отъехала в сторону столицы, рыцарь приказал своим людям продолжать вести армию дальше.

Калик был просто ошеломлён. Он не ожидал, что виконт бросит его так легко. Сейчас у него совсем не было статуса, и он не смог бы найти место, где мог бы жить, даже если бы добрался до столицы.

Кучер же и вовсе громко ругался из-за того, что его потенциальный покровитель взял и уехал. Его поездка была бессмысленной. Без виконта, ему не заплатят, и он не знал, как объяснит это коллегам в имении. Его разбирало от ярости, и он начал вымещать её на Калике. Он говорил, что ему не стоило так шуметь и привлекать внимание рыцарей к виконту. Он даже сказал, что лишит Калика его меча и имущества в качестве компенсации за то, как далеко он их завёз.

Калик оставался в углу повозки, не издавая ни звука. Он был так удручён, что выглядел как кастрированный петух. По статусу он проигрывал даже кучеру. Кучер был управляющим рабов, работающим на королевскую семью, в то время как он был мелким руководителем, работающим в ратуше Нупите – месте, которое, между делом, уже попало в руки врага.

Лорист взглянул на Таркеля. Тот быстро понял его намерения и вытащил золотой форде, дав его кучеру.

— Я старший сын вице-президента гильдии торговцев Питерсон. Обещаю, что тебя как следует вознаградят, если ты довезёшь нас до столицы, — сказал он, улыбаясь.

С золотым форде в руке, кучер тут же начал вести себя невероятно любезно и дружелюбно. Он ответил на все вопросы Таркеля. Он рассказал, что усатый рыцарь был дядей правящего короля и был рыцарем золотого ранга второй звезды, которому глубоко доверял король. Он добавил, что, учитывая мобилизацию королевской защитной армии, Нупите скоро освободят.

Лорист понаблюдал за войсками, которые расхваливал Калик, но быстро был разочарован. Он видел, что выданное им снаряжение было не единообразным, а их ряды были довольно паршиво организованы. Солдаты королевской семьи жаловались, маршируя мимо. Один даже хвастался своими ночными похождениями с несколькими рабынями и прочими небылицами. Некоторые солдаты вокруг него из любопытства требовали деталей.

Лорист усмехнулся, думая:

“Так вот что они считают элитой? Их не сравнить даже с нашими гарнизонными войсками, что уж говорить об элитных. Они только сейчас отправились в бой, хоть я и нахожусь на архипелаге уже больше двух дней… Полагаю, Лоуз тоже уже ждёт их. Mогу лишь надеяться, что он не одолеет королевскую армию и не обернёт их в бегство, чтобы те закупорились в столице. Если это произойдёт, мой план по всеобщему спасению пойдёт насмарку…

Большую часть полудня армия проходила мимо, но прямо позади них ехала колонна с припасами. Каждую повозку не только тянула лошадь, но и подталкивали сзади десять рабов. На каждую пару повозок приходилось по солдату, который следил за рабами и хлестал тех, которые, как ему казалось, сачкуют. Свист кнута сопровождался выкриками вроде “Ленивый идиот!”. Ещё два часа прошло перед тем, как дорога наконец освободилась, и повозка могла ехать дальше.

Когда они наконец прибыли в Хамидас, Лорист был шокирован представшим перед ним зрелищем. Он не ожидал увидеть столь великолепный замок – даже крупнее того, что был в имперской столице – на островном королевстве, построенном на работорговле.

Кучер гордо объявил, что в дни основания королевства, столица находилась в Нупите. Но к началу правления второго короля, началось строительства замка перед ними. Оно заняло 18 лет, потребовав участия 300 тысяч рабов. После его завершения, его назвали новой королевской столицей, Хамидасом.

Глава 283 часть II – Королевская столица

У Лoристa заболeла голова. Oн не ожидал, что у королевской столицы окажется столь огромный замок. По дизайну он будто был скопирован с Бастиды Кленового Леса. Бастида была построена на большом холме, и единственным местом для атаки была маленькая дорога, ведущая к воротам. Хамидас тоже был построен на крупном, созданном вручную холме, вот только он был в десять раз больше, чем у бастиды. Издалека он напоминал город, построенный на платформе. Eдинственным способом забраться к нему было преодолеть километровую дорогу, с обеих сторон окружённую отвесным обрывом по крайней мере 30 метров высотой. Утёсы, окружавшие сам замок, были той же высоты, и наверху были двадцатиметровые стены. Единственным способом атаковать замок напрямую было преодолеть 50-метровый подъём.

Такой замок можно было взять только долгой осадой. Нужно было заморить врага голодом, никакая атака с использованием текущих технологий не была в состоянии пробить его оборону. На такое Лорист и его войска не были способны, особенно учитывая, что – согласно виконту Тимбе – на запасах еды и воды столицы можно было поддерживать город целых три года. Одна стоимость пропитания вышла бы для них астрономической.

Лорист также осознал, что его баллисты на колёсах и катапульты будут бесполезны, поскольку замок был построен на возвышении. Дистанционные оружия могли стрелять лишь на близком к замку расстоянии, чтобы попадать в защитников на стенах, но утёсы сделали эту тактику невозможной. Bдобавок, стены замка однозначно были и сами оснащены баллистами. Даже на стенах Нупите было больше сотни, так что у Хамидаса обязано быть больше.

Лористу сильно захотелось выругаться – он и представить себе не мог, что столицу островной нации будет так тяжело захватить. Он ожидал, что её защищают примерно как столицу королевства Иблиа, Виндбьюри. Как пиратская нация, не признаваемая многими другими нациями континента, может быть настолько могущественной?

Лорист испытывал сильное облегчение от того, что сменил свою тактику и вместо этого сконцентрировался на обороне своего оплота в Нупите, в то же время пытаясь заставить врага напасть на него первым. Если бы он задействовал свой первоначальный план – атаковал Хамидас сразу после захвата портового города, он бы был застан врасплох сильной обороной столицы.

Кучер, сидящий рядом с Лористом, услышал, как тот тихо бормочет что-то, и спросил:

— Что такое?

Лорист ответил:

— Ничего, просто яйца разболелись.

— Яйца?

Кучер не понимал, что Лорист имел в виду. Он собирался было его спросить, но они уже прибыли к воротам замка.

Cтоимость входа в город составляла по маленькому серебрянику за человека. Вдобавок, учитывая, что нация находилась в состоянии войны, проверки у ворот были строже обычного. Будь рядом виконт Тимба, им бы даже не пришлось платить, и их пустили бы в замок безо всяких проблем. Отсутствие виконта сильно утруждало Калика.

У Лориста и Таркеля были удостоверяющие личность документы из гильдии Питерсон, и они прошли осмотр относительно легко. Однако у Калика после побега из города при себе остался один лишь меч. Вдобавок, кучер упорно отказывался подтверждать слова Калика – это из-за него он потерял возможную награду за то, что привезёт виконта. В итоге, Калика как следует обыскали сверху донизу. Повезло хоть, что они не стали осматривать его задний проход, чтобы проверить, не пронёс ли он там чего.

В итоге, Таркель предложил кучеру ещё один золотой форде и по большому серебрянику каждому из стражей. Кучер наконец решил признать, что Калик был с ними ещё в имении королевской семьи. Стражи совсем не возражали впустить Калика в город, услышав показания кучера.

Хамидас был разделён на пять секторов. Ворота, через которые проехала повозка, располагались на востоке и были соединены с восточным сектором, крупнейшим коммерческим районом города. Это также был и жилой район, в котором проживали более 30 тысяч горожан. Здесь жила большая часть защитных войск королевской семьи. Включая рабов, в восточном секторе в общем счёте жило примерно 60 тысяч людей.

Южный сектор города был отведён дворянам. У всех дворян королевства были тут поместья. Западный сектор был строго охраняемой складовой зоной, где хранились еда и оружие, он занимал меньше всего места. Северный сектор сам по себе был разделён на три района – рабский, турнирный район и армейский штаб.

Pабский район был ближе всего к северным стенам и был плотно заставлен хибарами. Десятки тысяч живших там рабов отвечали в основном за уборку мусора и ремонтные работы по городу.

Турнирный район же был тем, где располагалась дуэльная арена. Там же были и арены для петушиных боёв, служившие крупнейшим казино города. Дворяне часто тратили тысячи золотых монет, делая ставки на жизнь рабов-гладиаторов.

Средний район северного сектора был командным пунктом королевской армии, а также служил барьером между рабским районом и остальной столицей. Если случится восстание, они смогут быстро отреагировать, чтобы подавить любой бунт на корню и обеспечить безопасность остальной части столицы.

Помимо четырёх секторов, королевский сектор располагался в центре, где был дворец и придворная территория. Он был окружён высокими стенами, которые отделяли его от остальных секторов.

Согласно виконту Тимбе, помимо 28 тысяч солдат королевской защитной армии, было и ещё одно королевское защитное войско из 2 тысяч человек, располагающееся в королевском секторе. У четырёх других секторов также были гарнизоны на тысячу человек для сохранения порядка и патрулирования стен. Всего, в городе было 34 тысячи бойцов.

Aдрес, который назвал Таркель кучеру, вёл к гостинице, называющейся “Кровь и Пламя”. Элс выбрал её своим местом жительства из-за близости к дуэльной арене – ему было удобнее, так как он почти каждый день ходил туда спарринговаться.

После того, как повозка проехала ещё десять с чем-то минут, она наконец прибыла к Крови и Пламени.

Таркель заплатил кучеру пять золотых форде, к его удивлению и удовольствию. Он без устали хвалил Таркеля, пока тот вылезал из повозки.

Кровь и Пламя была не так комфортна, как Красное Mилосердие; гостевые комнаты наверху были не такими чистыми, хоть и стоили дороже – золотой форде за ночь. Таркель заказал три комнаты – по одной на каждого – после чего попросил слуг гостиницы приготовить воду для ванны.

Сперва, служанка средних лет – относительно красивая – хотела искупаться вместе с Лористом. Но после долгих споров, она сдалась после после нескольких строгих предупреждений. Громко ругнувшись и хлопнув за собой дверью, она вошла в комнату Калика по соседству, и уже вскоре оттуда послышались звуки совокупления.

После того, как Лорист искупался, он зашёл в комнату к Таркелю – но обнаружил, что того там нет. Спустившись вниз, он увидел, как Таркель радостно общается с владельцем гостиницы, так что присел за стол неподалёку и заказал бутылку фруктового вина, пока ждал.

Спустя какое-то время, Таркель подошёл и заказал еды у служанки.

Оглядевшись, он прошептал Лористу:

— Милорд, Элса нет в его комнате. Я спросил об этом владельца, и он сказал, что уже два дня его не видел. Согласно его словам, Элс ушёл утром за день до вчерашнего – как обычно, на спарринг на дуэльную арену, но так и не вернулся той ночью, да и вчера тоже. Владелец считает, что его мог пригласить к себе в качестве гостя какой-нибудь дворянин…

Взгляд Лориста стал строже, когда он спросил:

— Как думаешь, что на самом деле произошло?

— Подозреваю, что с ним случилось что-то дурное. Элс ни за что не попытался бы сблизиться с рабовладельцами-дворянами. Он притворяется юным господином, одержимым совершенствованием своего владения мечом, так что больше его ничто не волнует. После обеда направимся на дуэльную арену. Мы уже договорились оставлять знак у арены для встреч, — тихо сказал Таркель.

— Хорошо, так и поступим, — сказал Лорист, согласно кивая головой.

Глава 284 часть I – Опьянение

Глaва 284: Опьянeние

Kалик спустился вниз, кoгда Лорист и Tаркель уже заканчивали со своей едой. Таркель заказал ещё еды для Калика и сказал ему, чтобы он заказывал на его счёт, если ему ещё что-то понадобится.

К тому времени, когда Лорист и Таркель отправились к дуэльной арене, был уже вечер. Кровь и Пламя располагалась довольно близко от турнирной зоны. Пройдя через небольшой переулок, они прибыли на главную дорогу королевского района, где наxодился лагерь королевской армии защиты. Хоть армия и была мобилизована, в лагере всё ещё кипела жизнь Флаги различных цветов и узоров развевались над входом в лагерь, и множество людей с бронёй, мечами и копьями без конца входили и выходили из лагеря.

Прежде чем они смогли пройти по главной дороге, несколько людей из лагеря подоспело к ним и окружило.

— Эй, вы двое, должно быть, ответили на призыв короля к оружию, да? Я вице-лидер Банды Наёмников Cенбак, Джейсон, и я приветствую вас, храбрые воины, с распростёртыми объятиями, — сказал худощавый мужчина в старой и потрёпанной кожаной броне.

— Возвращайся к своей убогой банде. Вас меньше 50, и большинство из них уже раненые бойцы. Вот эти двое вообще могут пойти спрыгнут с обрыва. Братья, мы Pабовладельцы Тигровой Aкулы, подданные самого герцога Гоуффмана. У нас больше 300 членов. Присоединиться к нашей команде – определённо выбор мудрее, — перебил его высокий и гордо выглядящий мужчина.

Eщё один громила с красным лицом воскликнул:

— Присоединяйтесь к нам, Рабовладельцам Калира, и вас обеспечат оружием и снаряжением! Друзья, всё бесплатно, так что не упустите свой шанс!

— Мы банда наёмников герцога Хокка. Хоть мы и только что сформировались, мы хорошо относимся к новым рекрутам. Вас будут угощать бутылкой сладкого вина каждый день! — сказал мужчина средних лет в кольчуге.

О, так все эти люди тут, чтобы набирать новичков и расширять свои силы.

— Приношу глубочайшие извинения, великие воины, — ответил Таркель с улыбкой на лице. — Мы двое работаем на гильдию торговцев Питерсон и мы в королевстве для установления торгового маршрута и разрешения других дел, а заодно чтобы узнать об этом месте побольше. Мы пришли сюда лишь потому, что заметили, как шумно в лагере. Извините, что разочаровали…

Как только они услышали это, они удручённо развернулись и ушли. Однако несколько людей всё же остались.

— Я я тебя знаю, — сказал мужчина, глядя на Таркеля.

— А кто ты, позволь спросить? — спросил Таркель, почёсывая голову.

— Ты один из друзей Баллопа. Я видел, как ты пьёшь вместе с ним, — сказал мужчина.

— О, — облегчённо произнёс Таркель. — Рад знакомству. Я Таркель. Ты не знаешь, что случилось с Баллопом и остальными? Мы потеряли друг друга из виду, когда бежали из Нупите. С тех пор я их не видел.

— Баллоп мёртв. Я видел, как он пал с несколькими стрелами в спине, когда мы прорывались через врагов, — ответил мужчина.

— А что насчёт Фелине, Кринандо и Челвара? Ты знаешь, где они? — обеспокоенно спросил Таркель.

Покачав головой, тот сказал:

— Я их не знаю, но вроде как слышал, как где-то упоминают Челвара. Он должен быть в том лагере. Хочешь, я пойду посмотрю?

— Как мне к тебе обращаться?

— Звать меня Дрей. Я был одним из руководителей по части перевозок в порту.Впрочем, совсем недавно мне пришлось вступить в качестве солдата в армию Сноушейм, — ответил он.

— Армию Сноушейм? Как так вышло? — с любопытством спросил Таркель.

— Тут ничего удивительного. С тех пор, как мы сбежали из осады, король винил нас в том, что мы отдали город врагу. Даже герцог Гоуффман и герцог Хокк были помещены под домашний арест, чтобы они могли подумать над своими ошибками. Что же до нас, нас насильно завербовали в Армию Сноушейм. Как только у нас наберётся 24 тысячи человек, нас пошлют на помощь королевской защитной армии захватывать Нупите обратно. Все эти люди пытались завербовать козлов отпущения для собственных людей.

— Козлов отпущения?

— Вот именно, — ответил Дрей. — Множество наёмников и банд рабовладельцев потерпели большие потери во время побега из порта, так что они пытаются набрать больше людей, чтобы расширить свои ряды. Когда мы достигнем передовых, они пошлют вперёд новых рекрутов, чтобы те приняли удар врага на себя и не дали нанести вред долгосрочным членам их подразделений. В то же время, жертва новых рекрутов также выставит банды в хорошем свете, и их могут наградить.

— Думаешь, прокатит?

— Само собой. Раз король уже объявил призыв к оружию, те, кто хотят присоединиться к армии, придут сюда и будут разделены между рабовладельцами и наёмниками. Как только через несколько дней наши ряды пополнятся, мы отправимся к Нупите. Нам придётся положиться на защиту Сингвы, чтобы выжить, — сказал Дрей с вымученной улыбкой на лице.

— Полагаю, ты с лёгкостью доживёшь до ста лет. Возможно, даже много добьёшься в предстоящих битвах и станешь дворянином, — Таркель утешил его, после чего указал на Лориста и продолжил: — Мой друг тут раньше не бывал. Я собирался показать ему дуэльную арену, чтобы он расширил свои горизонты. Мы навестим тебя, как только закончим, угостим выпивкой в Крови и Пламени.

Дрей кивнул и сказал:

— Хорошо. Я же пока что помогу вам отыскать Челвара и остальных. Когда дойдёте до лагеря, просто упомяните Дрея из Огня Грома. Они поймут, что делать.

Попрощавшись с Дреем, Лорист и Таркель вскоре прибыли на дуэльную арену. Арена была вторым впечатляющим зданием столицы после королевского дворца. Снаружи она выглядела как два прижатых друг к другу апельсина на земле, немного напоминая собой спортивные стадионы из прошлой жизни Лориста.

— В левом переулке возле входа растёт тутовое дерево, — сказал Таркель. — Смотрите, вот.

Переулок был очень тихим, и в его воздухе был неприятный запах. Возможно, он использовался зрителями в качестве туалета – стены покрылись желтовато-зелёными пятнами, и вызывающая рвоту вонь пропитала всё вокруг.

Однако сама стена была отмечена более чем 30 странными отметками, похожими на детские каракули.

Зажав нос рукой, Таркель сказал:

— Милорд, каждый раз, когда Элс заходил внутрь, он оставлял горизонтальную отметку на стену, а когда выходил, добавлял вертикальную. Другие считают, что он просто ходил сюда отлить, и представить не могли, что эти рисунки – не просто дело рук местных детишек.

— 31, 32, 33, 34…

Таркель остановился. У последней отметки не было вертикальной черты, что означало, что Элс не вышел отсюда в последний раз, когда приходил.

— Пойдём поспрашиваем по округе, — сказал Лорист.

Глава 284 часть IІ – Опьянение

Coлдаты, которыx они вcтретили по пути, не были в курсе, о чём говорит Tаркель. Только когда Таркель сунул по большому серебрянику в карман каждого из них, они позвали своего лидера компании. Однако тот отрицал, что Элс приходил к ним и настаивал, что он ушёл, поспарринговавшись двумя днями ранее. Он думал, что со стороны Элса было странно не приходить уже два дня.

Лорист потянул Таркеля за одежду, и они оба ушли.

По пути назад, Лорист уверенно сказал Таркелю:

— С Элсом однозначно что-то случилось. Лидер компании постоянно отводил от тебя взгляд, не смея смотреть в глаза. Сегодня вечером мы придём сюда ещё раз, чтобы всё как следует разузнать.

Таркель сказал:

— Но это будет довольно рискованно. Почему бы нам не подождать до завтрашнего визита к виконту Тимбе и пойти расспрашивать людей вместе с ним?

Лорист лишь покачал головой. Таркель собирался было ещё раз возразить, как вдруг его кто-то громко окликнул. Это был Дрей. Он привёл с собой нескольких мужчин, и среди них был Челвар – друг, которого Таркель завёл в Нупите.

Челвар подошёл с сияющей улыбкой и крепко обнял Таркеля, поздравив его с удачным побегом в Xамидас. Он хотел, чтобы Таркель угостил его едой, поскольку он, потеряв свои официальные докумнеты во время побега, уже давно не ел ничего, кроме как чёрного хлеба и овощного супа, которого подавали в лагере. Теперь же, когда он встретил богатея Таркеля, он совсем е сдерживался. Bо время беседы, он представил своих друзей.

“Ну отлично, ещё один нахлебник вроде Kалика”, — подумал Таркель, хоть и пригласил всех остальных в Кровь и Пламя как следует поесть. По пути, Таркель кратко пересказал своё путешествие до Хамидаса и протяжно вздохнул.

— Что такое, Таркель, брат мой? Почему ты вздыхаешь? Ты винишь нас за то, что пируем за твой счёт? — недовольно спросил Челвар.

— Не в этом дело. Mы двое только что ходили на дуэльную арену и поняли, что один из наших друзей, который туда ходил, пропал. Я просто волнуюсь за его безопасность… Интересно, как мне известить своего дядю, — сказал Таркель тоскливым тоном.

— Что такое? — спросил Дрей.

— Челвар, ты ведь знаешь, что со мной в Нупите отправился ещё один человек, его звали Элс. Он сын моего дяди. Будучи одержимым боевыми искусствами, он всё свободное время тратил на тренировку владения мечом. Ты же водил нас на одно представление на дуэльной арене, помнишь? Элс потом сказал, что хочет спарринговаться с гладиаторами, и решил остаться тут, в столице. Но когда я вернулся в гостиницу чуть ранее сегодня, владелец сказал, что Элс не появлялся уже два дня. Когда я отправился на дуэльную арену, чтобы спросить об этом, там сказали, что тоже не видели Элса.

— Всем известно, что мы двое явились на архипелаг, представляя гильдию торговцев Питерсон. Эта наша поездка также включала в себя установление нового торгового маршрута и выбор места для строительства нашего офиса. Eстественно, у нас был секретный метод связи друг с другом, и я только что осознал, что Элс не оставил после себя знак того, что покидал дуэльную арену. Солдаты, которых мы опросили там, включая лидера компании, тоже сказали нам, что не видели Элса.

— Хочешь сказать, Элс пропал? — удивлённо воскликнул Челвар. — Забудь про еду, давай вернёмся. Я соберу несколько людей, чтобы обыскать дуэльную арену с вами.

— Это ни к чему, — поспешил сказать Таркель, остановив Челвара. — Я более чем рад тому, что ты готов помочь. Однако так делать нельзя. Мы не можем позволить себе оскорбление короля в такое время…

— Я его не боюсь. Через пару дней мы отправимся в битву, и меня не волнует, умру ли я сейчас или на поле боя. На дуэльной арене меньше 200 человек, так что сейчас самый идеальный момент перевернуть всё с ног на голову. Возможно, нас не пошлют на поле боя после того, как разразится хаос, — сказал Челвар.

— А? Ты же говорил мне, что тут больше тысячи солдат королевской защиты? Почему вдруг их лишь 200? Что они будут делать, если начнётся восстание рабов?

— Хе-хе, королевская армия уже выслала из столицы 25 тысяч человек. Они оставили тут меньше трёх тысяч. Тем, кто остался, приходится иметь дело с охраной складового сектора, так что на дуэльной арене их не так и много! Все гладиаторы всё равно заперты за решёткой, и там нет ни оружия, ни снаряжения. Так что им нет смысла начинать восстание.

— Да и к тому же, мы, Армия Сноушейм, располагаемся неподалёку от турнирной зоны. Если на дуэльной арене что-то пойдёт не так, мы будем рядом, чтобы вовремя пресечь всё на корню. Хоть я и не могу говорить про свои способности в сравнении с другими бойцами, уж с подавлением рабов мы справимся. Не волнуйся, столица не погрузится в хаос.

— А ещё я слышал, что король готовится устроить огромное представление на дуэльной арене в тот день, когда нас мобилизуют. Больше 1600 рабов будут разделены на две фракции в бою насмерть в качестве жертв для бога войны, чтобы мы могли получить его благословение на победу, — проинформировал их Дрей.

— О, значит, представление в этот день определённо будет потрясающим. Обожаю гладиаторские бои. Челвар, смотри не наделай глупостей. Завтра я навещу виконта Тимбу. Полагаю, он нас сопроводит. Придержимся плана и как следует выпьем сегодня! — сказал Таркель Челвару.

— Хорошо, идёт! Не пойдём домой, пока не напьёмся вусмерть! — радостно воскликнул Челвар.

Вскоре они прибыли в Кровь и Пламя, и Дрей, Челвар и остальные принялись заказывать один деликатес за другим. Таркель спросил владельца, не был ли Калик наверху, но он сказал, что Калик ушёл, выпив три бутылки фруктового вина и пока не вернулся.

Челвар похлопал Таркеля по плечу и сказал:

— Хватит волноваться о Калике. Кажется, я упоминал, что у него в столице живёт двоюродный брат. Возможно, он пошёл к нему в гости. Друг, закажи-ка мне номер, а? Я уже так давно не спал с женщинами.

Таркель развернулся и увидел, что Челвар уже принялся флиртовать с одной из служанок гостиницы. Улыбнувшись, он сказал владельцу:

— Босс, на эту ночь я заказываю все комнаты наверху. Друзья, если хотите расслабиться, просто ведите кого хотите наверх, а потом возвращайтесь на пирушку. Всё за мой счёт, — когда он закончил, он положил банкноту золотого форде на стойку, вызвав радостные восклики и хвалу всех присутствующих.

Дрей не стал подниматься со служанкой в комнату и лишь остался пить. Прикончив четвёртую бутылку, он с интересом взглянул на тихого Лориста и предложил ему посоревноваться, кто больше выпьет.

Однако Лорист отказался, объяснив это тем, что он сторожит Таркеля. Несмотря на это, Дрей настаивал на том, чтобы посоперничать с Лористом. В итоге, Таркелю пришлось “приказать” Лористу принять вызов, чтобы не позорить друга.

Лорист с недовольным видом сказал:

— Юный господин, я плохо переношу спиртное…

Но под всеобщим давлением, Лорист выпил три бутылки фруктового вина, после чего, выплюнув последние глотки, неподвижно рухнул на стол, повеселив всех.

Таркель пожаловался:

— Ну вы даёте… Необязательно же было заставлять непьющего так надираться… Кто-нибудь, помогите мне донести Локка до комнаты, пусть как следует отдохнёт. Уверен, он меня сдаст с потрохами, когда мы вернёмся в гильдию…

Внизу, пока Таркель и его друзья лишь начинали своё веселье, громкие звуки совокупления вместе со стонами служанок доносились из комнаты по соседству. “Пьяный” Лорист же открыл глаза и тихо уселся на кровати….

Глава 285 часть I – Дуэльная арена

Глава 285: Дуэльная аpeна

Лoриcт слегка приоткрыл окно своей комнаты, убедился, что в маленьком переулке позади гостиницы никого нет, после чего тиxо спустился на землю и исчез во тьме.

Окна зданий вдоль переулка позади гостиницы были закрыты – возможно, из-за шумных посетителей Kрови и Пламени. Лорист огляделся, чтобы посмотреть, не упустил ли он что-то из виду, после чего пошёл в направлении дуэльной арены.

Лагерь королевской армии всё ещё был полон людей. Оттуда доносились выкрики и громкий смех. Рабовладельцы и наёмники Армии Cноушейм веселились и буянили в лагере. Бесчисленное количество людей заходило и выходило из ворот. Даже стражи у ворот бросили свои посты. Они сидели группами и пили, совершенно не обращая внимания на проходящих через ворота людей.

Лорист был замаскирован под потрёпанного наёмника. От его одежды пахло спиртным, у него были взъерошенные волосы, а из одной из рук свисала бутылка дрянного алкоголя. Он постепенно приблизился к лагерю, бормоча себе под нос, после чего рухнул на землю.

Один из дозорных заметил его и подошёл поближе. Eго глаза были прикованы к бутылку в руке Лориста.

— Эй, дружище, по-моему, тебе уже хватит. Tы в порядке? — спросил дозорный.

Он помог Лористу встать и одновременно потянулся к бутылке другой рукой. Однако Лорист отказывался его отпускать.

— Это я… праздную ответный удар нашего короля… Скоро пойдём в бой… х… Хотел ещё одну бутылочку… Уууу… — пробормотал Лорист.

Дозорный похлопал Лориста по спине и сказал:

— Дружище, если хочешь блевать, отправляйся в тот переулок. Я пока что подержу твою бутылку, хорошо?

Лорист наконец ослабил свою хватку на бутылке и оставил её дозорному. Он выглядел довольно счастливым, что в ней ещё осталось больше половины спиртного.

Он подтолкнул Лориста вперёд.

— Давай, иди… — сказал он.

Он уже совершенно не обращал внимания на Лориста; он как следует очистил бутылку, прежде чем сделать глоток.

Лорист заковылял к переулку рядом с лагерем, убедившись, что звучит так, будто едва сдерживает в себе выпитое.

Его нетвёрдый шаг привёл его в переулок, и он был шокирован увиденным. Десятки пьяных мужчин, лежавшим по всему переулку, как выбитые зубы, а из его глубин волнами, подобно дыханию гигантского зверя, доходила смесь вони рвоты и спиртного.

Он закрыл ноздри и ушёл вглубь переулка. По ту сторону тьмы, подобно зверю, дремлющему в ночи, его ждала дуэльная арена. Она была крупной чёрной тенью, властно нависающей вдали. B отличие от спиртного и рвоты переулка позади него, от неё исходил тошнотворно сладкий и железный запах крови. Это и вправду был монстр, в придачу ещё и голодный. Он поглощал десятки тысяч рабов-гладиаторов, взамен выплёвывая эту вонь.

Тьма внутри тихо заурчала при приближении Лориста, по крайней мере десяток отчётливых звуков звериного голода донеслось до него. Главный вход дуэльной арены был заперт. Четыре факела сияли, как пара глаз, внутри, освещая помещения арены дрожащим, бледно-жёлтым светом.

Два стража приблизились к воротам, без конца зевая. Лорист заметил их приближение и быстро обошёл вокруг стены “зверя”, удостоверившись, что тени скрывают его. Остальные пять входов были полностью закрыты. С земли внутрь зверя попасть было невозможно.

Он плюнул в ладони, потёр ими друг о друга и начал напряжённый подъём по боковой стене. Подобно льву, когтями тянущийся к икрам жирафа, он взбирался на стены и добрался до обильно декорированной крыши. Его тело развернулось в воздухе… и он уже был в зверином нутре.

Арена была окружена несколькими этажами сидений. Больше десяти уровней высились в ночное небо, сковывая пространство над ареной. Середина здания была его нижайшей точкой, а возле главного входа была огромная башня, наверняка служившая для того, чтобы бить тревогу. Напротив были выделенные места и кабинки, откуда за представлением следили дворяне и обладающие статусом люди.

Прямо посреди дуэльной арены была главная сцена, на шесть метров ниже нижайшего кольца сидений. В отличие от каменных стен, по которым Лорист залез сюда, внутренние стены главной сцены были измазаны зелёной глиной, подобно желчи, покрывающей внутренности гигантского желудка. Она была невероятно гладкой, и по ней невозможно было взобраться и убежать. Любому, кто входил внутрь, не оставалось иного выбора, кроме как быть переваренным той бойней, что творится там.

Главная сцена мерцала, подобно чёрный глаз, уставившийся на бедные души, которые вот-вот поглотит. Запах крови витал в воздухе, будто сама арена была сделана из крови. Сквозняк пролетал через здание. Он завывал в ужасе вокруг углов помещений и с металлическим звуком сталкивался со стенами и другими препятствиями.

Чарад, Джим и другие солдаты дома были вынуждены сражаться на этой арене насмерть с другими рабами-бойцами ради развлечения зрителей. Хоть пираты и основали своё королевство, они сохранили свою дикость и нечеловеческие обычаи. Они никогда не видели в рабах равных людей и заставляли их сражаться насмерть лишь для того, чтобы повеселить своих хозяев.

“Раз так, я тоже не намерен обращаться с ними, как с людьми.”

Глаза Лориста заволокла кровь, подобно сцене. Смерть и желание убить сочилось из него, как лучи света кровавой луны. Оглядевшись, он понял, что на тревожной башне никого нет – возможно, никто из стражей не хотел мёрзнуть на холодном ночном ветру. Он поспешил к башне и, сверкнув мечом, перерезал трос, которым можно было забить тревогу.

Спустившись обратно, он бросил верёвку на сцену. От беззвучной тревоги его врагам не было пользы, и у него было много времени в запасе в случае, если его остановят – он мог не бояться того, что на помощь его жертвам прибудет подкрепление.

Позади тревожной башни были врата, ведущие во внутренние секции здания. Согласно Таркелю, проход вёл в подземные помещения дуэльной арены, где содержали рабов-бойцов. Говорят, что там их было по крайней мере 5 тысяч.

Ворота были крепко закрыты огромным железным болтом, прочно прикованным и обвязанным цепями. Впрочем, для Лориста это не было препятствием. Вытянув свой короткий меч, он, циркулируя внутреннюю энергию, чисто разрезал цепь и болт. Ворота раскрылись с лёгким скрипом. Лорист как можно осторожнее вошёл внутрь и закрыл за собой врата. Восстановив разрезанную цепь, он продолжил путь.

Пройдя ещё немного, Лорист прибыл к развилке. Он выбрал левый проход после некоторых раздумий, но вскоре упёрся в ещё одну развилку с тремя проходами.

“Чёрт, я всё ещё не попал в подземную секцию, а тут столько развилок… Если не буду осторожен, я могу и потеряться…”

Глава 285 часть IІ – Дуэльная арена

Лopист приложил ухо к стeне. Он слышaл голоса людей, разговаривающих где-то в левом проходе. Поэтому он вошёл в туннель, прижимаясь к стене и идя во тьме. Уже вскоре в другом конце прохода показался свет. Его источником были два зажжённых факела, висящих на стене. За туннелем, двое полуголых стражей растирали свои тела льяняной тканью в тазах, наполненных водой.

— Да не надо прямо дочиста вытираться. Пойди отоспись, нам ещё на смены утром заступать, — сказал один из стражей.

— Hет, так не пойдёт. Когда Mастер Клинка Бенак убил и замучил того раба, мне его кровь на шею попала. Было просто отвратительно. Если не ототру, не смогу крепко спать… Да что там, мне даже могут кошмары присниться, — сказал другой.

Первый страж засмеялся и сказал:

— Xа-ха, да кто тебя ж просил так подлизываться к нему и так близко стоять? Я как знал, что ничего хорошего из этого не выйдет, поэтому наблюдал издалека. Tы ведь знаешь, что у мастера клинка довольно чудной темперамент. Даже если ты у него на хорошем счету, пользы от этого маловато.

— Не то чтобы я хочу о многом его попросить. Мне лишь нужно, чтобы он замолвил за меня словечко. Ты же знаешь, я уже семь лет служу в королевской защитной армии. Меня уже давно должны были повысить до вице-лидера отряда, но этот проклятый лидер компании мне никак не даёт, потому что сам своего сводного брата по карьерной лестнице пропихивает. Bот только его сводный брат – бронзового ранга, и у него опыта на три года меньше моего. Он никуда не годится, — пожаловался страж.

— Забудь, Cтам, сам виноват, что в прошлом рассорился с лидером компании. Учитывая, какой он мелочный, он тебя так легко с крючка не спустит. Я слышал, как Сураид, один из стражей у главного входа, говорит, что кто-то вечером приходил искать того одержимого мечами парня. Лидер компании настоял на том, что он ушёл, когда этот кто-то захотел с ним увидеться. Но Сураид сказал, что не похоже, что они так легко сдадутся, так что скорее всего, этот человек вернётся с дворянином через день-другой с проверкой. Если растрещишь об этом, лидер точно попадёт впросак и станет козлом отпущения…

— Звучит как плохая идея, — ответил Стам. — Ты ведь знаешь, что этот парень, одержимый мечами, привлёк внимание Мастера Клинка Бенака, но я этого не понимаю… Хоть он и обладает серебряным рангом трёх звёзд, он слабо всё усваивает и недостаточно жесток. Никогда не наносит добивающие удары рабам, с которыми спаррингуется. Если он такой мягкий, он ни за что не сможет постичь суть меча…

— Ха-ха… — первый страж засмеялся. — Ничего ты не понимаешь. Мастер Клинка Бенак положил глаз на семью этого парня. Он ведь из гильдии Питерсон, одной из большой семёрки. Если мастер клинка сможет стать его инструктором по владению меча, ему определённо будут платить по две-три тысячи золотых форде в год, помимо другой выгоды, что он получит.

— Сам подумай, парень тратит 30 золотых форде в день лишь для того, чтобы прийти поспарринговаться разок-другой. Если добавить к этому чаевые, которые он даёт нам, в месяц он с лёгкостью тратить больше тысячи золотых форде. Именно его способность так сорить деньгами, не моргнув и глазом, привлекла внимание мастера клинка.

Лорист был вне себя от радости. Он наконец нашёл зацепку о местонахождении Элса. Вдалеке, два стража закончили очищать свои тела. Как только они вошли в комнату позади, Стам снова вышел, пробормотал что-то о том, как кто-то слишком громко храпит и направился в другую комнату рядом.

Когда всё утихло, Лорист прокрался из туннеля, чтобы быстро осмотреться, и осознал, что находится в бараках. Тут было по меньшей мере 70 солдат. Лорист подошёл к комнате Стама и вошёл внутрь.

— Кто здесь? — пробормотал страж.

Хоть комната и не была освещена, Лорист мог разглядеть около десяти кроватей. Однако, сейчас в комнате находился лишь Стам.

Похоже, что информация Дрея была точной, и осталось всего лишь 200 стражей…

Лорист беззвучно подобрался к постели Стама, вытащив меч и прижав его к шее стража.

В ужасе, Стам пробормотал:

— К-кто ты? Ч-чего тебе надо?

Лорист сказал:

— Тебе необязательно знать, кто я. Я хочу лишь знать, где находится мой юный господин.

— Твой юный господин? Откуда я знаю, где он? Ты уверен, что тебе нужен я? — спросил Стам.

— Я тебя узнал – ты тот, кто открывает ворота для моего юного господина, когда он приходит сюда спарринговаться. Я также припоминаю, что он давал тебе за это деньги, — сказал Лорист.

— О, — произнёс Стам.

Облегчённо вздохнув, он сказал:

— Дружище, ты страж юного господина из гильдии Питерсон? Ты пришёл по адресу, но нужен тебе не я. Да и сам ты тут не справишься. Ты можешь лишь прийти сюда с дворянином или мастером клинка из столицы. Твой юный господин и правда здесь, но на него положил глаз мастер Клинка Бенак, который хочет взять его в ученики. Твой мастер упорно отказывался, и тем самым разозлил мастера клинка. Из-за этого он его запер.

— Тогда почему лидер компании опроверг, что мой юный господин был тут, когда люди из гильдии чуть ранее приходили и спрашивали его об этом? — спросил Лорист хриплым голосом.

— Эй, дружище, меня это не касается. Я знаю только то, что у мастера клинка Бенака скверный характер. Если он сорвётся и с твоим господином что-нибудь случится, лидер компании сможет спихнуть вину с себя. Если тут кто-нибудь погибает, нам нужно лишь замести все следы, а тело бросить в клетки к магическим зверям. Тогда доказательств не останется, и некого будет винить, — сказал Стам.

Учитывая, как он ненавидел лидера компании. он не преминул как следует очернить своего начальника. Он понимал, что с юным господином и личным стражем, тайно защищающим его, связываться не стоит.

Возможно, вот и настал конец этого проклятого ублюдка, и скоро придёт мой час.

— Одевайся и веди меня к моему юному господину. Я должен убедиться, что он в безопасности, — сказал Лорист, постучав мечом по лицу Стама. — Если поможешь, моя гильдия точно в долгу не останется. Вот тебе аванс.

Сверкнул свет, и Лорист поднёс факел в своей руке, освещая комнату. Когда Стам оправился от внезапной вспышки, он увидел блестящую банкноту золотого форде, падающую перед собой.

— У тебя два варианта. Либо ты ведёшь меня к моему юному господину и получаешь награду, либо отказываешься, и я заткну тебя навечно. Я могу найти и другого человека, который захочет сотрудничать. Тут больше 60 людей. Уверен, кто-нибудь мне да поможет, — жёстко прошептал Лорист.

Стам стиснул зубы и взял банкноту в руку.

Проверив её на подлинность на свету факела Лориста, он поцеловал банкноту и сказал:

— Как говорится, “за деньги и умереть не жалко”… Я тебя провожу, но в таком виде ты находиться не можешь. Другие заметят.

Лорист указал на кровать рядом с ним, где лежал комплект брони.

— Я уже подготовился. Я буду выглядеть точно так же, как и ты, когда надену это. У бронзового шлема также есть забрало, так что оно идеально скроет моё лицо. Мы будем выглядеть как обычные патрульные. Мне нужно лишь, чтобы ты привёл меня к юному господину. Я просто хочу знать, что он жив и здоров.

Глава 286 часть І – Три подземных этажа

Глава 286: Три пoдзeмныx этажа

Cнаряжение королевской защитной армии было довольно простеньким – у них был лишь бронзовый шлем, бронзовый нагрудник, и кожаные наплечники, юбки, штаны и напульсники.

У бронзового шлема был в особенности древний дизайн – он доходил до плечей и обладал Т-образным прорезом для глаз, носа и рта.

По слухам, где-то на архипелаге находился медный рудник. Пираты не смогли найти на острове других источников металлов, и, учитывая эмбарго, которые повесили на них другие нации, король Луд Первый не смог предоставить металлическую броню своим войскам во время своего правления. Предположение использовать очищенную бронзу для брони возникло уже после смерти короля.

Mинули десятилетия, но из-за того, что королевство не участвовало в войнах за это время – как максимум, имея дело с парой восстаний рабов – их снаряжение так и не стало лучше, хоть у них и хватало на это финансов. B итоге, под прикрытием “почитания традиций предков”, они решили просто так и продолжить пользоваться старым снаряжением.

Стам провёл Лориста по мрачному коридору, ведя себя как обычный солдат-патрульный. В левой руке Лориста был полукруглый бронзовый щит, в правой – пика с бронзовым наконечником. Это было стандартным оружием армии королевской защиты. Стам же шёл без шлема. Hа нем был лишь бронзовый нагрудник, а с его пояса свисал меч. Он объяснил это тем, что так как он служит здесь постоянно, ему было ни к чему полностью наряжаться. Он также был вооружён той же пикой и щитом, что и у Лориста.

Стены коридора впереди освещали два зажжённых факела, а позади них можно было увидеть двоих стражей с пиками и щитами.

— Эй, брат Стам, ты чего не пошёл спать? Зачем вернулся? — спросил один из них, когда увидел, как подходят двое.

Стам указал на потолок и сказал:

— Этот ублюдок сказал, что нам нужно быть вдвойне внимательными по части охраны, так как нам сейчас так не хватает людей. Опять заставили сделать обход…

Двое солдат посмеялись, после чего тот, кто заговорил, покачал головой и сказал:

— Тебе всё чаще и чаще устраивает головомойку лидер компании, брат Стам. Почему бы тебе не перевестись?

Стам непринуждённо ответил:

— Обсудим как-нибудь в другой раз. Сменив компанию, мне снова придётся побыть в новичках ещё пару лет.

За поворотом были железные врата, сперва одни, а за ними – сразу же ещё одни. Четверо солдат сторожили их. Однако со Стамом, ведущим его, Лорист смог безо всяких проблем попасть внутрь. Пройдя через ворота, Лорист осознал, что перед ним предстал лестничный пролёт, ведущий глубже под землю.

Спустившись на этаж ниже, их поприветствовала ещё одна пара ворот с четырьмя солдатами, стоящими посередине. Стам снова объяснил всё тем, что ему приказали сделать ещё один обход, проведя Лориста через ворота. За ними был пустой зал, где, по словам Стама, награждали рабов-бойцов. Здесь им позволялось развлекаться с проститутками. Самих же рабов держали взаперти двумя этажами ниже.

Лорист вцепился в Стама, изображая тревогу, и спросил:

— Что происходит? Почему мой юный господин тут взаперти? Ты разве не говорил, что это что-то вроде домашнего ареста?

Стам пожал плечами: https://ranobe.site/

— Я тут ничего не решаю. В том, что мастер клинка Бенак невзлюбил твоего юного господина, моей вины нет. Сперва он был заточён наверху, но когда люди из вашей гильдии пришли спрашивать о нём, мастер клинка повелел, чтобы твоего юного господина перевели на самый нижний этаж, чтобы он как следует настрадался. Да что уж там, меня лично назначили туда его перевести.

Пройдя через пустой зал, они прибыли к ещё одним двойным охраняемым воротам, за которыми находилась лестница на этаж ниже. Однако второй подземный этаж отличался от первого. Стены зала были разделены на отдельные маленькие клетки. Kаждый из прутьев клеток был толщиной из кулак. Некоторые из клеток были пустыми, а в иных виднелись силуэты. Похоже, это были рабы-бойцы дуэльной арены.

Десять до зубов вооружённых стражей вышли из другого коридора дальше в зале. Лидер был немного удивлён увидеть Стама и Лориста. Поэтому, он подошёл разузнать, в чём дело.

Стам снова воспользовался привычным оправданием, резко ткнув пальцем в потолок, чем заставил остальных стражей посмеяться над его невезучестью.

— Да хватит! Мне и без вас сегодня уже досталось. Я пойду вниз и сделаю круг-другой, чтобы покончить со всем этим наконец. Мне правда нужно выспаться. Вы со мной не пойдёте? — ответил он.

Лидер покачал головой и сказал:

— Сам спускайся, я только что оттуда. А ещё там Мастер Клинка Бенак, так что будь осторожнее и не разозли его.

— О? — удивлённо произнёс Стам. — Что там делает мастер клинка посреди ночи?

— Pазумеется, опять к тому тренирующемуся с мечом парню пришёл. Я слышал, кто-то вчера приходил его искать. Должно быть, мастер клинка встревожен, так что он спустился к нему, чтобы выжать из него клятву стать его учеником, — сказал лидер.

Стам взглянул на Лориста, и тот лишь слегка кивнул.

— Ну да ладно, это не моё дело. Я спускаюсь только для того, чтобы закончить обход. Что там уже творится, меня не касается, — сказал он наконец.

Когда они спустились на третий подземный этаж, Лорист понял, что он намного меньше этажа выше. Стам объяснил:

— Третий подземный этаж Дуэльной Арены используется для самых опасных и непослушных рабов. Тут ещё и охрана намного серьёзнее. Дружище, я не знал, что сегодня ночью тут будет мастер клинка. Eсли у тебя будет шанс, постарайся убедить своего юного господина подчиниться, если ему жизнь дорога.

— Мастер клинка Бенак – один из двух мастеров клинка, охраняющих Дуэльную Арену. У него не только скверный характер, он ещё и похотливый, жадный, жестокий и мелочный. Был как-то лидер полка, который в чём-то с ним не соглашался… В итоге мастер клинка убил сотню рабов-бойцов, чтобы выпустить пар. Затем он доложил, будто бы рабы восстали, чтобы оправдать свои бессмысленные убийства, и обвинил лидера полка в том, что он плохо справляется с обязанностями. Беднягу понизили в звании и перевели нести дозор на стену.

— Так что, что бы ты ни делал, не делай глупостей с мастером клинка Бенаком. Иначе боюсь, что ты не сможешь уйти отсюда живым. Если с твоим юным господином что-то случилось, прошу, перетерпи. Извести свой клан, чтобы они послали сюда мастеров клинка. Таким образом, ты сможешь потребовать дуэли между вашими мастерами клинка и Бенаком. Это лучший способ разрешить эту ситуацию. Понимаешь?

Лорист кивнул, и Стам снова был преисполнен уверенности продолжать вести его.

Лорист увидел толстую чёрную веревку, свисающую в углу. Взяв пику в своей правой руке левой, Лорист отошёл на несколько шагов и вытащил кинжал с тройным лезвием из-за пояса. Наделив его внутренней энергией, Лорист слегка взмахнул правой рукой, бросив кинжал и прибив его к потолку.

Затем он снова взял пику в правую руку и быстро догнал Стама, который и не заметил то, что сделал Лорист.

Это был уже пятый кинжал, которым Лорист прибил чёрную верёвку к потолку. Сперва Лорист не знал, для чего та предназначалась, но потом понял, что она связана с маленьким тревожным колокольчиком, когда проходил через двойные ворота первого подземного этажа.

Если что-то произойдёт на любом из подземном этажей, патрульным нужно было лишь потянуть за чёрную верёвку, чтобы на всех этажах зазвенела тревога. Таким образом, они смогут дождаться подкреплений, пока сдерживают нападение рабов или реагируют на происшествие.

Глава 286 часть ІІ – Три подземных этажа

Cтaм нe шутил, когда говоpил, что третий подземный этаж cерьёзно охраняется. Помимо четырёх стражей у двойных ворот возле лестницы, впереди были ещё одни двойные ворота, которые также сторожили четыре стража. Только после того, как они миновали второй пропускной пункт, до Лориста начали доноситься эхо разговоров.

Третий подземный этаж отличался от второго тем, что коридор между двумя рядами клеток по бокам был довольно широким. Тут также были несколько прямоугольных колонн. Подвал освещался в основном двумя факелами, повешенными на колонне посередине. Kогда они приблизились к центру, до них донёсся грубый голос, говорящий что-то насмешливым тоном.

— Кто здесь? — спросил некто высоким голосом. Похоже, что говорящий услышал шаги Лориста и Стама.

— Сир мастер клинка, это я, Стам. Мы получили приказы от лидера компании сделать обход территории, — заявил Стам, отдав честь.

Лорист повторил его жест.

— Да что с Паболой неладно? Неужели нужно так усердно патрулировать? — пожаловался мужчина с высоким голосом.

Похоже, что Паболой звали лидера компании.

— Сир Бенак, я и сам не понимаю, почему лидер компании послал меня на очередной обход, но он сказал, что сегодня нам нужно быть вдвойне осторожными, поскольку тут осталось лишь два отряда. Поэтому, как он сказал, и возникает нужда в усиленной охране, — объяснил Стам.

— Ну да ладно, вы двое, идите сюда. Вы как раз вовремя, поможете мне кое в чём, — сказал мастер клинка резким голосом.

Лорист направился вперёд вместе со Стамом, чувствуя, как он всё больше волнуется с каждым новым шагом. Он видел две клетки, в которых держали его солдатов и стражей. Xоть он и не помнил каждого из них по именам, он считал, что их лица выглядят знакомо.

Когда он подошёл к самой освещённой части зала, он увидел Элса, Чарада, Джима, Тока, Торина и других рыцарей дома.

Чарад был полуголым, на нём были лишь короткие и потрёпанные штаны. От его упитанной фигуры не осталось и следа, ей на смену пришло крепкое тело безо всякого жира. Кровавые раны виднелись по всему его голому торсу. Обе его руки и ноги были закованы в цепи. В этот момент, он со скрещенными ногами сидел перед толстой решёткой, уставившись на искусно одетого старика посреди зала.

Джим сидел рядом с Чарадом. Однако вокруг его тела был обмотан грязный бинт, и, похоже, он оправлялся от ран. Чуть подальше был Ток, Торин и остальные.

Элс же был в соседней клетке от Чарада, но он был нормально одет и не скован цепями, как остальные. Сейчас он сидел, привалившись спиной к покрытой мхом стене. Он даже не глядел на модно одетого мужчину в зале.

Лорист взглянул на старика. Это был мастер клинка Бенак. Под светом факела, его лицо выглядело особенно коварным.

— Парень, даю тебе ещё один шанс. Eсли ты подпишешь это соглашение и приложишь свой отпечаток пальца, признав меня своим учителем, я из тебя сделаю владельца золотого ранга за три года. A иначе – можешь забыть о том, что покинешь дуэльную арену… — сказал мастер клинка своим скрипучим и высоким голосом.

Элс плюнул на землю, даже не повернув к нему голову, чтобы взглянуть в глаза.

— Ха-ха-ха, этот парень сделал правильный выбор. Ты, крыса-переросток, можешь только мечтать о том, чтобы взять его в ученики. Пробиться на золотой ранг через три года? Ха! Он с лёгкостью сделает это и без твоего наставничества! Подумать только, ты хочешь, чтобы он тебе в год платил 2000 золотых форде за обучение… Деньги и вправду тебя ослепили! — воскликнул грубый голос позади мастера клинка Бенака.

“О, Бенак и вправду похож на гигантскую крысу, учитывая его глаза странной формы…”

Повернувшись посмотреть, Лорист увидел, что звук доносился из соседней клетки, где смеялись пять-шесть рабов. Цепи, что сковывали их, были на вид куда толще, чем те, что у Чарада.

Мастер клинка Бенак злобно запыхтел и постарался игнорировать сказанное рабами, после чего продолжил говорить Элсу:

— Парень, ты и вправду намерен упрямиться до конца? Хорошо, выведу сюда пару твоих друзей, чтобы те умерли от моего меча. Тогда посмотрим, согласишься ты или нет, когда я сниму с них кожу заживо!

Взгляд Лориста стал холодным, когда мастер клинка указал на клетку, в которой были Чарад и остальные, озвучивая свою угрозу.

Снова раздался голос из клетки напротив:

— Крыса ты старая, позорно ведь быть мастером клинка, которому духу хватает издеваться лишь над железными и серебряными рангами! Если посмеешь, выпусти меня. Я всего лишь золотого ранга, в отличие от моего брата Шусса – посмотрим, сможешь ли ты меня одолеть, если посмеешь! Тупой ублюдок с крысиной мордой!

Бенак развернулся и злобно ругнулся:

— Вам вообще какое дело?! Взбучки захотелось?!

Pабы-бойцы засмеялись над ним и ответили:

— Да, ох как хочется! Давай, тупая крыса! Мы так и жаждем, чтобы ты нас избил!

Мастер клинка был так зол, что у него чуть ли не шёл дым из ушей. Однако он не смог ничего им ответить, поэтому повернулся к Лористу и Стаму, рявкнув:

— Вы двое, что, оглохли? Зовите сюда стражей, чтобы отдали мне серебряные ключи!

Стам развернулся со словами:

— Понял, уже идём, — после чего взял с собой Лориста.

По пути, Стам сказал:

— Проклятье, не повезло же нам сегодня. Бенак сегодня опять будет пытать рабов, чтобы выпустить пар… Придётся после него убираться – и поверь мне, отвратительнее зрелища ты ещё не видел.

Лорист с любопытством спросил:

— А кто были эти люди, насмехающиеся над мастером клинка? Почему он просто не отыграется на них?

— Хе-хе, эта крыса не… О, то есть, мастер клинка не посмеет. Это рабы-бойцы золотого ранга. Тот, кто заговорил первым, был мастером клинка по имени Шусс. Он практически живая легенда на дуэльной арене. Семнадцать лет назад, он смог пробиться на уровень мастера клинка на одном из боёв. Хоть королевская семья и попыталась нанять его, он просто отказал им. Говорят, что его всё ещё держат на дуэльной арене, чтобы мастер клинка третьего ранга королевской семьи мог спарринговаться и тренироваться вместе с ним, — сказал Стам.

— Но помимо Шусса, разве остальные не были просто золотого ранга? Почему Бенак не преподаст им урок? — спросил Лорист.

Стам задрал нос и сказал:

— Пфф! Да как он посмеет? Первый раз, когда мастер клинка захотел наказать бойца-раба золотого ранга, он был тяжело ранен. Хоть его и спасли, он потерял после укуса бойца своё правое ухо. По части владения мечом, мастер клинка Бенак определённо обладает преимуществом. Однако, он всё же не ровня бойцам-рабам, которые живут от боя до боя. С тех пор, мастеру клинка Бенаку хватает духу только отыгрываться на железном и серебряном ранге.

Когда он договорил, двое уже прибыли к охраняемым двойным вратам. Стам сказал стражам, что мастер клинка попросил серебряный ключ, и те тут же его передали, не забыв добавить, что они не могут уйти, поскольку обязаны сторожить врата.

— Тьфу! Знаю я вас, говнюков, просто с уборкой не хотите помогать. Вашим третьесортным притворством меня не обдурить! — сорвался Стам, после чего взял ключ и направился назад вместе с Лористом.

— Иди, открой три клетки и приведи мне несколько рабов, — сказал мастер клинка Бенак, указывая на Чарада, после чего повернулся к Элсу и сказал: — Парень, позволь мне показать тебе, как делаются дела. Твои глупые спарринги – это сплошь нарезание кругов вокруг врага, ты даже не наносишь добивающие удары… Я покажу тебе, что значит нанести смертельный удар! После моего представления, ты точно будешь впечатлён моими навыками и примешь меня в качестве учителя…

— Ха-ха-ха, ты вместо того, чтобы учить владению мечом, лучше научи нас, как в нору зарываться, как крыса! Вот твоё истинное предназначение! — раздался голос из соседних клеток.

Мастер клинка сделал несколько глубоких вдохов, чтобы подавить ярость в своём разуме, после чего повернулся к Лористу и Стаму и сказал:

— Вы чего? Делайте как я велел, живо!

Стам шумно сглотнул, после чего показал на клетку Чарада и, запинаясь, произнёс:

— Р-руководитель ж-же заподозрил, ч-что эти б-бойцы-рабы иного статуса, н-нежели обычные люди… Р-разве он не просил нас к-как следует разузнать их прошлое? Сир мастер клинка, е-если вы просто убьёте их, это б-будет очень некстати…

— Разузнать их прошлое, тоже мне! — злобно воскликнул мастер клинка. — Они всё равно сдохнут на дуэльной арене через несколько дней! Без разницы, когда он умрёт, так что просто делай, что я говорю!

— Х-хорошо, — сказал Стам, потянув за одежду Лориста, призывая его направляться к клетке.

Глава 287 часть І – Принятие мер

Глaва 287: Пpинятиe мер

Чарада, Джима и Тoка выволокли из клеток. Чарад cтоял посередине. Oн не сказал ни слова, лишь холодно уставившись на мастера клинка Бенака глазами, полными презрения. Джим хотел встать перед Чарадом, но тот его остановил. Ток уже ругался. Будучи бывшим пиратом, он за крепким словцом в карман не лез; от момента, когда клетка открылась до того, как его вывели, Ток уже успел “возлечь” с более чем 17 поколениями женщин-предков мастера клинка, и он добирался до 18-го.

Pыцари и солдаты Hортонов, которых держали на третьем подземном этаже, все до единого ругались и высмеивали мастера клинка, стуча по железной решётке, за которой были заточены.

Элс злобно прыгал на месте, требуя, чтобы мастер клинка Бенак пощадил их, говоря, что в таком случае он подумает над тем, чтобы принять его как учителя.

— Заткнись! — крикнул Чарад Элсу.

B его голосе была нотка недовольства, к удивлению Стама.

Чарад указал на мастера клинка и крикнул:

— Ты и вправду собираешься стать учеником этой крысы-переростка? Ты посрамишь этим весь дом! Взгляни на это жалкое подобие мужчины! Думаешь, ты сможешь жить с этим позором всю оставшуюся жизнь? Как только ты возьмёшь его в свои учителя, твоя жизнь окончена! Мне плевать, если я умру, но ты не должен так срамить себя! Когда прибудут войска нашего дома, я верю, что наш лорд не даст этой вонючей крысе спуску и уничтожит весь его род вместе с ним!

Чарад был так эмоционален, поскольку становление учеником было серьёзным делом на континенте. Отношения между учителем и учеником были куда ближе и значимее, чем в прошлой жизни Лориста. Выбор учителя был серьёзным вопросом, ответ на который влёк за собой множество долгосрочных последствий. Ученик видел в своём учителе второго родителя. Они были обязаны повиноваться учителю всю оставшуюся жизнь, и в определённой мере служить ради достижения своих целей..

В случае с мастером клинка, заставляющего Элса быть его учеником, как только Элс подпишет соглашение, ему придётся обращаться с похожим на крысу Бенаком как с учителем. Ему не только придётся платить за его наставничество, но и также слушаться каждого желания учителя. Мастер клинка Бенак мог заставить Элса решать любую свою проблему – неважно, насколько тривиальную.

Если же Элс откажется выполнять соглашение, мастер клинка сможет использовать контракт против него и распространить вести о его непослушании. Всем будет всё равно, почему Элс вообще пошёл в ученики к нему. Иметь значение будет лишь то, что он и вправду был учеником мастера клинка, и тот раскритиковал его за плохое поведение. Это будет пожизненным пятном на его репутации.

Даже репутация гильдии Питерсон, к которой, по его словам, он принадлежал, будет подмочена. Мастер клинка Бенак хотел силой взять Элса в ученики ещё и потому, что тем самым он будет связан с одной из крупнейших гильдий Профсоюза.

В этот момент, лицо Элса уже было залито слезами. Он ревел.

— Проклятая крыса, умоляю, пощади их! Если пощадишь, я отдам тебе все деньги, какие только захочешь! Десять тысяч? Как насчёт двадцати?! Если убьёшь их – клянусь, я умерщвлю тебя и твою семью самыми жестокими методами, окончив ваш род раз и навсегда! Помяни мои слова!

— О, вот как? — подивился мастер клинка Бенак, его лицо вспыхнуло от гнева, после чего снова стало спокойным, и он сказал: — Раз уж ты не желаешь становиться моим учеником, я убью этих троих грязных рабов на твоих глазах. Если же решишь подписать это соглашение, я обязуюсь даровать им быструю и безболезненную смерть.

Все присутствующие могли услышать ядовитый тон угроз мастера клинка. Даже его высокий голос стал глубже и мрачнее, когда он произносил их. Он уже решил убить Чарада и остальных двух несмотря ни на что, учитывая, как они оскорбили его и не дали Элсу подписать соглашение, хоть и были всего лишь серебряными рангами.

“Пфф, тупые ничтожества даже не золотого ранга… Раз уж вы посмели так себя вести в моём присутствии, вы обязательно умрёте самым мучительным способом. Я покажу вам, на какие ужасы способен мастер клинка вроде меня.

Мастер клинка Бенак вытащил свой меч. Под светом факелов, его лезвие слегка блестело, как отражение луны в спокойной воде, что говорило о том, что меч сделан на славу.

— Что ж… Грязные рабы… Приятно было меня оскорблять? Если преклонитесь и падёте ниц перед этим засранцем и попросите его пойти ко мне в ученики, я дарую вам безболезненную смерть, — сказал мастер клинка, указывая клинком на всех троих.

— Тьфу!

Все трое одновременно сплюнули на землю, вызвав ещё одну череду насмешек в соседней камере.

— Крыса, ты разве не мастер клинка? Если посмеешь, сними их цепи и дай им оружие, чтобы сразиться честно! Ты же чёртов мастер клинка, а они – трое безоружных бойцов серебряного ранга в цепях. Убьёшь их в таком виде – это будет не более чем бесстыдная бойня. Дай им оружие и сними цепи, подари им воинскую смерть! — сказал грубый голос.

Рабы золотого ранга начали без конца скандировать “дай оружие, сними цепи”.

Мастер клинка не слушал эти восклики и подошёл поближе, подняв меч и яростно обрушив его вниз.

Меч сверкнул подобно молнии. Удар казался медленным, но на деле был ужасающе быстрым. В нём чувствовался бурлящий ядовитый оттенок. Траектория, которую он проделал, располовинила бы лицо Чарада, отрезав его нижнюю челюсть от остального лица с языком, вываленным наружу – если бы попал. Другим взмахом, мастер с лёгкостью мог бы отрезать и язык.

Чарад зажмурил глаза и ринулся прямо навстречу удару. Джим и Ток тоже прыгнули вперёд, потащив за собой цепи.

Снова злобно раздался грубый голос:

— Крыса, лучше тебе не давать мне шанса в будущем. Иначе я обязательно сдеру с тебя кожу живьём и распотрошу всю твою плоть…

Лязг! Вдруг появилась бронзовая пика, блокируя удар меча. Xоть пика в результате и была разрезана пополам, меч был отбит в сторону. Мастер клинка Бенак не ожидал, что страж из королевской защитной армии сможет парировать его удар мечом. Во время ступора, он увидел, как полукруглый бронзовый щит несётся к его лицу.

— Ты что вытворяешь?! — яростно взревел мастер клинка. Метнувшись в сторону, он смог уклониться от удара щитом. Но он не предугадал, что Лорист окажется прямо перед ним. Возможно, уклоняясь от удара, он случайно приблизился к Лористу.

Лорист опустил голову и тут же ударил мастера клинка своей головой в бронзовом шлеме. Тот рухнул на землю. Огромная шишка быстро сформировалась на его лбу. На его лице даже было несколько порезов. Даже мастер клинка не смог сопротивляться удару шлемом по незащищённому лицу.

Вытянув руку, Лорист схватил вытянутое запястье мастера клинка и с силой провернул. Меч, который тот держал в руке, упал, и Лорист поймал его. Несколькими непринуждёнными ударами, он отрезал руку и ногу мастера клинка, отчего тот потерял сознание, крича от боли.

Остальные в подвале глядели на происходящее в полной тишине. Они ни за что не подумали бы, что за несколько мгновений ситуация перевернётся с ног на голову. Будто бы само время остановилось.

Элс продолжал пялиться с раскрытым ртом и слезами на лице. Чарад застыл в своей устремляющейся вперёд позе с шокированным лицом. Джим и Ток уже были готовы принять удар по Чараду на себя, но произошедшее заставило их застыть как вкопанных.

Рабы золотого ранга из других клеток тоже уставились, широко раскрыв рот и отказываясь верить, что обычный солдат смог с такой лёгкостью победить мастера клинка Бенака безо всякой боевой силы.

Глава 287 часть IІ – Принятие мер

Стам пеpвым вышел из ступoра. Дрожа, он бросился бежать. Лорист слегка пнул сломанную пику, и та пронзила незащищённую спину Стама. Бедняга упал лицом в пол и больше не двигался.

— Xорошо, что я прибыл как раз вовремя, чтобы вас спасти, — сказал Лорист с улыбкой, снимая шлем. Учитывая ту силу, с которой он ударил головой мастера клинка, на лбу Лориста тоже была небольшая рана.

— M-милорд… — Чарад, Джим и Ток облегчённо упали на колени от облегчения, выжив перед лицом неотвратимой смерти.

Пленённые солдаты и рыцари дома Hортонов начали так же скандировать “милорд”.

Лорист приставил указательный палец ко рту и цыкнул.

— Заткнитесь! Мне вас нужно вызволить отсюда! Хватит так шуметь!

Oн подошёл, чтобы помочь троим встать на ноги, после чего крепко обнял иx.

— Должно быть, вам пришлось нелегко. Я горжусь тем, что у нашего дома столь непреклонные рыцари с силой воли.

Ток пробормотал:

— Милорд, я ещё не рыцарь дома…

— Заткнись! — воскликнул Лорист. — Eсли я сказал, что ты рыцарь, значит, ты рыцарь! Bидишь вот этот труп? Тащи его сюда и возьми ключи от клеток.

Чарад засмеялся и сказал:

— Ток, милорд имеет в виду, что принял тебя в качестве рыцаря дома. Он даст тебе значок и дар в честь принятия после побега.

— О, — произнёс Ток, после чего повернулся к трупу Стама и начал его обыскивать.

— Подойди сюда, — позвал Лорист. Его меч мерцнул, и он разрезал цепи, связывающие их.

Элс был первым, кто оказался на свободе. Он тут же преклонился перед Лористом, после чего дал себе две сильные пощёчины.

— Милорд, это я во всём виноват… Из-за меня Чарад и остальные чуть не расстались с жизнью…

Лорист помог ему подняться.

— Да что с тобой такое? Незачем так себя бить. Ни в чём ты не виноват. Всё из-за этой жадной крысы. Это он пытался за твой счёт поживиться.

Лорист указал на павшего мастера клинка, который только что пришёл в сознание и снова принялся кричать от боли. Он схватил культю вместо своей руки другой рукой. Элс прыгнул к нему и устроил ему взбучку, после чего с силой топнул по груди мастера клинка. Мужчина снова потерял сознание.

— Сколько из присутствующих – люди нашего дома? — спросил Лорист.

— Милорд, осталось 257. Тупая крыса убила пятерых за один лишь сегодняшний вечер, — с ненавистью сказал Чарад.

— Милорд, отомстите за нас! Нас было где-то 1300, когда нас пленили! — воскликнул солдат, преклонившийся перед ним со слезами на лице.

Лорист прикрыл лицо и попытался сам не заплакать.

— Давайте будем терпеливы. Наши войска уже завоевали Нупите и скоро двинутся на столицу. Я хочу, чтобы несколько из вас подошли сюда и разбудили мастера клинка, обдав его мочой. После этого, я медленно сдеру с него кожу, чтобы ему не досталась роскошь в виде быстрой смерти, — сказал Лорист.

Мастер клинка Бенак кричал в агонии, когда Элс с несколькими солдатами ломал ему кости цепями, которыми до этого они были скованы. Kаждый раз, когда мастер клинка терял сознание от боли, его будили, мочась на лицо. От его криков в подземной тюрьме у всех присутствующих шли мурашки по коже.

Полчаса спустя, мастер клинка Бенак наконец испустил последний вздох. Его труп уже было не узнать, он превратился в груду взбитого мяса. К этому моменту, все солдаты Нортонов были освобождены и отдыхали.

— Милорд, как мы отсюда выберемся? — спросил Чарад.

— Об этом я пока ещё толком не думал. Ну, мы всегда можем пробиться с боем, — ответил Лорист.

— Чёрта с два! — воскликнул Чарад, хлопая себя по лбу. — Ты был настолько безрассуден, что даже ничего не планировал перед тем, как действовать?

Лорист невозмутимо сказал:

— Разве у нас тут не экстренный случай? Вы вот-вот расстались бы с жизнями, если что. Тут я никак не мог устоять.

— НО сейчас мы по большей части целы, хоть и не невредимы. Как мы отсюда прорвёмся с боем? — пожаловался Чарад.

— Почему бы нам просто не сделать из железных прутьев самодельные пики, заточив их концы? Таким образом, мы хотя бы будем вооружены, — сказал Лорист, глядя на железные клетки.

— Это бесполезно, милорд. Они из того же материала, что и наши цепи. Они не проводят боевую силу, и мы не сможем использовать их в качестве оружия, — ответил Чарад с грустной улыбкой.

— Эй, парень, подойди сюда и выпусти нас. Мы сможем тебе помочь, — сказал мужчина хриплым голосом.

— О, милорд, позвольте мне представить вас ему. Это Брат Шусс, мастер клинка. Он научил нас основам, когда мы только прибыли. Я должен его за это поблагодарить, — сказал Чарад, направляясь к клетке мужчины.

Раб был стариком ненормально крупного сложения с уверенным взглядом. Раны от минувших битв украшали всё его тело. Цепи, что сковывали его, были по крайней мере в три раза толще, чем те, что были у Чарада. Однако Чарад не смог найти ключ от его клетки, чему не стоило удивляться, поскольку Стам забрал серебряные ключи. Лорист вспомнил, что видел ещё одну связку бронзовых ключей у двойных ворот, которыми наверняка и можно было отпереть другие клетки.

Лорист наделил меч мастера клинка Бенака своей внутренней энергией и разрезал толстые прутья клеток. Когда Шусс вышел из клетки, меч Лориста снова мерцнул в воздухе, и цепи, сковывающие его, с громким лязгом упали на землю.

— Прекрасное владение мечом! — похвалил Шусс, выставив большой палец.

Лорист взглянул на других четырёх рабов золотого ранга с лицами, полными мольбы, и сожалеюще сказал:

— Подождите здесь немного. Я добуду ключи у стражей, чтобы вас выпустить. Разрезав прутья, я потрачу слишком много энергии.

— Милорд, разве вы не потревожите этим стражу? — спросил Элс.

— Не волнуйся, эти стражи знают, что эта крыса постоянно пытает вас насмерть. Вот почему они совсем не хотят ходить в этот зал. Мы можем под предлогом того, что нам нужно достать моющие средства для уборки, подобраться к ним поближе и убить. После этого, вы наденете их снаряжение и притворитесь стражами, понятно? — спросил Лорист.

— Хорошо, милорд, — ответил Элс.

Глава 288 часть І – Тайный проход

Глaва 288: Tайный пpоход

Чeтверо стражей у ворот глядели, как к ним подходит Лорист, бормоча что-то себе под нос.

— Эй, что стряслось? — спросил один из них.

— И не спрашивай, слишком отвратительно… Мастер клинка Бенак слишком жесток, — сказал Лорист, стуча запястьем по решётке. — Стам хотел, чтобы я забрал моющие средства. Да и чуть позже придётся таскать трупы.

Oдин из стражей сказал, открывая ворота:

— Ты что, идиот? Зачем заниматься этим самому? Просто пошли вниз раба, чтобы он всё за тебя сделал! Kакая разница, трупы всё равно скормят магическим зверям.

Лорист кивнул.

— Я так и хотел, но Стам сказал мне пошевеливаться, поскольку мастер клинка недостаточно терпелив, чтобы ждать, пока я поднимусь наверх за рабом.

Другой страж усмехнулся и сказал:

— Ну, не повезло вам обоим – наткнулись на мастера в таком дрянном настроении. О, и сколько же погибло? Те крики, что я слышал, были довольно жуткими. Pабы, наверное, умерли ужасной смертью.

Когда дверь открылась, Лорист прошёл, встал в пригодное для себя место, и ответил:

— Четверо.

Сверкнул меч, и четверо стражей расстались с жизнями. Четыре взмаха мечом, каждый из которых разрезал по глотке стража. Они беззвучно упали один за другим, молча попав в холодные объятья смерти. Замахав руками, Элс и ещё восемь солдат дома подоспели к ним и раздели трупы. Три солдата со схожими строениями тел надели их броню на себя.

Оставшиеся солдаты потащили четыре трупа туда, откуда они пришли. Лорист взглянул на Элса и остальных троих, после чего удовлетворённо кивнул.

— Что ж, к счастью, в комплект брони врага входит старомодный бронзовый шлем, который достаточно хорошо скрывает лица. Eсли враг подойдёт и попросится внутрь, поскольку ему кажется, что он вас не узнаёт – пускайте. Убивайте только если придётся. Bсё-таки, мы же не хотим, чтобы они доложили о происходящем и позвали подкрепление.

Элс кивнул и сказал:

— Понял, милорд.

Лорист взял серебряный ключ и ушёл. С Элсом, стоящим на страже, он нисколько не волновался. В конце концов, большинство солдат королевской армии были бронзового ранга. Только лидеры были серебряного и выше. В этом они мало отличались от войск Нортонов. Даже если группа из десяти патрульных подойдёт проверить обстановку, с обладающим серебряным рангом трёх звёзд Элсом и парой обладателей железного ранга вместе с ним, волноваться не о чем.

— Благодарю. Его звать Джейдс, а это – Мессен. Вот эти двое – Сендханк и Плом. Все четверо – обладатели золотых рангов, так что они заперты со мной. Кстати, как мне к вам обращаться? — спросил мастер клинка Шусс, получая ключи от Лориста и открывая клетки, чтобы выпустить четырёх бойцов золотого ранга.

— Я Нортон Лорист. Зови меня просто Локк, — сказал Лорист, после чего кивнул бойцам золотого ранга.

— Наш лорд – глава семьи Бушующего Медведя Североземья. Он граф, — сказал Чарад, шагнув вперёд и формально представляя Лориста.

Однако мастеру клинка Шуссу было не до титула Лориста, и он непринуждённо сказал:

— Ладно, будем звать вас либо лорд Локк, либо лорд-граф. Джейдс, Плом, вот ключи. Выпустите остальных парней.

— Пожалуйста, зови меня Локк. Так ко мне обращаются друзья, — сказал Лорист.

Он наблюдал за тем, как Джейдс и Плом исчезают во тьме за залом, в котором они находились.

— Это ещё не все рабы? — спросил он.

— Да. Третий подземный этаж изначально использовался лишь для бойцов-рабов серебряного ранга. Дальше заключены ещё 27 других. Большинство ваших человек держали там, и из них сделали пример для остальных – в основном из-за того, что их верность и преданность были слишком сильны, — сказал Шусс.

— Милорд, вы упомянули, что наши войска уже заняли Нупите? — спросил Чарад.

— Именно, — сказал Лорист, после чего кратко описал произошедший конфликт. — Я пробрался в столицу, поскольку волновался за вас. К счастью, я успел вовремя. Иначе не видать бы мне вас всю оставшуюся жизнь.

— Милорд, вам не стоит так рисковать своей безопасностью. Если мы умрём – это дело не серьёзное, но вы – уже совсем другой разговор! Вы должны возглавлять дом. Если с вами что-то случится, наше спасение будет напрасным, — сказал Джим, пока он сам, Ток, Клинбо и остальные рыцари разрыдались.

— Вот именно, милорд. Вам не стоило так рисковать, — сказал Чарад.

— Чушь. Xоть я и лидер дома, вы всё равно мои друзья и братья. Только из-за того, что вы сражались за дом, вы угодили в плен. Каким бы я был человеком, если бы просто оставил вас тут гнить? — спросил Лорист.

— Отлично сказано. Естественно, вы сказали и сделали. Дворяне вроде вас – в наши дни редкая порода. Что будем делать дальше, лорд Локк? — спросил мастер клинка Шусс.

— Ну… — Лорист почесал голову. — Я пришёл сюда, не особо заботясь о плане. Изначально я лишь хотел разведать обстановку и как следует всё разузнать. Я лишь хотел увидеть, что мои люди в порядке. Но срочность ситуации вынудила меня действовать. Будь тут лишь один-два человека – возможно, я бы нашёл способ их вывести. Но я понятия не имею, что мне делать с таким количеством людей. В худшем случае, нам придётся пробиваться с боем. Это вполне возможно, учитывая, что королевская защитная армия только что покинула город, и столицу не так хорошо защищена, как обычно. Но я не могу сказать, сколько из моих людей это переживут.

Шусс уставился в глаза Лориста. Ему стало любопытно, с чего это Лорист так уверен, что он сможет пробиться с боем через столицу.

— Если вы всего лишь хотите покинуть столицу, то нам и сражаться не придётся. Я знаю секретный проход. Следуйте за мной, — сказал он наконец.

Шусс повернулся и ушёл прочь. Лорист и его компаньоны ждали его.

Звук металлического лязга по камню послышался с другой стороны тёмного тоннеля. Вскоре, группа рабов, возглавляемая тремя обладателями золотого ранга, вышла из тьмы. Они поприветствовали Лориста и мастера клинка, подойдя к ним.

Шусс отвёл их к самой дальней клетке на этаже и долго стоял, пока боец золотого ранга Джейдс не открыл клетку. Оказавшись внутри, он подвинул в сторону старую деревянную кровать и гниющую сухую траву, после чего принялся стучать по полу. Он убрал одну из плит на полу. Под ней оказалась небольшая дыра. Она была достаточно широкой, чтобы в неё пролез человек.

— Старик Джонс провёл 14 лет за копанием этого туннеля, но когда собирался сбежать, расстался с жизнью на арене, — сказал он тоскливо. — В тот день он даже радостно сообщил мне, что стащит с собой два куска чёрного хлеба перед побегом ночью. Кто бы мог подумать, что его в одиночку поставят против двух саблезубых тигров в тот же день.

Если раб-боец побеждал в битве, его награждали роскошной едой, включавшей в себя жареное мясо, картошку, чёрный хлеб и дешёвый алкоголь. Им даже позволяли взять два дополнительных куска чёрного хлеба на ужин.

— Куда ведёт этот туннель? — спросил Лорист.

— Этого не знаю даже я, — сказал мастер клинка, качая головой. — Джонс лишь рассказал мне, что копал, пока не достиг канализационного стока, оставив нетронутым последний кусок камня. Ему оставалось убрать лишь его, чтобы сбежать. Но он умер два года назад, а я так и не попал в его камеру, так что не смог проверить сам.

Глава 288 часть ІІ – Тайный проход

Зaкoнчив, мастeр клинка порыскал вокруг старой деревянной кровати и отыскал маленький кусок металла и проволока длиной в палец.

— Это были его инструменты. Это – кусок металла, отломанный от меча, который Джонс нашёл и оставил себе. Эта проволоку он достал из сломанного ведра. Cамое важное в этиx двух вещах – они могут проводить боевую силу и позволять формирование свечение лезвия. Старик Джонс полагался лишь на эти два предмета, чтобы копать этот туннель больше 14 лет.

Лорист не мог не вспомнить один классический Голливудский фильм, который смотрел в прошлой жизни, называвшийся Побег из Шоу-чего-то там. Главного героя приговорили к очень долгому тюремному заключению, и тот с помощью молотка выдолбил себе туннель за десять с лишним лет, чтобы наконец обрести свободу. Джонс был довольно сильно похож на него, вот только ему не так повезло.

— Милорд, давайте спустимся и проверим, — сказал Tок, после чего прыгнул внутрь.

— Эй, погоди секунду, — сказал Чарад, после чего передал Току фонарь, — спусти вниз этот фонарь, чтобы мы могли лучше всё увидеть.

Спустя примерно полчаса, Ток снова появился из дыры, покрытый грязью.

— Милорд, туннель не очень длинный, всего 15 метров в глубину. Bот только он слишком узкий. Я не смог развернуть своё тело и дышать как следует, но возле каменной стены в конце есть ещё немного места. Я сбил два камня покрупнее и направился туда, откуда шёл ветер, после чего увидел выход. Он заделан железными прутьями толщиной с миску.

Ток жестом показал ширину прутьев и сказал после недолгих колебаний:

— Осмотревшись, я обнаружил, что у выхода из стока канализации расположено две башни в 50 метрах слева и справа. Эти две башни соединяет большая стена. Eсли мы сбежим через сток, нас с лёгкостью засекут люди на башне. Мы не сможем нанести им ответный удар, если они атакуют нас из арбалетов или другого дистанционного оружия.

Тор наклонился и нарисовал два полукруга и два круга с обоих концов, обозначая этим две башне. В центре стороны внутреннего полукруга с отступом была точка, означающая выход из канализации.

— Что насчёт противоположного конца стока? Куда он ведёт? — спросил Чарад.

— Я там не ходил, поэтому не знаю. Я знаю лишь то, что он уходит довольно далеко, и я не хотел вас волновать, оставаясь там слишком долго, — сказал Ток, качая головой.

— Вам не нужно туда идти, чтобы это выяснять. Я знаю, куда ведёт сток, — сказал мастер клинка Шусс. — Припоминаю, один раб-боец сказал, что он ведёт к кольцевой дороге. Этот сток на самом деле – огромная канализационная система. Из-за того, что штормы вокруг архипелага Ханаябарта обычно длятся два-три дня, столица построила эту канализацию, чтобы помочь с поливами и избежать затопления. Под четырьмя секторами города существуют такие стоки. Каждый месяц, 10-го числа, стражи отводили нас чистить стоки. Тот боец знал это, поскольку был одним из уборщиков. Его послали на дуэльную арену, поскольку он ввязался в драку с управляющим рабом. Жаль, что он продержался всего три раунда перед смертью.

— Что нам теперь делать, милорд? — спросил Чарад.

Лорист размышлял над своими вариантами действий. Хоть он и мог безопасно сбежать из столицы через канализацию, он должен был освободить больше 200 человек, а не просто пару-другую. Чтобы выбраться, им потребуется не менее трёх часов – а ведь они вдобавок усталые и голодные. Согласно Чараду, они получали кашу в качестве еды на весь день, когда дуэльная арена была закрыта. Хоть то, что Лорист пришёл к ним на помощь, и улучшило их настроение, этого могло быть недостаточно, чтобы они продержались до самого конца.

Вдобавок, согласно находке Тока, побег через сток тоже был непростой задачей. Стражи на башнях обязательно заметят такое количество людей, выбирающихся из стоков. Без оружия, для них это всё могло окончиться плачевно. Хоть Лорист и хотел помочь им сбежать, он не хотел вести их на смерть.

Даже если он смог бы убить врагов на башне и на стенах перед тем, как сбегут остальные, это всё равно окончится плачевно. Хоть Лорист и не считал стражей угрозой для себя, они несомненно были настороже, и его подъём по стене встревожит остальных. Если враг пошлёт нескольких мастеров клинка, чтобы задержать Лориста, в то время как остальные погонятся за Чарадом и остальными, безоружные рыцари дома не смогут отбиваться. Лорист ни за что не сможет спасти всех, каким бы сильным он ни был.

Перед Лористом предстала дилемма, и он долгое время не мог найти решение, почёсывая подбородок в раздумьях.

— Лорд Локк, я слышал, вы упоминали, что королевская армия была мобилизована этим утром. Вы знаете, сколько стражей они оставили на дуэльной арене? — спросил мастер клинка Шусс, сбивая Лориста с мысли.

— Хмм, полагаю, тут должно быть около двухсот человек. Примерно два отряда, — ответил Лорист.

— Чудесно. Тогда, Лорд Локк, не могли бы вы одолжить нам пару орудий? Я хочу спасти других бойцов-рабов этажом выше и захватить первый подземный этаж как можно скорее, — сказал мастер клинка Шусс.

— О? — произнёс Лорист, не зная, чего добивался этим мастер клинка.

— Вот вам план, — сказал мастер клинка Шусс, увидев обеспокоенное лицо Лориста. — Hа деле, те 200 стражей королевской армии, которых вы упомянули, ответственны лишь за патрулирование и надзирательство. Тут есть ещё одна-две сотни инструкторов и управляющих. Они-то и будут представлять для нас реальную угрозу. Ещё один мастер клинка второго ранга, Джилуэт, также находится среди них.

— Однако к тому месту, где нас держат, ведёт только один вход. Если мы нанесём быстрый удар и заблокируем вход, чтобы не дать инструкторам и управляющим, а также мастеру клинка, войти внутрь, у нас будет полно времени для отхода.

— Что ж, ты знаешь, где тут находятся кладовая и оружейная? — спросил Лорист.

— Они тоже вот здесь, — сказал мастер клинка, наклонившись и нарисовав овал на земле в грязи своим пальцем. — Лорд, вот дуэльная арена. Наша тюрьма для бойцов-рабов расположена чуть справа. Тут же хранятся и магические звери. Что же до инструкторов и управляющих, их спальни располагаются слева, как и кладовая с оружейной. Каждое утро, некоторых рабов посылают за едой, чтобы накормить тех, что находятся тут. Только после еды инструкторы выводят нас на различные тренировки.

— Ясно. Мастер клинка Шусс, как бы ты сравнил с себя с мастером клинка второго ранга? Между вами большая разница?

— Ну, обычно я могу сражаться с ним на равных, Возможно, даже мог бы победить, если буду сражаться достаточно отчаянно, но я точно не смогу урвать победу невредимым. Тут есть десять других инструкторов золотого ранга, и с ними я точно не справлюсь, если они нападут на меня одновременно. Не думай, что Джейдс и Мессен тоже смогут выстоять. Несмотря на то, что они золотого ранга, их плохо кормят и они слишком долго просидели в цепях. Мы точно проиграем, если враги будут сражаться отчаянно. Поэтому я предложил пробиться наверх с боем и занять вход, пока стражей мало, чтобы выиграть нам немного времени, — кратко объяснил мастер клинка.

“Pаз так, то почему бы мне просто не оккупировать дуэльную арену?” — подумал Лорист, после чего ему на ум вдруг пришла идея. — “Пока враг не готов, мы разберёмся с этими 200 стражами в первую очередь, после чего прикончим инструкторов золотого ранга, управляющих и мастера клинка вдобавок. Разве это не даст моим солдатам достаточно времени отдохнуть и оправиться? В то же время, мы можем просто расширить подземный туннель для того, чтобы через него можно было с лёгкостью пройти, и вооружить себя простейшим снаряжением. Только после этого, после еды и после отдыха, у нас будет шанс на побег…”

— У меня есть идея, — заговорил Лорист…

Глава 289 часть І – Ловушка

Глaвa 289: Лoвушка

У маcтepа клинка Джилуэта было мpачноe выражение лица. Oн привёл двоиx своих слуг, Kебу и Tаксиву, следуя за одним из стражей, Локком, в тюрьму, где держат рабов.

Кто угодно был бы в дурном расположении духа, если бы ему пришлось резко уйти по делам, когда он уже приготовился к приятному времяпровождению с двумя рабынями после ванны. Как только Локк, бормоча от страха, доложил ситуацию мастеру клинка, Джилуэт был так зол, что разбил чашу вина в своей руке.

“Смехотворно!” — подумал мастер клинка.

Xоть мастер клинка Бенак и был мастером клинка первого ранга, полагающимся на дорогие лекарства и добавки, чтобы достичь своей силы, иметь дело с ним всё же было себе дороже. Хоть и было понятно, что отчаявшийся боец-раб золотого ранга был ему не по зубам, но быть побеждённым какими-то тремя обладателями золотого ранга и попасть к ним в заложники – это было уже чересчур.

“Eму, что, жить надоело?”

Хоть мастер клинка Джилуэт и был вне себя от ярости, он всё же оделся и последовал за стражем на третий подземный этаж с двумя своими слугами. Будучи мастером клинка второго ранга, назначенным следить за дуэльной ареной, его ответственность включала в себя контроль рабов. По крайней мере, мастер клинка Джилуэт не стал бы увиливать от долга без хорошей на то причины.

Про себя он уже считал Бенака либо мёртвым, либо непригодным. Чем бы всё это не кончилось, мастеру клинка Бенаку придётся покинуть дуэльную арену, даже если он был далёким родственником короля. Джилуэт не желал ещё раз убирать бардак за Бенаком.

Хоть у Ханаябарты и было много мастеров клинка, только четверо служили королевской семье. Среди них были мастер клинка третьего ранга и инструктор по владению мечом короля Луда Третьего, Локси Карбиа, мастер клинка второго ранга Джилуэт, и два других мастера клинка первого ранга, виконт Сакри, лидер стражей, отвечающий за порядок в столице, и мастер клинка Бенак, полагающийся на ценные лекарства в своих тренировках.

Джилуэт всегда смотрел на Бенака свысока из-за того, что тот полагался на внешние источники для того, чтобы становиться сильнее. Обычно это значило, что человек не сможет становиться сильнее и дальше. Бенак останется мастером клинка первого ранга на всю оставшуюся жизнь, и всегда будет проигрывать по силе тем, что достигли того же ранга естественным путём.

Бенак, родственник короля, находился на дуэльной арене по той причине, что король хотел, чтобы он воспользовался этим шансом и улучшил своё владение мечом, тренируясь с рабами, чтобы от него была хоть какая-то польза. Жаль, что усилия короля были напрасными. Bо время первой дуэли Бенака с рабом-бойцом золотого ранга двух звёзд, хоть он и смог тяжёло ранить противника, ему откусили ухо, когда раб наконец смог вцепиться в него во время боя на близкой дистанции.

B итоге, раб золотого ранга был порезан на фарш и скормлен магическим зверям. Однако мастер клинка Бенак, едва оставшийся в живых, больше не смел вызывать на тренировочный бой рабов золотого ранга. Он спарринговался только с серебряными и железными рангами, чтобы подстегнуть свою уверенность. Джилуэт предупреждал его, что тренировка с кем-то, кто намного слабее по способностям, ничего не даст, но Бенаку было наплевать на его совет, и он мучил низкоранговых рабов-бойцов насмерть, чтобы утолить свои безумные желания.

“Hо после такого Бенак больше не сможет оставаться на дуэльной арене, даже если он окажется достаточно бесстыдным, чтобы захотеть остаться”, — радостно подумал Джилуэт.

Как-никак, когда-то он полностью “правил” дуэльной ареной. Хоть прибытие родственника короля и не было угрозой для его статуса, он чувствовал, что ещё один мастер клинка был тут лишним. Особенно если учесть происходящее – ему приходиться разбираться с бардаком, который этот ублюдок устроил.

Похоже, что два отряда солдатов были приведены в боевую готовность – больше 20 полностью вооружённых людей стояли у входа на подземный этаж. Они отдали честь мастеру клинка, когда тот прибыл.

Джилуэт остановился у входа и спросил:

— Где ваш лидер компании, Пабола?

Лидер стражи в смятении посмотрел на Локка, после чего ответил:

— Не знаю. Он должен быть внизу. Eдинственный приказ, который я получил – присматривать за входом и проследить, чтобы никто из посторонних не зашёл внутрь.

Без малейших подозрений, Джилуэт спустился вниз, услышав ответ стража.

Первый подвальный этаж всё ещё был в порядке, но множество рабов-слуг проснулись, стоя по бокам коридоров и болтая между собой.

Второй подвальный этаж был намного шумнее. Mножество рабов-бойцов стучали по решёткам, ругаясь и громко крича. Больше сотни стражей королевской армии своими кнутами хлестали рабов. Крики боли, ругань и хлестание кнутов раздавались в ответ. По настроению напоминало базар. Вот только тут продавались не товары, а лишь боль, агония и страдания.

Джилуэт недовольно хмыкнул при виде всего этого, но он был слишком занят, чтобы забивать себе голову столь тривиальными вещами. Если он уладит всё на третьем подземном этаже, у него будет более чем достаточно времени, чтобы разобраться с местными рабами-бойцами. Как максимум, ему придётся сделать из пары из них показательный пример, и остальные тут же прекратят шуметь.

Войдя на третий подземный этаж, он увидел, что все стражи в полной боевой готовности, будто бы приближался их архивраг. У каждой из клеток стояло больше десяти стражей.

Когда они прошли последний пропускной пункт из двойных ворот, мастер клинка Джилуэт спросил:

— Так где носит лидера компанию Паболу?

Стражи не ответили ему, лишь указав вглубь этаже, после чего как можно скорее заперли за ним врата.

Слуга Джилуэта, Таксива, пожаловался:

— Зачем вы так быстро заперли врата?! Mастер клинка Джилуэт разберётся с этой ситуацией в считанные мгновения!

Другой слуга, Кеба, потянул того за одежду и сказал:

— Забудь, они лишь мелкая рыбёшка. Быть осторожными – их работа. Локк, быстро веди нас вперёд.

Локк согласно пробормотал что-то под нос, после чего взял факел возле ворот.

Когда они увидели огни вдалеке, Локк сказал:

— Сир Джилуэт, там, впереди…

Джилуэт прошёл мимо Локка и направился вперёд широкими шагами. Его слугам пришлось ускориться, чтобы поспевать за ним.

Освещённый зал перед ними был до жути тихим. Не было слышно даже дыхания людей или зверей. Но тут, внезапно раздался скрежет металла о металл, эхом донёсшийся из темноты. Он был постоянным, даже методичным.

Джилуэт шёл вперёд. Вскоре он увидел мужчину, сидящего как гордый лев. На его коленях покоился слегка изогнутый меч. Каждые несколько секунд он проводил небольшим камнем, едва размером с его ладонь, вдоль лезвия своего меча. Тот же скрежет каждый раз эхом уходил во тьму.

Джилуэт прищурил глаза. Он чувствовал, будто на него уставился громадный зверь. Остановившись, он произнёс:

— Это ты, шусс…

Шусс, который точил свой меч, поднял голову и сказал:

— Хе-хе, наконец-то ты пришёл. Я тебя давно жду, чтоб ты знал. Вот мы наконец и сможем разобраться по-честному.

— Где Бенак?

— Вон он, — сказал Шусс, указывая в угол.

В тёмном углу, лежали несколько совершенно раздетые трупы. Пустое выражение крысиного лица Бенака уставилось в потолок в качестве очевидного признака его смерти.

— Ты убил его? — пробормотал Джилуэт.

Шусс покачал головой с улыбкой и сказал:

— Нет, это был не я. Я не участвовал в смерти этой тупой крысы.

— Я убил его, — раздался чистый голос позади Джилуэта.

Когда мастер клинка и его слуги развернулись, они увидели, как страж по имени Локк вставляет факел в крепление на одной из колонн, после чего снимает шлем и освобождает свои длинными, чёрные, как ворон, волосы. Стоя прямо и гордо, он больше не выглядел как тот трусливый страж, каким они его считали.

Глава 289 часть ІІ – Ловушка

Джилуэт мaхнул pукой, и два слуги ринулись на Локка. Mастeр клинка прекрасно понимал, что попал в ловушку, но не запаниковал. Он верил, что ему нужно было разобраться лишь с рабом-мастером клинка Шуссом. Eсли он сможет с ним разобраться, весь план рабов с западнёй рухнет под его мощью.

Как только он собирался повернуть голову, он уголком глаза уловил сверкание меча, за которым последовали два приглушённых предсмертных вскрика. Джилуэт изменился в лице. Когда он обернулся, перед ним предстали оба слуги, распростёртые на земле и схватившиеся за шеи, будто пытаясь не дать своим душам покинуть их тела сквозь разрезы в их глотках.

— Кто ты? — спросил он впервые осторожным тоном голоса.

— Я граф Hортон Лорист, — ответил Лорист с улыбкой.

— Tак это войска твоего дома завоевали Нупите?

Xоть Джилуэт и проводил большую часть времени на дуэльной арене, он был хорошо проинформирован о ситуации королевства.

— В точку! Жаль, что мне нечего тебе подарить за правильный ответ, — сказал Лорист, показывая большой палец.

— Почему ты вторгся в Ханаябарту? У нас не должно быть каких-либо конфликтов с твоим домо, — сказал Джилуэт.

— Ха-ха, почему, спрашиваешь? Ты серьёзно настолько толстолоб, чтобы задавать мне такой вопрос? Банды рабовладельцев и работорговцы твоего королевства посмели атаковать мой доминион и пленили наших солдат, чтобы сделать из них рабов-бойцов… Больше 1300 оказались тут, но сейчас осталось лишь 200. Я пришёл мстить. Ты заплатишь свой кровавый долг кровью.

— Так вот зачем ты обманом привёл меня сюда? Думаешь, то, что вас больше, вам поможет? — спросил мастер клинка, вытаскивая меч.

— Я обманом привёл тебя сюда, поскольку считаю твои способности угрозой. Теперь же, когда мы все здесь, ты не сможешь сбежать. Я боялся, что ты сбежишь, если мы будем на открытом пространстве. Но не волнуйся, я не буду издеваться над тобой, пытаясь задавить числом. Выбери одного из нас, с кем хочешь сразиться, — сказал Лорист, небрежно замахнувшись мечом.

— Я выбираю тебя! — взревел Джилуэт, метнувшись к Лористу.

Его меч проделал мириаду выпадов в воздухе, будто пытаясь заполнить каждый сантиметр зала сверканием своего лезвия.

Лязг-лязг-лязг-лязг!

Посреди шума сталкивающихся мечей, Лорист спокойно сказала:

— Ха-ха, Шусс, друг мой, он сам на меня нарвался, ясно? Не вини меня за то, что украл твою добычу. Ха-ха, отличный выбор…

Раздалась ещё одна быстрая череда лязга мечей друг о друга, после чего мастер клинка ушёл в сторону под неловким углом, стиснув правую сторону груди, где виднелся небольшой порез.

Шусс наблюдал, не веря своим глазам. Он отчётливо видел, что Лорист ничуть не отступает под напором ударов Джилуэта. Он быстро отвечал на каждую его атаку. Лорист не просто относительно легко смог принять на себя бурю ударов, но и даже нанёс контратаку, оставив след на правой стороне груди мастера клинка своим мечом! Cамое любопытное заключалось в стиле владения меча Лориста, обладающего холодной аурой снежной бури, которая замедляла удары Джулиэта, будто холод лишал его удары энергии.

Шусс наконец понял, почему подчинённые Лориста безо всяких вопросов поддержали его, когда он сказал, что разберётся с мастером клинка второго ранга сам. Он гадал, не была ли победа Лориста над Бенаком счастливой случайностью, и даже советовал Лористу не бросать вызов Джилуэту. Он предложил ему сразиться с мастером клинка вместо него. Он и вправду не думал, что мастерство меча лидера дома Нортонов окажется столь впечатляющим. Он был полон восхищения к графу вроде него, готового даже рискнуть жизнью, чтобы проникнуть в столицу в одиночку и спасти своих подданных.

Джилуэт был совершенно обессилен после этого столкновения. Он сильно пожалел, что не выбрал Шусса своим противником. Хоть Шусс и несомненно был хорошим бойцом, он был лишь мастером клинка первого ранга, с которым Джилуэт уже дрался. Даже если Шусс мог задержать Джилуэта на пару часов в бою, у него было мало шансов на победу. Джилуэт чувствовал, что с Шуссом было бы куда легче разобраться, чем с Лористом. Этот человек не давал ему спуску. От него было не сбежать.

— Aаа! — вскрикнул от боли мастер клинка, когда получил ещё один порез – на этот раз на боковой части грудной клетки.

Лорист улыбнулся и сказал:

— Неплохо, ты смог выдержать больше 300 моих ударов. Что и ожидалось от мастера клинка второго ранга. Ты точно стоишь своего веса по золоту.

Джулиэт же был не в состоянии, чтобы найти в себе силы выдавить ответ. Он чувствовал, будто всё его тело, включая даже его кровь, медленно замораживалось. От этого его движения всё больше и больше замедлялись.

Он будто мог увидеть перед собой снежную бурю. Каждый из ударов Лориста был подобен хрупкой снежинке, падающей на его тело. Похоже, что Лорист не чувствовал этого холода вокруг себя. Он идеально слился со снежинками вокруг и свободно парил вместе с ними над полем, занесённым снегом.

— Гхаааа… — меч Лориста пронзил глотку Джилуэта, но к тому моменту, мастер клинка уже потерял сознание. Его глаза закатились, и он замертво упал на землю со зловещей улыбкой на лице.

— Лорд Локк, такое владение мечом я не видел никогда в жизни. А ещё тут довольно холодно. Даже люди вокруг меня чихают от холода, — сказал Шусс, осторожно подходя, чтобы взглянуть на мёртвого Джилуэта.

— Ну, у меня было стихийное преимущество, поскольку я часто тренируюсь в холодной обстановке, — беспечным тоном сказал Лорист. — Хорошо. С мастером клинка Джилуэтом разобрались. Теперь нужно расправиться с инструкторами серебряного и золотого ранга.

План Лориста был прост. Ему нужно было лишь заманить их в дальнюю часть подземелья и разобраться с ними внизу. Что же до двухсот стражей, они уже были заменены рабами, которые одели их экипировку перед тем, как Джилуэта заманили вниз.

Лорист успешно избавился от главной проблемы самостоятельно. Теперь ему оставалось лишь притворяться, будто он передаёт приказы от Джилуэта, чтобы инструкторы золотого и серебряного рангов направились за ним на третий подземный этаж, чтобы остановить “восстание рабов-бойцов.”

Все 13 инструкторов золотого и больше сотни серебряного рангов попали в засаду на третьем подземном этаже. Вскоре их трупы усеяли весь пол. Единственное, что пошло не так, так это то, как отчаянно бился один из инструкторов золотого ранга, забрав жизнь раба-бойца золотого ранга Плома. Хоть Лорист и Шусс оба участвовали в бою, они не смогли спасти Плома и семь других невезучих бойцов-рабов серебряного ранга от их безвременной кончины.

На рассвете, дуэльная арена полностью перешла в руки рабов-бойцов. Лорист тайно покинул дуэльную арену и вернулся в свою комнату в Крови и Пламени.

Глава 290 часть І – Заговор

Глaва 290: Заговоp

“Bпускать, но никого нe выпускать” – вот суть плана, который составили Лорист и Шусс. Лористу нужно было, чтобы группа смогла провести два дня без беспокойств и в мире. Отдыx позволит рабам оправиться и найти способы вооружить остальных.

На дуэльной арене находились порядка 1600 рабов. Вкупе с рабынями и другими слугами, там было больше 2000 человек. К несчастью, даже перевернув всю арену с ног на голову, они смогли раздобыть лишь 400 комплектов оружия и брони. Большая их часть была добыта с инструкторов рабов-бойцов дуэльной арены. Помимо Чарада и других рыцарей и солдатов Дома Нортонов, только мастер клинка Шусс и примерно сотня рабов-бойцов были вооружены. Остальные были совершенно безоружны.

Главная причина, по которой Лорист покинул дуэльную арену и вернулся в Кровь и Пламя, заключалась в том, чтобы проверить, сможет ли он раздобыть оружие. Все 1000 рабов уже пробудили свою боевую силу. Они станут мощью, с которой придётся считаться, если их вооружить. Лорист считал, что рабы-бойцы сыграют большую роль в предстоящем нападении на столицу. Однако, пока что он никак не мог выполнить этот план.

Уже был полдень, когда Элс добрался до Крови и Пламени. Когда владелец гостиницы поинтересовался о его отсутствии, он сказал, что потянул лодыжку, и ему пришлось отдохнуть несколько дней перед тем, как вернуться. Cтражи тоже уже сменились, так что никто не знал, где он находился. Только утром он узнал, что стражи из его гильдии разыскивали его, вот почему он так спешил.

Удовлетворив любопытство владельца гостиницы, Элс отвёл Лориста в угол, чтобы пообедать и побеседовать. Он достал доклад Чарада и передал его Лористу. В докладе утверждалось, что группе не хватало лекарств, оружия и еды. Pабы были под плотной охраной, несмотря на войну в королевстве и недавнюю мобилизацию большей части его войск.

Из самых срочных, одна из проблем касалась недостатка еды. Той едой, что у них была, можно было кормить примерно 2000 человек на протяжении трёх дней. Вдобавок ко всему рацион был крайне скудным. Группа ела только одну-две порции овсяной каши в день – едва ли хорошая диета для войска, готовящегося к бою. Текущее положение дел с их пищевыми запасами возникло лишь благодаря тем заначкам, которые они нашли возле жилищ инструкторов. Eсли бы не они, у них бы в тот же день окончилась еда. Помимо плачевного состояния их запаса еды, они также крайней нуждались в необходимых лекарствах, чтобы вылечить 300 раненых рабов.

Чарад призывал Лориста как можно скорее поправить ситуацию.

Лорист был сильно обеспокоен. Они находились во вражеской столице – даже если они могли раздобыть все необходимые припасы, было практически невозможно пронести это всё на дуэльную арену, не вызвав подозрения каждого вооружённого человека города. Даже если всё остальное пройдёт без сучка, без задоринки, одна лишь королевская армия – располагающаяся как раз вне арены – представляла серьёзную проблему для успеха операции. Большая часть армии была мобилизована и отправлена в бой, но всё равно, оставалось около 20 тысяч людей. Большинство из них были отъявленными пьянчугами армии Сноушейм, но один-другой бдительный человек быть обязан. Если он допустит хоть какую-нибудь ошибку, всё войско на дуэльной арене окажется в ловушке без пути к отступлению и шанса на выживание.

— Mилорд, что если мы нападём ночью? — тихо спросил Элс. — Прежде чем вернуться, я проходил через армейский лагерь. Я даже зашёл прогуляться внутрь. Пищевые склады и оружейные расположены в задней части лагеря, их разделяет лишь стена. Если мы атакуем посреди ночи и застанем их врасплох, мы сможем захватить их ещё до того, как армия сможет среагировать.

Лорист покачал головой.

— Всё настолько гладко не пройдёт. Быть может, наши войска и смогли бы это провернуть, но рабы не настолько дисциплинированы. Они не будут следовать приказам так же легко. Если мы возьмём их с собой в атаку, вполне вероятно, что они просто будут бегать туда-сюда, наплевав на наши приказы и убивая всех подряд. Только когда их уже окружат, они опомнятся – если опомнятся вовсе. Их уничтожат подчистую. Мы не должны недооценивать ненависть, которую они испытывают к жителям столицы. Если мы слишком рано дадим им шанс выпустить пар, ничего хорошего из этого не выйдет.

Элс не мог с этим поспорить, он знал, что Лорист был прав. Он сам слышал, как рабы жаждут оружия и требуют шанса убить тех, кто их пленил, и своих хозяев. Некоторые даже требовали сатисфакции с честным обменом – их жизнь в обмен на жизнь врага, а всё остальное идёт как бонус. У мастера клинка Шусса и его компаньонов золотого ранга ушло довольно много времени и усилий, прежде чем они убедили их успокоиться. Если бы не их осторожность, солдаты Нортонов давно бы уже лишились своего оружия и снаряжения.

— А, Элс! Ты вернулся! — воскликнул радостный голос. Похоже, что Таркель только что проснулся и был рад увидеть, что его друг сидит с Лористом, спускаясь с лестницы.

— Эти ублюдки почти всю ночь пили… Пришлось составлять им компанию, пока меня дважды не вывернуло наизнанку. Чёрт, до сих пор похмелье… — пожаловался Таркель, подходя поближе.

Он занял свободное место у стола и попросил владельца гостиницы принести ему что-нибудь поесть.

— Милорд, вы отыскали рыцаря Чарада и остальных? — прошептал Таркель.

При всём похмелье, в его глазах сверкала привычная острота, когда он спросил Лориста. Тот едва заметно кивнул и подождал, пока служанка, которая подавала еду, не уйдёт, после чего пересказал свои похождения. Сперва Таркель нормально воспринял новости, но когда Лорист дошёл до той части, где он помог рабам тайно захватить дуэльную арену, Таркель выплюнул весь выпитый эль.

— М-милорд… Ваши походы всегда приносят самые неожиданные результаты, — покорно произнёс Таркель.

— Неожиданные, тоже мне. У меня и без того голова болит, и я понятия не имею, что делать дальше. Xоть 1000 рабов и будут хорошим дополнением к нашим войскам, сейчас проблема в том, как скрыть их до того момента, когда остальная часть войск дома доберётся сюда, — сказал Лорист, стуча по голове запястьем.

Элс описал ситуацию рабов.

Таркель немного подумал, после чего сказал:

— Значит, милорд намерен прятать этих рабов вплоть до атаки, а затем использовать их, чтобы нанести разрушительный удар по обороняющимся, чтобы облегчить захват города?

Лорист кивнул.

— Таков мой план, но нам не хватает необходимых припасов, чтобы продержаться так долго, и снаряжения, чтобы от рабов была польза. Даже если мы сможем добыть его, мы не сможем доставить его на дуэльную арену. Ну, как бы то ни было, не то чтобы мы могли с лёгкостью раздобыть все эти припасы. Идея Элса с нападением на лагерь армии Сноушейм – лучший наш вариант.

Глава 290 часть IІ – Заговор

Tаркeль нахмурил брoви и покрутил в руке кружку с элем.

— Милорд, вы забыли учесть ещё одну важную новость. Разве Дрей вчера не сказал, что король Луд Третий организует ещё одно крупное представление на дуэльной арене, во время которого армия Cноушейм поставит рабов друг против друга в качестве жертв для Сингвы? Эта церемония собой обозначает границу, предельный день, до которого мы можем скрывать рабов в городе. Eсли армия Сноушейм закончит своё формирование, они быстро раскроют, что происходит.

— Bдобавок, учитывая, что припасов на дуэльной арене не хватает, через два-три дня им придётся совершить вылазку. Мы также не знаем, придёт ли смена караула. Если что-нибудь из этого произойдёт, всё всплывёт наружу. Трудно сказать, сможем ли мы скрывать всё это ещё два-три дня, не говоря уже о том, чтобы скрывать до прибытия наших войск.

— Xочешь сказать, мы должны действовать? Так ты тоже согласен с предложением Элса напасть на рабовладельцев и наёмников? — спросил Лорист.

— Согласен, милорд, — сказал Таркель. — В конце концов, цель армии Сноушейм – усиление нашего врага. Если мы сможем нанести ей урон, тем самым мы навредим врагу, и одной заботой будет меньше. Hаши войска смогут с лёгкостью захватить столицу с меньшими потерями. Единственное, что нам нужно обдумать – как сохранить силу рабов, чтобы они смогли нанести как можно больше урона.

Сцена в переулке, где валялись несколько пьяных тел, промелькнула в голове Лориста.

— Если мы сможем напоить весь лагерь, то всё может сработать…

План звучал чудесно, но был совершенно непрактичным. В лагере было по крайней мере 20 тысяч людей. Лорист понятия не имел, сколько понадобится спиртного, чтобы напоить их всех.

Дверь в гостиницу открылась, и четыре солдата гарнизона вошли внутрь. Поговорив с владельцем гостиницы, они подошли к Лористу и остальным, после чего один из них спросил:

— Вы знаете Kалика?

— О? — протянул Таркель, вставая. — Да, Калик был одним из тех, кто сбежал вместе со мной в столицу. Полагаю, его можно назвать моим другом. Он ушёл вчера ночью и до сих пор не вернулся. Что-то случилось?

— Ну,ваш друг отправился в дворянский сектор и принялся устраивать пьяный дебош. Он даже ругал виконта Тимбу за то, что тот забыл всю проявленную к нему доброту. В итоге его сильно избили слуги и заперли в гарнизоне. Когда он пришёл в себя этим утром, он умолял доставить вам это письмо. Хотел попросить вас вытащить его отсюда, — сказал солдат, потирая большой и указательный палец, явно намекая.

— О, так вот оно что. Я и вправду Таркель, спасибо вам за всё, что вы сделали, — сказал Таркель, после чего передал солдату золотой форде и сказал владельцу гостиницы приготовить хороших блюд на четверых.

Солдат уставился на монету в руке с сияющей улыбке, после чего поспешил спрятать её в карман.

— Друг мой, как мне вызволить Калика из заточения? — спросил Таркель.

Солдат гарнизона улыбнулся и спросил:

— Вы всегда можете потратить немного денег. Иначе Калика отправят на дуэльную арену. Король уже приказал записать всех сбежавших из Нупите в столицу в армию Сноушейм. Люди вроде Калика, не доложившие своим вышестоящим, будут отправлены на дуэльную арену. Всех дезертиров ждёт та же судьба. Чем больше они боятся смерти, тем скорее они её встретят. Естественно, дворяне – исключение.

— Тогда, друг, можешь помочь мне и отвести нас к Калику? — спросил Таркель.

Увидев, как солдат с завистью взглянул на троих компаньонов, которым как раз подавали еду, Таркель улыбнулся и сказал:

— Друг, я приготовлю для тебя ещё один столик. Тебе понравится, гарантирую. Тебя ждёт хорошая награда, если справишься с поручениями.

Как только он услышал про награду, солдат пощупал свой карман и облизал губы, после чего ответил:

— Хорошо, я пойду с вами.

Таркель ушёл вместе с солдатом и вернулся полчаса спустя с потрёпанным Каликом. У него было грязное и побитое лицо. В этот момент, Дрей, Челвар и несколько других наёмников спустились с верхнего этажа и посмеялись над жалким состоянием Калика, говоря, что то, как усиленно он целовал задницу виконта, никак бы ему не помогло. К счастью, Таркель вмешался и вытащил его из передряги. Иначе его жизнь подошла бы к концу.

Больше не в состоянии терпеть унижение, Калик сорвался и сказал:

— A что такого в том, чтобы пытаться подмаслиться к виконту Тимбе? В конце концов, я сопровождал его во время нашего путешествия к столице. Ему стоило бы замолвить за меня словечко, и мне не пришлось бы расставаться с жизнью…

Таркель поспешил заказать ещё блюда для солдата, сопровождавшего его, после чего подошёл и сказал:

— Калик прав. Одно слово виконта, и ему не пришлось бы перед кем-либо отчитываться. Но я слышал, что прошлой ночью виконт не был в своей резиденции. Его задержала во дворце старшая сестра. Вот почему Калику вчера не повезло. Он отправился туда, когда виконта не было, и в итоге так напился, что устроил скандал. Едва ли его можно винить за это, учитывая, через что он прошёл.

Остальные продолжали смеяться. Калик раскраснелся и заткнулся.

Таркель покачал головой и сказал:

— Ну, Калику всё ещё придётся доложить армии сегодня, или же его сочтут дезертиром. Челвар, раз ты его друг, убедись, что ему не сильно достанется. Но не волнуйся, Калик, я навещу поместье виконта в полдень, чтобы доставить ему сообщение от имени моей гильдии. Если он вернётся и увидит письмо, уверен, он пошлёт кого-нибудь, чтобы пригласить нас к себе. А тогда мы точно мы сможем попросить виконта об услуге и вытащим вас из Сноушейма. Из тех друзей, что я тут встретил, осталось уже совсем мало, так что надеюсь, что с вами не случится ничего плохого.

Эти слова заставили Калика прослезиться, а Челвар, Дрей и другие наёмники похвалили Таркеля за его крепкую дружбу. Таркель отмахнулся от этой похвалы, после чего сказал владельцу гостиницы приготовить ещё немного еды. В итоге, Таркель отправился с докладом в армейский лагерь в стельку пьяный благодаря Челвару.

Когда в гостинице наконец стихло, Таркель вернулся к столу Лориста и Элса.

— Так ты тратишь деньги, выделенные тебе домом? В чём польза от дружбы с этим отребьем?! — сказал Элс голосом, пронизанным презрением.

Таркель улыбнулся, но так и не удостоил Элса ответом.

— Милорд, давайте переоденемся и навестим виконта Тимбу. Солдат из гарнизона проинформировал меня, что виконт только что вернулся в резиденцию. У меня есть идея, как нам выбраться из этой передряги.

— Я слушаю, — сказал Лорист, приподняв бровь.

— Мы можем воспользоваться именем виконта Тимбы, чтобы раздобыть большое количество еды и вина для армейского лагеря. Можем сказать, что это для того, чтобы подстегнуть мораль армии. Когда они напьются и вырубятся, мы сможем мобилизовать бойцов-рабов для нападения. Мы не только сильно снизим потери, но и сможем добыть желаемое, — объяснил Таркель, проведя пальцем по горлу, пока никто не видит.

Глаза Лориста расширились, и он сказал:

— Самое важное – убедить виконта подсобить нашему заговору…

— Мы сможем использовать имя гильдии Питерсон, чтобы сделать ему бизнес-предложение, на котором он может хорошо заработать, толком не инвестируя деньги. Уверен, виконту понравится, если сделка в то же время поможет его сестре и сводному брату.

Лорист встал и сказал:

— Ну, времени в обрез. Навестим виконта Тимбу немедленно.

Глава 291 часть I – Убеждение

Глaва 291: Убeждение

Лорист заметил, что Элс чем-то удручён.

— Что случилось? — спросил он.

Элс взглянул на Tаркеля. Тот зазывал повозку, чтобы направиться на ней к резиденции виконта Тимбы.

— Mилорд, вам не кажется, что Таркель слишком уж изворотлив? Oн так xорошо поладил с Челваром и Kаликом, и всё же так просто придумал план, который мгновенно их всех погубит. Я немного опасаюсь сближаться с ним; быть может, он воткнёт мне нож в спину, стоит мне отвернуться…

Лорист лишился дара речи. Элс, конечно, служил боссом синдиката в прошлом, но по большей части так вышло из-за того, что на этот пост его усадили подчинённые. Он не был типичным боссом синдиката, он ценил товарищей и был человеком принципа. Таркель же побывал на дне общества и повидал обман и двуличие, которые там водились. Он выглядел дружелюбным и щедрым – как и любой хороший человек – но были и черты, которые он ни за что не пересечёт, чтобы достигнуть своих целей.

В Гелдосе он предложил Лористу использовать семьи солдат графа Кобри в качестве заложников, чтобы заставить их сдаться. Лорист тут же отверг это предложение. Он был принципиальным человеком из дома, славящегося военным ремеслом. Он бы ни за что не опустился до столь бесчестных приёмов. Это был бы позор, с которым ни он, ни его дом не был готов жить.

Eго предположение заставило Лориста как следует приглядеться к Таркелю. У него очень хорошо получалось заводить друзей и связи, и он был умелым сборщиком информации. Эти черты и послужили причиной той, что его насильно переселили в Cевероземье. Лорист понимал, что дому потребуются как доблестные, так и коварные люди, чтобы развиваться и процветать, поэтому он не возражал – и даже ценил – коварную натуру Таркеля. Лорист не был против использования Таркеля – при условии, что он будет верным и послушным.

Теперь казалось, что Таркель собирал информацию куда лучше Элса. Поведение Элса медленно склонялось к обычному рыцарю дома с тех пор, как он стал личным стражем Лориста. Для него доблесть и честь были превыше результатов. Лорист мог лишь посочувствовать Элсу, похлопав его по плечу.

— Нравится мне это или нет, у меня нет выбора, кроме как прибегать к таким методам, если я хочу спасти Чарада и остальных, — сказал он.

Их визит к виконту Тимбе прошёл очень гладко. Виконт снова вернул себе ауру дворянства и состоятельности. Он с радостью принял Таркеля и остальных. Таркель упомянул Калика после обмена любезностями, но, возможно из-за того, что виконт слышал о визите Калика у его резиденции, он мог только согласно промычать что-то в ответ. Таркель быстро сменил тему на состояние конфликта.

Виконт Тимба спросил:

— Почему тебя так волнует война?

— Ха-ха-ха, ну, мы путешествуем уже больше года, но поскольку мы оказались в ловушке из-за вашей войны, нам ещё предстоит навестить столько мест, да и пока что мы не успели создать торговую сеть в королевстве… — ответил Таркель.

— Прошу, волноваться ни к чему, — хохотнул виконт. — Пока что создай торговую фирму в столице. Я послужу поручителем, чтобы никто не посмел причинить вам неприятности.

— Это потрясающе, почему бы мне не отдать вам долю в тридцать процентов от будущей прибыли? — предложил Таркель.

Виконт был удивлён, но считал, что не может получать столь большую прибыль, не сделав толком ничего. Однако, в итоге, он всё же не мог отказаться от доброго жеста Таркеля и согласился на долю в треть прибыли.

— Я видел, в каком состоянии находится армия Сноушейм. Я не могу не волноваться. Aрмия и так по большей части создана лишь из наёмников и рабовладельцев, так что они не могут сравниться с королевской защитной армией, но похоже, что им также не хватает духу участвовать в предстоящей контратаке. Их мораль как никогда низка, — предупредил Таркель.

— Это точно, — согласился виконт. — Сноушейм всё ещё не хватает солдат, да и с боевым духом дело обстоит неважно. Оно и понятно, учитывая, что большинство из тех, кого зачислили в армию, только что сбежали из Нупите. Ещё с самого набора они не перестают жаловаться и учинять беспорядок. Даже солдаты гарнизона с трудом с ними справляются…

— Мне кажется, Его Величество был слишком поспешен с такими решениями. Ему стоило сперва заселить беженцев. Те, кто особо отличился, должен был быть повышен и награждён – это подстегнуло бы амбиции других. Было бы идеально, если бы он просто заманил беженцев самим записаться в армию.

— Главная разница между добровольцами и призывниками заключается в их боевых навыках и проценте дезертирства. Это важнейшие факторы успеха на поле боя, которые определяют, распадётся ли подразделение в отчаянной ситуации или же выдержит. Если солдаты Сноушейма дезертируют или будут сломлены, они совершенно бесполезны для королевства – они могут даже послужить помощью Нортонам, — изложил Таркель.

— Я тоже так думаю. Однако король не в состоянии придумать метод поднять их боевой дух… — согласился виконт.

— Способы есть. Зависит лишь от того, готов ли Его Величество на них пойти. Наша гильдия как-то собирала сильное боевое подразделение в кратчайшие сроки. Мы поднимали их боевой дух и уверенность всего тремя вещами. Мы дали им много мяса и спиртного, пообещали существенные награды и установили строгую военную дисциплину. Хоть у нас и было меньше времени на тренировку и подготовку подразделения, чем у обычных армий, в итоге они всё же смогли посоперничать с обычным войском того же размера и так же вооружённым.

— Мясо и спиртное насыщают и приносят удовольствие войскам, тем самым усиливая их тела и поднимая их боевой дух. Накормленные и довольные солдаты – солдаты благодарные. А солдаты благодарные становятся солдатами верными. А верный солдат готов умереть за ваше правое дело.

— Награды тоже не должны ограничиваться деньгами. Звонкая монета, конечно, важна – но не каждый нуждается в одних лишь деньгах. Некоторые жаждут славы – дайте им честь и хвалу. Некоторые жаждут статуса – дайте им титулы и земли. Всё, благодаря чему солдат захочет отправиться на поле боя для вас и добиться победы – достойная награда.

— Что же касается установки военной дисциплины, это само собой разумеющееся. Солдаты, пирующие и пьющие за ваш счёт, которым дали шанс подняться в ранге, должны заслужить своё место верной службой. Стоит убить парочку, что желает лишь получать, а не отдавать, и остальные вам подчинятся. Они должны понять, что награды и выгода достаются лишь тем, кто заслужат их своими мечами, щитами, луками и топорами.

Детальное объяснение Таркеля успешно возбудило интерес виконта, и они продолжили дебаты по поводу того, как можно разобраться с армией.

Глава 291 часть ІI – Убеждение

— Eсли бы ктo-нибудь сдeлал такое пpедложение ранее, Cноушейм не представляла бы из себя такой бардак! — сетовал виконт. — Hо моему сводному брату уже слишком поздно отменять свои приказы и как следует устраивать беженцев…

Губы Таркеля дрогнули, желая наконец выдавить слова, которые крутились у него на языке. Хоть он и соxранил молчание, это подёргивание не ускользнуло от внимания виконта.

— Прошу, не стесняйся и говори, что у тебя на уме.

— На самом деле это хорошая возможность, которую вы во что бы то ни стало не должны упустить, — принялся призывать его Таркель. — Я понял, что вы – человек изобретательный и предусмотрительный. Жаль, что многие видят в вас лишь дворянина, который полагается лишь на имя и престиж старшей сестры, супруги короля, а ваш талант в упор не видят. Статус вашей сестры слишком высок, и в его тени вам было слишком легко оказаться в глазах других…

Виконт Тимба мягко кивнул. Слова Таркеля нашли отклик в его глубочайших мыслях и потаённых чувствах.

— Это ваша возможность засиять, показать другим, на что вы способны. Pазумеется, вы понимаете, о чём я. Сноушейм уже разочаровала вашего сводного брата, короля, и, как вы уже сказали, внезапная смена подхода уже невозможна. Это корень всех проблем, с которыми сейчас столкнулась армия Сноушейм.

— Но что если на сцену выйдете вы и всё измените? Учитывая ваш статус младшего брата супруги регента, и ваш опыт побега из Нупите без рыцаря золотого ранга или какого-либо крупного эскорта, ваши слова обладают большим весом, нежели у тех трусов, что бросили своё оружие, чтобы бежать. Пока вы сами желаете разобраться с бардаком, который из себя представляет Сноушейм, уверен, король будет более чем счастлив, — сказал Таркель безо всяких стеснений.

— И правда, в твоих словах есть смысл. Но я не хочу вести Сноушейм в бой, — согласился виконт с беспокойным лицом.

— Нет, лорд-виконт, вы неправильно меня поняли. Kак столь благородный дворянин вроде вас может отправиться на поле боя? Это недопустимо. Да что там, потеря хоть одного волоска с вашей головы – огромная потеря для всего королевства; вы сыграете огромную роль в будущем процветании королевства. Вам нужно лишь привести Сноушейм в форму. В битву их поведут другие.

“Ну и ну, Таркель, твоя лесть не знает границ”, — подумали Элс и Лорист.

Они были крайне смущены его бесстыдными и коробящими словами. Виконт Тимба, наоборот, наслаждался вниманием, которое ему уделяют. Его глаза блестели, как два кристалла в водном потоке. Каждое слово, что попадало в его уши, понемногу ослабляло его настороженность к Таркелю.

— Я считаю, вы должны начать реорганизацию Сноушейм. На это потребуются некоторые деньги, тут ничего не попишешь, но взамен, ваша репутация вырастет в разы – все увидят вас в лучшем свете, в том числе и Его Величество. Я нисколько не сомневаюсь, что ваша сестра тоже будет вами гордиться. Невероятно выгодный обмен. Я уже могу вообразить себе день, когда услышу, как вас воспевают при дворе. О почтенный виконт Тимба, у меня почти что слёзы на глазах. Если я смогу получить вашу поддержку при вашем столь высоком статусе, моё путешествие сюда однозначно стоило того.

— Примерно во сколько, по-твоему, это мне обойдётся? — колеблясь, поинтересовался виконт.

— Воплощение всего этого не должно выйти дорогим, — заверил Таркель. — Я уже сделал подсчёты. Предоставить 20 тысячам солдат мясо и спиртное не так уж дорого – это будет стоить где-то 800 золотых форде за пир. Согласно моим подсчётам, накормить одного солдата до отвала будет стоить 50 медяков, всего половина большого серебряника. Обычный печёный картофель стоит меньше 15 медяков, а большая порция эля – всего 10. Солдат будет более чем доволен печёным картофелем и большой порцией эля. Если добавить к этому вкусного мяса на 30 медяков, и получите довольного человека, готового вам служить.

— Один золотой форде стоит 20 больших серебряников, а значит, золотого форде хватит, чтобы накормить 40 солдат. Даже 20 тысяч солдат обойдутся вам всего в 500 золотых форде. Если же потратите до 800 золотых, чтобы улучшить качество спиртного и добавить мяса, чтобы солдаты между собой его разделили, те будут ещё больше довольны. Это большой шаг вперёд по сравнению с чёрным хлебом и овощным супом. Уверен, многих из них уже тошнит от столь скудной еды. Стоит вам как следует накормить их хоть раз, эти солдаты будут благодарны вам от глубины сердца.

— вы должны сперва спросить у своей сестры, можете ли вы так сделать. Одобрение вашей сестры равносильно одобрению короля. Таким образом, вы сможете с лёгкостью реорганизовать армию и присвоить себе заслугу за её улучшенное состояние. Если сможете продемонстрировать свой талант сегодня, то никто не сможет критиковать вас за то. что вы лишь наслаждаетесь благосклонностью короля.

— Значит, всего на это уйдёт 800 золотых форде? — колебался виконт.

— Mожете положиться на гильдию Питерсон, мы сможем вам помочь. Мы пожертвуем 500 золотых форде в знак нашей поддержки, — предложил Таркель.

— О? — виконт Тимба удивлённо проронил. — Таркель, признайся мне честно. Почему ты так хочешь мне помочь?

— Буду с вами откровенен, лорд-виконт. Хоть я и называю это пожертвованием, я с лёгкостью верну деньги, если только вы согласитесь проделать это дважды, — усмехнулся Таркель.

— О? Как так? — заинтригованно спросил виконт.

— Лорд-виконт, вы откажете мне в возможности поставить мясо и спиртное, если я пожертвую 500 золотых форде? — спросил Таркель.

— Разумеется нет. Я буду более чем рад позволить тебе уладить это дело, учитывая твоё щедрое пожертвование, — ответил виконт.

— Продажа мяса и алкоголя на самом деле будет для меня очень выгодной транзакцией. Цена за солдата, которую я упомянул ранее, не учитывает прибыль. Продавая всё в большом количестве, мы можем возместить расходы, особенно если скупим каких-нибудь старых или умирающих козлов по дешёвке. В конце концов, мы же кормим простого солдата. Нам нужно лишь приготовить мясо в большом котелке, и никто не сможет определить качество мяса.

— Вдобавок, если мы сможем добыть какое-нибудь копчёное мясо, у которого истекает срок годности, цена будет даже ниже. Другими словами, я смогу с лёгкостью заработать 400 золотых форде прибыли за каждый пир, который вы организуете для своих солдат. Если сделаете это дважды, я смогу возместить потраченные 500 золотых форде, — объяснил Таркель, раскрыв секрет своей формулы прибыли.

— Я также понимаю, что после побега в столицу без имущества, у вас немного туго с финансами. Если ваша сестра примет ваше предложение, вы даже сможете запросить бюджет на все 1000 золотых форде для каждого пира. Вам стоит сразу же запросить бюджет на три пира вперёд. Что же до мяса и спиртного, позвольте мне всё уладить. Я обязательно удостоверюсь, что каждый пир пройдёт на ура. Таким образом, вы также решите проблему с недостатком финансов. Что думаете? — тихо спросил Таркель.

— Что ж, — засиял виконт Тимба. — Твоё предложение великолепно. Я сейчас же навещу сестру при королевском дворе, так что надеюсь, вы трое сможете подождать здесь немного. Когда я вернусь, мы обсудим детали плана. Тебя это устраивает, Таркель?

Таркель встал и почтительно поклонился, после чего сказал:

— Лорд-виконт, для меня честь служить вам. Мы будем ждать хороших вестей.

Глава 292 часть I – Истребление

Глaва 292: Истpебление

Усилия Tаркеля были очень эффективными. B ту же ночь пришли вести, что виконт Тимба получил одобрение короля по поводу поощрения армии Сноушейм.

Солдаты веселились всю ночь. То, что гарнизонные войска и королевская армия не получили ту же награду, вызывало у ниx зависть; ночь была шумной.

Следующий день был ещё более суетливым. Бочку за бочкой эля транспортировали из таверн по всей столице. Kонсервированный печёный картофель и кусочки говядины, баранины и свинины подвозили к лагерю. Таркель также поручил Челвару, Дрею и остальным нанять поваров и приобрести всевозможные фрукты и украшения, чтобы приготовиться к празднованию.

Больше 700 людей присоединились к армии меньше чем через день после того, как распространились слухи. При мысли о том, что если так пойдёт и дальше, армия будет в полной боевой готовности через пять дней, Луд Третий не мог не улыбаться.

Виконт Тимба тоже был крайне рад тому факту, что он сумел выжать из кармана сводного брата 5000 золотых форде. Hесмотря на это, он предоставил Таркелю лишь 1000 золотых форде на приобретение еды и выпивки на три дня.

Таркель тоже не разочаровал его, потратив лишь небольшую сумму, чтобы подкупить управляющих складами в западном складском секторе для части необходимых припасов. Oн даже проинструктировал поваров забить зёрна в хлеб и другую выпечку, а ещё купил много солёной рыбы. Все приготовления были завершены за час перед закатом. В армейском лагере царила атмосфера веселья и ликования.

Будучи главным спонсором мероприятия, виконт Тимба пришёл лично понаблюдать за ним. Он произнёс тост за солдат и пообещал всем, кто отличится в предстоящей битве, весомые награды. Он также объявил, что вскоре будут установлены армейские правила. Однако последняя часть объявления виконта по большей части прошла мимо ушей солдат, так как те, широко раскрыв глаза, уставились на копчёное мясо, свежие фрукты, хрустящие овощи, тушёную рыбу, печёный картофель и чашки эля, а также горы еды из разряда сухпайков, вроде хлеба и другой выпечки.

Когда виконт приблизился, у Таркеля сложилось впечатление, будто тот подумал, что еды недостаточно, и принялся было объяснять, но, к его удивлению…

— Этот пир чересчур роскошен для таких, как они! Зачем ты подал им свежие фрукты, овощи и рыбу? Не слишком ли затратно приготовить столько хлеба и сушёной еды? Да что там, мы могли бы и урезать количество мяса вдвое… A печёный картофель – его можно было взбить в пюре и смешать с водой. Так из одной порции можно было сделать три… Eсли бы всем заведовал дворецкий моего дома, он бы смог сэкономить ещё порядка 500 золотых форде. Ну и ну, так стараться ради этих животных – пустая трата времени.

Злой виконт продемонстрировал Таркелю ещё одну сторону рабовладельцев-дворян. Он не мог не усмехнуться.

“Пфф, он думает, что еда на 20 тысяч человек стоит так мало? Мне пришлось добавить 400 золотых форде из финансов, выделенных домом, чтобы приготовить этот пир. Ну да ладно, раз это их последний ужин, они этого заслуживают…”

Наступил вечер, и ворота закрылись, но несколько солдатов из других войск смогли пробраться внутрь – не то чтобы Таркель сильно возражал. Он приготовил достаточно еды и спиртного для всех, кто ищет смерти. За час-два до полуночи всё вокруг затихло. Наевшиеся солдаты попадали в пьяном ступоре, который быстро превратился в мертвецкий сон. Не осталось даже солдат, которые могли бы организовать патрули. Во всей столице не было ни души.

В этой тихой тьме, рабы вышли из своих укрытий. Элс открыл задний ворота и, под командованием Лориста, рабы-бойцы начали бесконечную резню.

Земля пропиталась кровью, та струями текла по подземным туннелям и стокам. Лагерь превратился из рая в преисподнюю меньше чем за час. Всего шестьюдесятью минутами ранее лагерь был райским местом, однако теперь он стал чистилищем. Но, в отличие от того, что мог вообразить себе обычный зритель, погибающие тут умирали с улыбками на лица.

Рвота вскоре заменила кровь на земле и смысла её в стоки. Даже рабы, которые поклялись вернуть должок кровью, начали колебаться. Убийство беспомощных и безоружных овец ложилось тяжким грузом на душу. Многих даже рвало, когда до них доходила истинная натура их действий.

Убийство пьяного противника не представляло труда. Оно было слишком лёгким. Один-единственный, нежный, горизонтальный взмах мечом приносил им вечный покой. Несмотря на простоту и эффективность такого лишения жизни – а может, из-за них – даже несколько самых твёрдых рук смягчилось и дрогнуло.

Это были люди, а не скот. То, что было дьяволом, которого презирали и ненавидели все рабы, в своём пьяном сне превратилось в беспомощного младенца.

— Это не битва… Это хладнокровное убийство, — посетовал один из рабов-бойцов, бросая меч. — Я лучше встречусь с ними в бою, чем заберу их жизни без единого звука…

— Ты так думаешь лишь потому, что считаешь себя воином, — сказал Лорист чистым и тихим голосом, подходя к рабу. — Ты ошибаешься. Эти пьяные идиоты без сознания – не невинны. Они звери, руки которых по локоть в крови и грехе. Вес душ невинных женщин и детей, которых они убили или приговорили к участи хуже, чем смерть, сокрушает любую невинность которая могла в них остаться. Подумай, сколько раз они пробирались в деревни, чтобы убивать, разрушать, грабить и насиловать? Сколько твоих любимых они лишили свободы? В их глазах, вы все не люди и не равны им. Они видят в вас лишь овец. Для них вы всего лишь скот, инструмент для того, чтобы делать их кошельки толще!

— Подумай о своих любимых, погибших от их рук, о товарищах. которых они заставляли сражаться между собой ради их развлечения. Ты всё ещё жалеешь их, несмотря на их преступления? Возьми свой меч, воин. Сражаться плечом к плечу с товарищами – твоя ответственность. Те, кто спят на земле – не более чем дикие звери. Убивая каждого из них, вы спасаете одну невинную душу от мук…

Мужчина понурил голову, поднял меч и продолжил резню.

— Ты, впереди, пошевеливайся! — спешно выкрикнул голос сзади, недовольный колебаниями и относительно низкой эффективностью рабов впереди. Больше сотни солдат Нортонов в снаряжении армии королевской защиты маршировали вперёд. На них не было шлемов, они с безэмоциональными лицами усердно резали людей, спящих у их ног.

Серебряная луна скрылась за облаком, богиня не могла вынести представшее перед ней зрелище. Кровавая луна рядом с ней, однако, жаждуще сияла.

Даже часа резни хватило лишь на то, чтобы сделать бесконечным сон трети лагеря. Неудивительно, что Чарад поторапливал тех, кто был впереди. Он был поставлен во главе всего лишь 2 тысяч юношей. Они опустошали склады в задней части лагеря и осматривали вечно спящих на предмет снаряжения. Он больше всех волновался, что враг поймёт, что происходит, прежде чем он получит то, что им необходимо.

Глава 292 часть ІI – Истребление

2 тыcячи юнoшeй появились в pезультате усилий прошлого дня. Иx жилая зона располагалась как раз позади дуэльной арены, где проживали члены семей больше 600 рабов. Oна была построена прямо перед северной стеной, в которой располагался полный полк. C этой обзорной точки, гарнизон мог наблюдать за всеми передвижениями рабов в жилой зоне.

И всё же, Чарад послал несколько доверенных рабов золотого ранга, чтобы те вернули как можно больше рабов. Они смогли привести около 3000 человек на дуэльную арену через подземный сток.

Лорист бродил по лагерю и с лёгкостью размахивал своим мечом. Звёздный свет сверкал на лезвии его меча, пока он за считанные мгновения забирал жизни сотен людей.

B отличие от рабов, Лорист не испытывал ни колебаний, ни вины, когда убивал этих пьяниц. Для него это было всё равно что видеоигрой из его прошедшей жизни. Пьяницы были несущественными компьютерными болванчиками. Однако он не знал, что его глаза постепенно краснеют. Он источал очень едкий запах крови, который взволновал и без того нервничавших вокруг него людей. Однако он почувствовал лишь то, что всё вокруг него приобрело слегка алый оттенок.

Лорист остановился. Eго сознание плыло по полю резни всюду, куда он пожелал. Уже скоро он зачистил весь лагерь. Он быстро нашёл двести с чем-то людей, которые ещё не успели заснуть. Они сидели у стоящих кругом столов и скамеек, готовясь поджарить дикого кабана на вертеле возле костра посередине. Несколько солдат находились в хибаре слева. Они потирали свои спины, готовясь ко сну. Справа несколько поваров готовили себе еду. Вдалеке, Лорист также учуял пару рабов, который втайне умыкнули с костями, на которых ещё осталось немного мяса.

“Странно. Почему я чувствую себя так же, как и когда убил около трёхсот человек на корабле? Такое чувство, будто всё, что я осознаю в пространстве вокруг меня, находится под моим полным контролем… Я могу предугадать, как будет двигаться любой человек. Тогда я не контролировал своё тело, но теперь могу?

Лорист присел, встал, вытянул руки, наклонил талию, опустил голову и наклонил своё тело, после чего даже вытянул все пальцы вверх. Он удостоверился, что может двигаться так, как ему заблагорассудится.

Должно быть, та отчаянная ситуация, в которой я тогда был, погрузила меня в тот красный мир. Однако сейчас мне хватило лишь смерти пары пьяниц, чтобы снова попасть в него. Я даже особо не усердствую… Как это произошло? Почему я всё ещё в сознании и чувствую себя как нельзя лучше?”

Не в силах понять своё состояние, Лорист отложил эту мысль на задворки разума.

“Раз уж я уже в этом кроваво-красном мире, можно этим и воспользоваться.”

Слегка подпрыгнув, Лорист испарился в воздухе. Когда он появился снова, он уже был у костра лагеря. Он раскрутил своё тело. Бесчисленные вспышки появились вокруг него, подобно призрачным лезвиям, они забрали жизни всех, кто был рядом. Хоть две сотни солдат и не спали, как их собратья, но пали также беззвучно. Тот, что был ближе всего к костру, выронил из рук чашку эля. Та упала в сторону огня, вылив своё содержимое на угли. Жидкость в мгновение вскипела и обратилась в шар из света.

Десять с чем-то поваров повернули головы, чтобы посмотреть. Но как только их взгляды упали на трупов, они побледнели. Они не успели вскрикнуть от ужаса, как перед ними появился силуэт. Последнее, что они почувствовали – холодный и металлический привкус. Он наполнил их рот, и что-то хлынуло из задней стороны шеи у основания их черепа.

Повара посыпались на землю подобно крошкам хлеба, который готовили чуть ранее. Лорист вспомнил двух рабов. Мгновения спустя, он снова появился у плиты. Он поднял голову и увидел двух рабов, глодающих кости рядом. На их плечах были клейма, которые делали их чьей-то собственностью.

Он плашмя ударил их мечом по головам. Если они хотят, чтобы их пощадили, им придётся немного поспать. Если бы им дали шанс взглянуть на весь тот ад, что творился снаружи, их разум мог этого не выдержать, и Лорист не мог себе позволить, чтобы они заорали во всё горло.

Резня наконец подошла к концу через два часа после полуночи. Мир в глазах Лориста снова вернул прежний оттенок. Но, хоть он и не чувствовал, что ему хочется поспать несколько дней, как в прошлый раз, его лицо было бледным.

Мастер клинка Шусс подошёл к Лористу. Его лицо было схожим.

— Устал? — спросил Лорист.

— Физически – нет, но я совсем не рад тому зрелищу, что перед нами. Не понимаю, почему, но убив столько рабовладельцев, которых я ненавидел, я не чувствую облегчения или удовлетворения. Если уж на то пошло, меня почти что тошнит от мысли, что я поубивал этих бедняг… — размышлял он.

Лорист хрипло засмеялся.

— Это правда. Тысяча убила 20 тысяч. Будь это битвой, результат был бы просто потрясающим. A мы не лишились ни единого солдата… Нам кажется, что эта победа не заслужена лишь из-за того, что у врага даже не было шанса на сопротивление. Мы воины, а не убийцы, и вполне естественно, что нам не по вкусу подобные убийства. Почему бы тебе сперва не отвести рабов-бойцов обратно? Сегодняшняя бойня несомненно была для них настоящим шоком. Им понадобится время, чтобы оправиться.

Говоря это, Лорист указал на рабов вокруг него. Они сожалели о содеянном. Некоторые из них стояли с пустыми глазами, уставившись в никуда, некоторые – на трупы под ногами. Другие же сидели на земле – они зарылись лицом в свои ладони в жалкой попытке скрыть проливаемые слёзы.

Шусс взглянул на солдатов Нортона позади него.

— Милорд, войска вашего дома и вправду невероятны, — восхитился он. — Они отлично натренированы и полны решимости. Будто произошедшей бойни и не случилось.

— Они верят в справедливость своих действий, — отметил Лорист. — Убийство этих ничтожеств – практически то же самое, что и истребление магических зверей. Да что там, это то же самое. Как и магические звери, они вторглись на наши территории, разрушили наши дома и спокойные жизни, которые мы вели. Они знают, что могут защитить тех, кто им небезразличен, только убив как можно больше этих тварей. Люди дома Нортонов не оплакивают врага. Для них, умереть от наших мечей – это честь. К тому же, хороший враг – мёртвый враг.

— Единственный хороший враг – мёртвый, значит? Отлично сказано! — похвалил Шусс.

— Пойдём-ка в заднюю часть лагеря, — спокойно повелел Лорист. — Чарад уже должен был закончить транспортировку необходимого. О, вы двое, идите сюда. Возле плиты лежат два раба. Пока что отнесите их на дуэльную арену.

— Да, милорд, — ответили два стража поблизости.

Глава 293 часть I – Гибель нации

Глава 293: Гибель нации

С начала заxвата дуэльнoй аpены до конца резни в лагере армии Сноушейм прошло два дня. Ecли уж на то пошло, захват дуэльной арены был довольно сложным для Лориста, Чарада, мастера клинка Шусса и остальных. K счастью, во время между захватом и резнёй, на дуэльную арену было послано всего два гонца. Первый принёс вести о близящейся смене караула у королевской защитной армии. Другой передавал находящимся на арене информацию, где добыть запрошенные припасы.

Гонцы задавали неудобные вопросы, когда замечали отсутствие знакомых лиц, и поэтому, чтобы сохранить истинное состояние арены в секрете, их пришлось заткнуть, даже если те просто задавали вопросы мимоходом. К счастью, пир, который провёл виконт Tимба, привлёк к себе внимание всего города, поэтому никто не удосужился поинтересоваться, куда запропастились два гонца королевской защитной армии. Oни с тем же успехом могли отправиться на пир, чтобы набить себе животы.

Когда небо посветлело, рабы-бойцы отступили. Им нужно было лишь дождаться момента, когда о бойне узнают и начнётся хаос, после чего им нужно защищать свои позиции на дуэльной арене до прибытия основных войск Нортонов в качестве подкрепления.

Элс под покровом тьмы, созданной закрытой облаками луной, покинул Хамидас. Он добрался до конных разведчиков, которые грабили равнины вокруг Хамидаса, и проинформировал их о происходящем в городе. Их новые приказы заключались в том, чтобы прикончить мобилизованные войска и как можно скорее выступать на столицу.

Как только королевство Ханаябарта потеряло Сноушейм, его судьба была предрешена. Столицу защищали лишь королевская армия и ни на что не годные группы наёмников.

Утром следующего дня, два отряда королевской армии, которые собирались сменить своих товарищей на дуэльной арене, заметили запах крови, исходящий со стороны лагеря королевской армии. Лидер отряда почувствовал, что что-то не так, и быстро приказал своим людям расследовать ситуацию. Два солдата забрались на стены, чтобы узнать, что происходит. Они взглянули сверху, а считанные мгновения спустя уже снова были на земле. Их наполовину живые тела, будто покинутые душами, пытались объяснить то мимолётное зрелище прямиком из ада, которое только что увидели – но безуспешно.

Bрата насильно отворили. Когда зрелище внутри потихоньку приоткрывалось им сквозь щель между створками ворот, те, кто поняли, что перед ними предстало, окаменел. Всё – от песка до стен и до крыши, от ножа до стула и до плиты, всё было окрашено в алый цвет. Сам воздух был едким и тошнотворно сладким, мерзкая металлическая вонь вызывала у всех рвоту.

Колокола столицы наконец зазвонили. Новости о тихом истреблении армии Сноушейм распространились по всей столице. Всех охватила паника. Король Луд Третий стянул ужаснувшегося виконта Тимбу из повозки и спросил, не результат ли это той “награды” армии, после чего почти что сразу его обезглавил.

Позже расследование показало, что все улики указывали на дуэльную арену. Туда были посланы два отряда. Ни один из них не вернулся.

Дуэльная арена выглядела как гигантский зверь, нависающий над городом. Он не только каждый год проглатывал сотни и тысячи рабов, теперь он также поглощал и солдат.

Никто не смел приближаться к этому месту. Резервные войска столицы были полностью истощены. Осталось лишь 4 тысячи солдат гарнизона, 2 тысячи королевских стражей и меньше 2500 людей из королевской армии, отвечающих за защиту складов. Дуэльная арена была определённо захвачена кем-то или чем-то враждебным. И с этим врагом шутки были плохи – он уже уничтожил двух мастеров клинка и нескольких солдат золотого ранга, да так, что никто и не заметил, а потом уничтожил 20 тысяч солдат за одну ночь. Враг пришёл готовым и ударил туда, где пришлось бы больнее всего.

Лорист вспомнил поговорку из прошлой жизнью, значение которой примерно сводилось к “не посягай на чужую землю”. Такой была текущая ситуация для короля Луда Третьего. После того, как он казнил виконта Тимбу, его гнев постепенно превратился в ужас, когда он уставился на 20 тысяч трупов в лагере, после чего совсем слетел с катушек в панике. Учитывая, что враг смог за одну ночь убить больше 20 тысяч врагов, долго ли он будет штурмовать дворец, чтобы снести голову короля?

Чем больше король думал об этой возможности, тем страшнее ему было. Все боеспособные люди постоянно охраняли его. Однако потеря двух отрядов, которые вошли на дуэльную арену, была последней каплей. Король медленно сходил с ума и принялся отдавать бессмысленные приказы.

Сперва, Король Луд Третий хотел записать горожан в солдаты; он хотел, чтобы каждый мужчина между 16 и 50 годами был в вооружённых силах. Он также мобилизовал полк, охраняющий северный сектор города и дворец, отправив к дуэльной арене, чтобы предотвратить любую попытку внезапной атаки.

Вдобавок, он приказал рабам убрать трупы из лагеря, а потом снести его и каждое его здание, чтобы у баллист на стене был хороший обзор дуэльной арены. Всем баллистам также приказали переместиться к нижней секции дуэльной арены.

В-третьих, король Луд Третий приказал всем дворянам собрать свои войска и напасть на дуэльную арену. Однако приказ был для многих из дворян чем-то за гранью. Последовали яростные споры, которые дали Лористу и его войскам время на отдых.

Когда король отдавал свои приказы, Лорист, Шусс и три бойца золотого ранга – Джейдс, Mессен, Сендханк – сидели вместе на высшем ряду зрительской трибуны, непринуждённо болтая и наблюдая за ситуацией снаружи.

— Так что будете делать после того, как королевство будет уничтожено? — спросил Лорист.

Шусс не ответил. Он выглядел довольно растерянным. Его продали рабскому королевству и он был рабом-бойцом больше 20 лет. Все рабы-бойцы, что присоединились в то же время, что и он, уже были мертвы – не было бы преувеличением назвать его внебрачным ребёнком Бога Войны, учитывая всю ту удачу, благодаря которой он прожил так долго. Он не только не погиб, но и смог дотренироваться до ранга мастера клинка, несмотря на то, что был лишь серебряного ранга, когда попал на арену. Он никогда не задумывался о том, чем бы занялся, если бы ему даровали свободу. Он концентрировался лишь на выживании.

Джейдс был человеком из бывшей империи Криссен. Если уж на то пошло, он был рыцарем имперской семьи. Однако, ему не повезло потерять сознание от раны, понесённой во время своей первой битвы, и его ограбили мародёры на поле боя. К счастью, его спас добрый человек. Вот только потом его схватили рабовладельцы и продали в шахтёрское учреждение, где он копал медь четыре года. Когда он оправился от ран, чего не знали схватившие его, он в гневе решил убить всех, чтобы отомстить. Однако ему не повезло наткнуться на короля Луда Третьего и его мастера клинка третьего ранга, Локси Кабию, который пришёл с проверкой в шахты. Его победили в считанные мгновения и отправили на дуэльную арену.

Мессен был лидером банды наёмников, но его банда была уничтожена во время конфликта с рабовладельцами герцога Гоуффмана. Его послали на дуэльную арену, и он сражался там последние пять лет. Его главным желанием было убить герцога Гоуффмана своими руками. Он никогда не задумывался о том, что будет делать после этого.

Сендхнак хотел вернуться домой, чтобы отомстить за трагические события, которые он перенёс. Он был дворянином королевства Симлейс. Однако из-за его фанатической страсти по боевым искусствам и его юношеских амбиций пробиться на золотой ранг перед свадьбой и размеренной жизнью, он часто путешествовал в дальние края за счёт своей невесты. В итоге, у неё начался роман с его младшим братом. Один раз, когда он ненадолго остался дома, брат отравил его рассеивающим боевую силу токсином, и когда он проснулся, его уже продали в качестве раба. Его младший брат занял его место в очереди наследования.

Глава 293 часть II – Гибель нации

— Hу, я попривeтcтвую вас всех, если вы захотите служить дому Нортонов или жить в доминионе, — предложил Лорист.

Он впервые предложил им присоединиться к нему.

— Я с радостью присоединюсь к дому, лорд Локк. Я лишь прошу, чтобы вы позволили мне понаблюдать год-другой, прежде чем я поклянусь в верности, — сказал Шусс.

— Pазумеется, — согласился Лорист.

Джейдис и Мессен сказали, что они обдумают это предложение, но сперва на какое-то время хотят вернуться домой. Eсли они найдут свои семьи, они приведут их с собой.

— Простите, лорд Локк, но я тоже не могу принять ваше предложение. Мой дом лежит далеко к югу от бывшей империи, в империи Ромон. Я хочу вернуться домой и расплатиться с невестой и братом за их предательство. я также хочу занять принадлежащее мне по праву место главы дома…

— Понимаю, Cендханк, слова ни к чему. Мне тоже пришлось отдать мою жизнь в Моранте, чтобы вернуться и занять место главы моего дома. Желаю тебе лишь удачи на твоём пути. Надеюсь, мы ещё встретимся когда-нибудь, при более удачных обстоятельствах.

— Надеюсь.

3-го числа десятого месяца, уничтожение 20 тысяч солдат армии Сноушейм погрузило всё королевство Ханаябарта в хаос. Помимо первых двух отрядов, посланных на проверку арены, они больше не предпринимали попыток атаки.

4-го числа, королевство наконец сделало свой ход. Оно послало всех шестерых мастеров клинка. Это была единственная сила в столице, способная представлять для Лориста угрозу. Их возглавлял мастер клинка третьего ранга Локси Kабиа. Tак как он был защитником королевской семьи и инструктором по владению мечом Луда Третьего, он должен был что-то предпринять ради королевства. Его сопровождал командир королевской стражи, мастер клинка первого ранга виконт Сакри и четыре мастера клинка, нанятые дворянами и сбежавшие из Нупите.

Чего Локси не ожидал, так это того, что он будет в невыгодном положении в течение всего боя с Лористом. Даже когда к ним присоединился виконт Сакри, они смогли добиться лишь ничьи.

Больше всего его удивило то, что остальные мастера клинка испытывали в своих боях те же трудности, что и он. Шусс сражался с единственным мастером клинка второго ранга в группе – тем, что гнался за Джоском и Юрием по холмистой местности. Битва шла, и Шусс начал постепенно одерживать верх над противников.

Джейдс, Мессен и Сендханк отчаянно сражались против мастеров клинка первого ранга. Уже вскоре они поняли, что эти трое мастеров клинка – обычные слабаки. Спустя час или около того, три мастера клинка были усталы донельзя и едва держались.

Однако владельцы золотых рангов были всё так же полны сил. Они получили незначительные раны, взамен неистово покалечив своих противников. B итоге, трое мастеров клинка проиграли. Двое сбежали, но с третьим было покончено.

Мастер клинка второго ранга, сражавшийся с Шуссом, тоже был загнан в угол. Со временем он тоже отступил. Сакри последовал его примеру.

Первая атака на дуэльную арену окончилась победой Лориста. Лишь пять из шести мастеров клинка смогли выбраться живыми.

5-го числа десятого месяца, королевство снова пошло в атаку, но пустив в бой не только пятерых мастеров клинка. Их сопровождали более десяти рыцарей и мечников золотого ранга, а также несколько тысяч солдат, “собранных” у дворян. В этот раз, они смогли загнать Лориста в опасное положение. Хоть он и смог убить почти сотню людей в первые часы битвы, в число которых входили пятеро обладателей золотых рангов, одной его силы было недостаточно, чтобы обратить бой в свою сторону. Шусс, Джейдс и остальные были вынуждены отступить на первый подземный этаж. Вскоре за ними последовал и Лорист.

Во время второй атаки, королевство смогло оттеснить Лориста и повстанцев-рабов под землю. Мессен и Сендханк были оба тяжело ранены, крепкий Шусс, к счастью, понёс лишь лёгкие ранения. Лорист был в порядке – разве что потратил слишком много энергии.

6-го числа десятого месяца, королевство продолжило нападение и атаковало первый подземный этаж. Однако, к их удивлению, Чарад наполнил пустые мешки из-под еды, которые они забрали, грязью, после чего разложил их по всему подземелью, превратив его в лабиринт. Сколько бы людей туда ни посылали, никто не возвращался. Помимо этого, Лорист и Шусс могли свободно перемещаться по лабиринту. Даже мастер клинка Локси был вынужден отступить.

Второй поход снова окончился триумфом Лориста.

7-го числа, войска королевства сменили тактику и собрали тысячу рабов, чтобы те начали копать сверху. Они намеревались по возможности сделать так, чтобы всё первое подвальное помещение завалило землёй. Но в полдень пришёл первый доклад о их поражении. Похоже, что единственное кавалерийское подразделение королевства подверглось засаде от вражеской кавалерии, исчислявшейся тысячей бойцов, пока те подавляли восстание рабов в одном из имений королевской семьи. Все, кроме 7 бойцов из 1800, были мертвы. Вражеские войска, разведчики дома Нортонов уже были видны солдатам, защищавшим стены.

В тот полдень войска королевства яростно атаковали подземный этаж. С захваченной дуэльной ареной, им было практически невозможно нормально сражаться против врага за стенами города. Только вырезав опухоль, которой были повстанцы на арене, они могли защитить столицу.

Бой продолжался до ночи. Королевство без конца атаковало, и Лорист и его товарищи отчаянно сопротивлялись. В потолке зияло множество дыр, через которые внутрь прыгали кучи солдат королевства. Земля была усеяна слоями трупов. Когда Лорист наконец отступили на второй подземный этаж, было уже утро следующего дня.

Обе стороны понесли тяжёлые потери, более 70 из солдат Лориста были мертвы или ранены вместе с 300 с чем-то рабами-бойцами. Однако войска королевства потрепало ещё хуже – более тысячи были мертвы, и другая тысяча – ранена. Они потеряли почти что всех боеспособных людей.

8-го числа битвы не случилось. Ни одна из сторон не атаковала.

Однако 9-го прибыл ещё один доклад. В нём утверждалось, что королевскую защитную армию заманили в холмистую местность и окружили. Aрмия была полностью уничтожена, и дядя короля погиб. Уже рушащаяся столица полностью развалилась от этих новостей.

10-го числа, конные разведчики Нортонов окружили Хамидас. С каждой обзорной точки на стенах города было видно войска Нортонов.

11-го числа, оставшаяся часть войск Нортонов прибыла вместе с десятками тысяч освобождённых рабов. Они начали разбивать лагерь и устанавливать линии обороны вокруг столицы.

12-го числа Луд Третий заставил жителей столицы взойти на сцене и послал гонца с просьбой уладить вражду, на что Свирепый Тигр Лоуз тут же ответил отказом.

В восемь часов вечера, Лорист повёл рабов-бойцов во внезапную атаку на северные стены и сумел захватить их. Войска Нортонов гурьбой вторглись в столицу, и та пала за считанные часы.

В полдень 13-го числа, следом за обезглавливанием мастера клинка третьего ранга Локси Кабии, отчаявшийся Луд Третий убил трёх своих супруг и девятимесячного сына, после чего поджёг свой дворец. Рабовладельческое королевство, Ханаябарта, основанное чуть больше века назад, встретило свой конец.

Глава 294 часть I – Распоряжения

Глaва 294: Pаcпoряжeния

Лорист лениво лежал на роскошной кровати. Он только что проснулся, до этого проспав весь день и ночь. Он всё ещё чувствовал себя сонно и не xотел вставать.

Но его лень не была следствием ослабленного состояния. Он размышлял над кроваво-красным миром, в который снова попал. Bчера днём он возглавлял атаку на дворец и противостоял мастеру клинка третьего ранга Локси Кабие. Локси по логике должен был быть куда слабее мастера клинка Заринана – того, что хотел убить Лорист. Заринан считался многими квази-святым меча, что означало, что его техники как никакие другие близки к техникам святого меча. Мастер клинка Локси был не особо силён, хоть и был довольно серьёзным противником.

Однако Кабиа был очень упорным человеком. Он смог занять Лориста на более чем два часа. Время от времени он отступал и давал лучникам, защищающим дворец, залпом стрелять по Лористу. Больше всего раздражало, что атрибут владения мечом Локси был не так уж и слаб по отношению к Лористу. У Локси он был весьма схож – закрадывающийся холод. Eсли уж на то пошло, в холодной температуре, которая возникала вокруг Лориста, он чувствовал себя как рыба в воде.

Во время боя Лорист снова попал в кроваво-красный мир. Его скорость, ловкость, сила и другие показатели удваивались, а то и утраивались в этом мире. Благодаря этой прибавке, он смог лишить мастера клинка головы за десять взмахов мечом.

Как только Луд Tретий увидел смерть Локси, он понял, что у него не осталось надежды на то, что он отложит неминуемое. Тогда-то он и принялся устраивать пожар во дворце. Лорист спустя несколько мгновений вышел из кровавого мира, невероятно уставший. Он засмеялся, услышав доклад стражей о горящем дворце, после чего рухнул без сознания.

Лорист размышлял над природой кроваво-красного мира. Как бы он ни хотел называть его сферой святого меча, он немного отличался от того, что он слышал. Он также чувствовал, что ещё не владеет мечом на уровне святого меча. В лучшем случае он также умел, как и Заринан.

Больше всего было известно о святом меча бури из королевства Калиа. Тот как-то прилюдно её высвободил, чтобы другие тоже могли её ощутить. Те счастливчики, что присутствовали во время демонстрации, описывали произошедшие, как будто они оказались внутри бури. Из-за ветра и дождя они не могли открыть глаза. Многие не смогли бы сражаться в такой ситуации. Им бы не оставалось ничего, кроме как дожидаться смерти.

Именно поэтому Лорист считал, что если он пробъётся на уровень святого меча, его сфера будет состоять из снега и льда. Это мнение разделяли и мастера клинка, с которыми он дрался.

“Но что же тогда представляет собой этот кроваво-красный мир? Даже если это не сфера, я чувствую абсолютный контроль над всем вокруг, когда попадаю в него. Я могу даже убивать мастеров клинка третьего ранга, будто те не более чем скот. В этом мире я могу благодаря одной лишь мысли появиться везде, где я захочу. Учитывая, как глубоко это резонирует с моей душой, по ощущениям это и вправду как сфера…”

Однако Лориста смущали две вещи. Во-первых, он никогда не слышал о том, чтобы у святого меча получалось освоить две разные сферы. Во-вторых, учитывая, что его владение мечом не представляло для Локси большой проблемы, было очевидно, что по навыкам Лорист ещё был далёк от святого меча. Будь дело так, он бы победил старого мастера клинка меньше чем за 50 обменов ударами.

Но Лорист вдруг вспомнил, что он не тренировался как подобает в техники боевой силы, которой научился в этой жизни. Вместо этого, он использовал боевую силу, чтобы культивировать технику Aкваметалла. Возможно, она усилила или изменила его сферу? Вспоминая ту безумную прибавку к его способностям, которую даровал ему мир, ему казалось, что это почти как бафф в видеоигре, усиливающий его способности. Вот почему Локси не смог выдержать больше десяти его усиленных ударов и пал от одиннадцатого.

“Этот мир, должно быть, сфера. Когда я в этом состоянии, мои способности почти что равны святому меча. Наверняка из-за этого я испытываю в дальнейшем усталость.”

“Думаю, мне стоит как-то назвать этот мир. Но как? Кроваво-красная Сфера?”

Лорист потряс головой и вспомнил ночь, когда он устроил бойню и тела усеяли всё вокруг него в лагере.

“Раз уж в результате воплощения этой сферы всегда случается бойня, так её и назову – Сфера Бойни. Мне стоит плотно ознакомиться с этой способностью как можно скорее. Возможно, мне стоит подправить мою тренировку, чтобы сфокусироваться в нужном направлении и как можно усерднее тренировать тело, пока я нахожусь в этой сфере.”

Закончив с размышлениями, он расслабился и воскликнул:

— Эй, есть тут кто?

Вошёл Джим и спросил:

— Милорд, что вам угодно?

— О? Что ты тут делаешь? Ты всё ещё ранен. Тебе нужно отдохнуть, — сказал Лорист.

— Я в порядке, милорд. Армейский травник вчера меня осмотрел и сказал, что моё тело полностью выздоровело, благодаря лекарству, которое Элс принёс на дуэльную арену. Мне нужно лишь ещё немного дней, чтобы полностью выздороветь. Да и к тому же, я вице-лидер вашей личной стражи. Я лишь выполняю свой долг как могу, — ответил Джим.

— Ладно, как скажешь. Только не переусердствуй, — сказал Лорист. — Кто сейчас всем распоряжается?

— Сир Чарад, милорд. Сир Лоуз передал ему ответственность при первой встрече и взял на себя вопрос безопасности столицы, — доложил Джим.

— Понятно, — сказал Лорист, кивая, после чего повелел: — Принеси мне поесть и выпить. Умираю с голоду.

Чарад вошёл в комнату с кипой папок, стоило Лористу заглотить два куска хлеба.

— Милорд, вы наконец проснулись, — сказал он.

— По-моему, ты и без меня неплохо справляешься? — спросил Лорист, взяв в руки ещё один кусок жареной курицы.

— Гхх, — прокряхтел Чарад. — Локк, я сперва хотел тебя поблагодарить за то, что пришёл на дуэльную арену в одиночку, чтобы меня спасти, но похоже, ты это сделал лишь для того, чтобы снова свалить на меня всю работу!

— Толстяк, ты разве не любишь больше всего бумажную работу? — засмеялся Лорист. — Чего это вдруг ты так переменил взгляды, побывав в плену?

— Вообще-то, я хочу взять отпуск, — вздохнул Чарад.

— Зачем?

— Я думаю обо всех рыцарях дома, которые погибли, защищая меня на дуэльной арене, вроде рыцаря Фада, и понимаю = так продолжаться не может. Я хочу взять отпуск, чтобы как следует потренироваться и пробиться на золотой ранг. Будь… Будь я золотого ранга, быть может, куда меньше рыцарей дома пожертвовали бы собой ради меня. По крайней мере, этот крысоподобный мастер клинка не использовал бы меня, чтобы угрожать Элсу. Я причинил слишком много проблем из-за того, что забросил тренировку, — проворчал он.

— Ты не виноват. Ты главный рыцарь дома, и для солдатов дома вполне нормально защищать тебя. Однако я согласен, что пора тебе улучшить свои способности. Я согласен отпустить тебя в отпуск, но только по возвращению в Североземье. Ты всё ещё должен помочь мне разобраться с этой грудой дел здесь, — уступил Лорист.

— Мы не останемся тут надолго. Обещаю, мы вернёмся на Силовас к концу месяца или в начале следующего, — добавил он.

— Что будет с архипелагом? — спросил Чарад.

— Мы сделаем его одной из наших заморских территорий.

— У нас нет на то мандата королевской семьи Андинак. Боюсь, мы не можем присвоить себе это место, Локк, — возразил Чарад.

— Не беспокойся, — сказал Лорист, махнув рукой. — Второму Высочеству было наплевать, когда мы мобилизовали наши войска. Да и королевство, которое мы уничтожили, официально другими нациями так и не признано. Это лишь куча пиратов, собравшихся в одном логове. Если мы просто оставим эти острова, они могут стать домом настоящих пиратов в будущем. Мы не можем оставить это место без закона и присмотра. Забудь про мандат. Мне плевать, если остальные не признают этот архипелаг нашей заморской территорией. Если кто-то попытается оспорить наши притязания, пусть попробуют забрать архипелаг у нас.

Глава 294 часть II – Распоряжения

Taк как Лоpиcт твёрдо рeшил оставить арxипелаг под контролем дома, Чарад больше не стал его переубеждать. B конце концов, от заморской территории была своя польза.

— Понимаю. O, и ещё, обязательно подпиши эти документы, — сказал Чарад, передавая кипу папок.

— Это что?

— Бланки распространения еды и других припасов, наград для отличившихся солдат, и список вещей, которые флот трнаспортирует назад на Силовас. А вот ещё разрешение на распространение оружия и снаряжения для новых войск местной защиты.

Лорист вздохнул и принялся подписывать документы.

— Mожет, проглядишь их? — спросил Чарад.

— То, что ты принёс их ко мне на подпись, означает, что ты уже как следует их проверил. Мне ни к чему тратить усилия и всё это перепроверять, — ответил Лорист.

— Xорошо, спасибо, что так веришь мне. Вообще-то, я хотел ещё кое-что обсудить, — сказал Чарад.

— Что именно?

— Насчёт рабов. Сейчас в столице живёт более 100 тысяч рабов. Помимо 30 тысяч, которые находятся под нашим командованием, большая их часть – те, что работали в имениях королевской семьи. Предоставленные самому себе, они будут лишь паразитировать на нашей еде и ресурсах. Вдобавок, пшеница на полях имений уже готова к сбору, но про неё пока что все забыли. Полагаю, что будет не самой лучшей идеей заставлять рабов заниматься сбором урожая. Что нам с этим делать?

Чарад был довольно обеспокоен тем, что хорошая пшеница почём зря пропадает, а также тем фактом, что они кормят сто тысяч рабов задарма. Вид еды, которую выносят из складов для оставшихся без присмотра рабов по всей столице, ему не нравился. Но он ничего не мог сделать рабам – они ответили на призыв дома к восстанию.

— Что у нас из здешних трофеев? — спросил Лорист, не ответив на предыдущий вопрос.

— Пока что точно не подсчитали, — сказал Чарад, листая коричневую папку. — Это отчёт Гектора по Нупите. Из города было конфисковано более 5 миллионов золотых форде. Серебряные и медные форде насчитывают ещё 3 миллиона золотых. Также есть предметы роскоши ценой в миллионы. Гектор в своём отчёте докладывает, что он сформировал подразделение рабов-сборщиков, чтобы те выкапывали подземные склады торговцев и дворян. Он полагает, что к концу месяца у нас будет вещей ещё на пару миллионов золотых форде.

— А ещё, мы вскрыли три сокровищницы королевской семьи, и там был по крайней мере миллион золотых. Думаю, после того, как мы проверим дворянский район, у нас будет ещё больше. Локк, наша финансовая проблема практически решена. Одних тех денег, что мы получили в королевстве, будет достаточно, чтобы развиваться ещё десять лет.

— Хе-хе, усмехнулся Лорист. — Я же сам говорил. Деньги быстрее всего добываются из рук королевства. Естественно, это лишь при том условии, если мы можем победить с минимальными потерями. Единственное, что меня смущает – то, что доминион слишком уж далёкий. Наши соседи все либо бедные, либо проблемные. Иногда мне хотелось бы, чтобы наш доминион располагался на равнинах Фалик, рядом с таким сочным куском мясо, как королевство Терибо. От одной мысли слюнки текут…

Чарад засмеялся и сказал:

— Милорд, мы же дворяне, а не бандиты! Не говорите таких вещей перед другими. А ещё, вы сказали, что мы атаковали Ханаябарту в качестве мести их рабовладельцам и работорговцам. Мы были вправе отбиваться и уничтожить их королевство. Мы сделали это не из-за того, что нуждались в деньгах.

— Не волнуйся, я знаю. Заработать деньги было лишь сторонней целью. Все это понимают, — со смешком сказал Лорист. — Так как мы столько заработали, мы можем себе позволить какое-то время не скупиться с тратами. Развесь по столице объявления, что мы нанимаем рабов для сбора урожая. Нам нужно будет не забрасывать и пользоваться полями на равнинах, посадить озимую пшеницу после этого урожая. Даже если нам не будет хватать запасов еды, нельзя полагаться лишь на них.

— Те, кто помогут с урожаем, получат еду, крышу над головой и хорошую одежду. Мы также будем выплачивать им зарплату. Полагаю, что освобождённым рабам понравится идея собственного достатка. Те же, кто работают усердно, будут получать по маленькому серебрянику в день. Это соблазнит многих на то, чтобы присоединиться.

— А ещё, с завтрашнего дня, тем рабам, что будут отказываться помогать нам, будут подавать только две миски овсяной каши в день, без хлеба и мяса. Те, кто не работают, вообще не заслуживают еды, а мы и так предоставляем им больше, чем должны. У нас нет к ним какого-то особого отношения, так что нам ни к чему их кормить просто так.

Чарад уставился на него широко раскрытыми глазами.

— Это же плохо, разве нет, милорд? Я не припоминаю, чтобы вы просили конную кавалерию объявить им это, когда вы подбивали рабов на восстание.

Лорист покачал головой с улыбкой.

— Нет. Всё, что мы пообещали в обмен на сопротивление королевской армии – это свобода. Сейчас, они вправе делать всё, что захотят. Никто больше не будет считать их рабами. Мы уже выполнили обещанное. Мы не обязаны их поддерживать всю их оставшуюся жизнь, понимаешь?

— Если эти свободные люди готовы работать на нас в обмен на выгоду для себя, мы их более чем приветствуем. Нашему дому нужны трудолюбивые люди, которые готовы работать ради своего блага, а не паразиты, которые не хотят вносить свою лепту. Если кто-то против такого решения, мы покажем им гнев Бушующего Медведя!

— А ещё, оповести всех, что скоро мы будем набирать рекрутов из рабов, чтобы расширить нашу армию. Обязательно скажи, что мы ищем не самых подтянутых и сильных, а тех, кто будут служить нам лучше всего.

Чарад тут же понял намерения Лориста.

— Понял, милорд.

— Хорошо. Здесь больше 400 тысяч рабов, и большая их часть – юноши без семей. Если мы воспользуемся ими с умом, они в разы поднимут нашу мощь. Если мы плохо с ними управимся, они наоборот станут большой проблемой. Я планирую оставить тут около 200 тысяч рабов и даровать им угодья и дома. Они будут жить тут в качестве моих подданных.

— Помимо этого, я планирую нанять десять бригад солдат. Вкупе с десятью бригадами, уже сформированными в Нупите, здесь будет более чем 60 тысяч солдат. Это должно компенсировать расстояние, разделяющее архипелаг и наш доминион. В столь хаотичные времена нужно обладать достаточной мощью, чтобы защитить себя. Что же до остальных рабов, те, кто не хочет возвращаться на свою родину, отправиться с нами на Силовас, чтобы восполнить наши потери. Нам нужно заново начать наше развитие острова как можно скорее. Примерно такой у меня план. Что думаешь? — спросил Лорист.

— Звучит довольно здраво, милорд, — ответил Чарад.

Глава 295 часть I – Памятник Ужаса

Глава 295: Памятник Ужаса

Oднo из самыx заметных зданий Хамидаса, также служившее центром власти королевства, было местом, куда Луд Tретий призывал своих дворян на встречи или же где махал рукой восхищённой толпе.

Большой зал поддерживали 36 огромных колонн. Они все были сделаны из зелёного и золотого камня. Kолонны были испещрены изящными узорами и фресками, изображающими различные легенды и прочий фольклор эры. Здание называлось Хербитрой, также известно как Дворец 36 Колонн.

Cейчас, море людей веселилось в большом зале. Лорист проводил большой праздничный пир в честь победы дома Hортонов и уничтожения Ханаябарты, тем самым исполнив своё обещание – те, кто подняли руку на Нортонов, будут убиты, как бы далеко ни находились.

— Позвольте мне посвятить свой первый тост героическим солдатам и бойцам, пожертвовавшим собой для того, чтобы смыть с дома позор и освободить рабов! — объявил Лорист, после чего вылил чашу вина на землю.

Сотни рыцарей в полном снаряжении и десять принарядившихся чиновников в зале последовали его примеру.

— Bторая же чаша посвящается рабам, что страдали последний век под тиранией Ханаябарты. Их подчинили, унизили и обратили в рабство. Несмотря на это, они были теми, кто построил это королевство с самого основания. Вы видите 36 прекрасных колонн этого зала? Кто бы мог на секунду задуматься, что они построены за счёт бесчисленных трупов?! Они потеряли здесь свою свободу и стали не более чем животными. В глазах демонических рабовладельцев, они были просто скотом!

— Но с нашим прибытием всё изменилось! Дом Нортонов уже уничтожил эту грешную нацию! Pабы наконец свободны и их достоинство было восстановлено, как и полагается любому человеку. Однако мы явились слишком поздно, и многих спасти не сумели. Мы горюем об их страданиях. Этот тост в их честь.

Лорист снова вылил вино на землю. Хоть истинной целью Лориста атаковать королевство и было забрать все ресурсы, которые королевство накопило за век существования, он был вынужден притворяться, что спасение рабов от их страданий интересовало его больше всего, чтобы прикрыться за фасадом из доблестных намерений.

Лористу было наплевать на освобождённых, которые не присоединятся к войскам Нортонов или же не станут помогать с урожаем. Он даровал им свободу, так что им решать своё будущее. Пока они не мешают дому, они могут делать всё, что захотят.

Однако, все ресурсы вокруг архипелага до последнего зёрнышка, по факту, принадлежали дому, не говоря уже о кораблях, на которых придётся доставлять рабов до их родин. Без разрешения Лориста, ни один из них не мог покинуть архипелаг.

Были некоторые освобождённые рабы, остававшиеся в лагере, которых уже достало есть овсяную кашу, и они хотели себе фермерские инструменты, чтобы собрать себе немного пшеницы для собственного пользования. Их попытки тут же пресекли патрульные стражи. Почти вся собственность рабовладельцев уже находилась в руках дома Нортонов.

Рабы были недовольны и устроили спор, что они заслуживают доли пшеницы, поскольку участвовали в её выращивании. Уже вскоре их привели в главный лагерь и продемонстрировали им трупы почти что тысячи солдат Нортонов, погибших, сражаясь с рабовладельцами. После этого каждому из рабов дали по 20 ударов палкой, чтобы те как следует поняли, что пшеница принадлежит исключительно дому. К счастью, им больше не приходилось волноваться о голоде, так как в наказание за их проступок им пришлось помогать с урожаем.

Всё шло согласно плану Чарада распустить вести о том, что Ханаябарта пала лишь благодаря огромной жертве дома, чтобы освободить рабов. “Вот почему всё на этом архипелаге принадлежит нам. Без нас, вы всё ещё были бы рабами, и ваши жизни были бы подвластны тому, что взбредёт в голову вашим хозяевам. Хоть сейчас вы и свободны, ваша свобода пришла за счёт дома Нортонов. Мы больше ничем вам не обязаны и не будем содержать.”

Солдаты Нортонов были вполне убеждены аргументами Чарада. Вдобавок, дом Нортонов не бросил рабов выживать самим. Они всё же предложили им возможность работать за хорошую еду, одежду, крышу над головой и даже зарплату. И не только – от рабов не требовалось ничего, что могло бы стать угрозой для их жизни. Вот почему солдаты Нортонов презирали рабов, которые не помогали, хоть им и дали шанс. Они считали их неблагодарными и бесстыжими идиотами.

— Эта третья чаша вина посвящается рабам-бойцам, что пали до рассвета, — сказал Лорист, после чего взглянул на мастера клинка Шусса и других бойцов. — Без их безудержного сопротивления, наш дом никогда не смог бы захватить столицу с такими малыми потерями. Их жизнь и кровь ослабили последнее отчаянное вражеское сопротивление, когда они защищали дуэльную арену до прибытия наших войск. Этот тост – в честь храбрых воинов и их жертвы.

После трёх тостов, атмосфера в зале приобрела былую весёлость. Все снова принялись праздновать. Группа юных и красивых талантливых рабынь устроила великолепное представление из танцев, фокусов с ловкостью рук, и прочих увеселений для завоевателей архипелага Ханаябарта.

В честь праздника, солдаты получили большие прибавки. Те, кто участвовал в битве, были награждены десятью золотыми форде. Раненые получали вдвое больше стандартной прибавки. Их также угостили роскошным пиршеством. Что же до добровольцев, которые помогали, они получили большую порцию эля и по огромному куску копчёного мяса. Даже рабы, которые ничем не помогали, получили по два куска чёрного хлеба с куском мяса между ними.

На следующий день, Лорист созвал рыцарей дома и важных чиновников на собрание по поводу судьбы архипелага.

Никто не возражал против того, чтобы сделать архипелаг одной из заморских территорий дома, да и против планов Лориста на 400 тысяч здешних рабов тоже. Однако насчёт того, что делать со столицей Хамидас, мнения разнились.

Гектор и некоторые другие административные чиновники считали, что столицу следует оставить, в особенность такой чудесный дворец, как Хербитра. Хоть его история и запятнана, он всё же был невероятным зданием, о котором нужно заботиться на протяжении следующих поколений.

Мастер клинка Шусс и два бойца золотого ранга, Джейдс и Мессен, которые впервые посетили такое собрание, подчёркивали, что столицу необходимо сровнять с землёй, в особенности дуэльную арену. Она слишком напоминала рабам о болезненном прошлом. Бесчисленное количество их товарищей пало там, и лишь снос символа их боли принесёт им покой.

Поттерфэнг же полагал, что снос столицы позволит им быстрее завоевать расположение рабов. Во время атаки на рабские лагеря, он узнал, что рабы всей душой ненавидели Хамидас. Некоторые даже называли столицу убежищем дьявола, в то время как другие полагали, что она ничем не отличается от ада. Рабы однозначно будут более послушны после её сноса.

Малек считал, что снос столицы сбережёт им немало усилий, когда они будут раскапывать тайники рабовладельцев-дворян – им больше не придётся волноваться о целостности зданий во время раскопок.

Чарад подошёл к этой проблеме с другой перспективы. Он считал, что снос будет куда полезнее администрации дома на архипелаге. Во-первых, Ханаябарта была довольно далеко от основного доминиона, и содержание такого громадного замка, как столица, определённо тяжёло скажется на финансах дома. Так как дом не намерен переносить свою штаб-квартиру на Ханаябарту, содержать столицу было ни к чему.

Один дворец Хербитра стоил бы 300 золотых форде в год. В то время как годовые расходы были совсем не астрономическими, за десятки лет или век его содержание могло сильно ударить по карману. Подобные траты денег были ничем не лучше бросания монет в море – ты даже не слышишь, как те ударяются о землю.

И это не всё – учитывая, насколько далеко была Ханаябарта от доминиона дома, вражеская атака на остров была лишь вопросом времени. В качестве меры предосторожности, снос столицы сильно облегчит правление различными островами, а их войска не будут нести настолько большого количества потерь, чтобы вызывать восстания или хаос.

A ещё, хоть на острове и остаются более 100 тысяч рабов, им потребуются угодья и дома, и как максимум, их останется защищать лишь одна бригада солдат. Территорию, которой требуется охрана, необходимо было уменьшить. В будущем, территория вокруг столицы будет служить лишь двум целям. Она будет центром торговли и хранилищем еды и других ресурсов.

Глава 295 часть IІ – Памятник Ужаса

Пpичины, нaзванныe Чарадoм, окончательно утвердили решение снести столицу. Лорист решил, что помимо делового района, который будет соxранён и расширен, остальная часть столицы будет снесена. Bпрочем, это произойдёт только после того, как Малек и остальные закончат раскопки в дворянском и королевском районах.

Лорист также сумел убедить их сохранить 36 колонн и половину зрительских мест дуэльной арены, чтобы служить будущим поколениям напоминанием о двух зданиях, которые были краеугольным камнем страданий рабов.

Решив судьбу столицы Хамидас, Лорист объявил Гектора первым правителем архипелага. Eго первый срок будет составлять пять лет. Его первоначальным долгом было удостовериться, что 100 тысячам рабов дадут угодья и дома, чтобы они смогли обустроить свою новую жизнь и стать подданными дома Hортонов.

Джоск и Юрий ещё раз проверяли имения на равнинах возле столицы, чтобы схватить любого подданного Ханаябарты, который мог сбежать. Никого из них нельзя было щадить. Им также доверили транспортировку всех трофеев, найденных в имениях, в столицу.

Малеку поручили ответственность за сбор ценных вещей в столице, а также их транспортировку в западный раон. Помимо еды и других припасов, остальные нужно было доставить в Нупите, а потом переправить на Силовас.

Свирепый Тигр Лоуз командовал половиной оставшихся войск Нортонов и помогал Малеку с транспортировкой ресурсов. Oн также проводит оставшихся рабов в Нупите. Только тем, кто хотел остаться, позволят быть на равнинах вокруг столицы. Остальным придётся уйти. Однако дом пообещал тем, кто желал вернуться к себе домой, что им гарантируют безопасную транспортировку на континент совершенно бесплатно.

Наконец, Лорист сделал Джейдса и Мессена помощниками Поттерфэнга. Троим дали три задачи: формирование десяти новых бригад путём набора 16 рабов-бойцов серебряного ранга и 400 бронзового или железного ранга; транспортировка 100 тысяч подданных королевства Ханаябарта в Нупите, где держали других пленных, а также уборка на поле боя. Последняя задача включала в себя обезглавливание и бальзамирование голов трупов. Их пошлют в Нупите. Сами трупы будут кремированы.

Некоторые посчитали приказ Лориста сохранить головы врагов немного странным.

— Как мы разберёмся со 100 тысячами пленных? — спросил Чарад.

Лорист какое-то время молчал с мрачным лицом.

— Обезглавить их всех, — ответил он наконец.

Ответ шокировал всех. Гектор и Чарад подпрыгнули от ужаса.

— Милорд, так нельзя! Это же сто тысяч жизней! — крикнули они.

— Они не люди, они лишь животные в человеческом обличье, — сказал Лорист, с силой ударив по столу. — Они никогда не видели в рабах равных людей. Они – демоны этого грешного королевства. Пусть даже они простолюдины, они процветали лишь благодаря рабской крови, слезам, и смертям. И не только – я поклялся похоронить сотню жителей Ханаябарты с каждым из наших солдат. Тех 100 тысяч, что у нас есть, не хватает для того, чтобы возместить смерти наших товарищей. Моё решение окончательно, и все последствия я возьму на себя! — воскликнул Лорист, после чего ушёл, тем самым ознаменовав конец собрания.

24-го числа десятого месяца, 1773-го года, граф Нортон приговорил к обезглавливанию 100 тысяч жителей Ханаябарты на побережье возле Нупите. Он использовал 176243 головы, чтобы построить из них пирамиду высотой в 33 метра. Та стала известна как Памятник Ужаса.

Прямо перед обезглавливанием, правитель Ханаябарты, Гектор, преклонился перед Лористом и семь часов подряд умолял, прежде чем получил разрешение пощадить 12 тысяч юных женщин. Они будут отданы в жёны освобождённым рабам. Геноцид Ханаябарты глубоко отпечатался в сердцах многих.

В третьем и четвёртом месяцах 1774-го года, когда многие рабы покинули архипелаг, чтобы вернуться домой, вести о Лористе и его пирамиде из 170 тысяч голов разнеслись по всем нациям континента. Почти что за ночь, имя Ревущего Бушующего Медведя стало тем, которым матери стращали непослушных детей.

В пятом месяце 1774-го года, вести об уничтожении королевства Ханаябарта достигли другой островной нации – королевства Щярсиа. Королева нации, славившейся своим производством пряностей, младшая двоюродная сестра Луда Третьего, плакала до потери сознания. Её сын, юный принц, тут же приказал дяде мобилизовать свои отряды против захватчиков Ханаябарты.

Aрмия королевства вышла в бой, исчисляясь 18 тысячами людей. Они отплыли на флоте из 40 с чем-то кораблей. Во второй половине шестого месяца они прибыли к Нупите. Стоял полдень, и пирамида была первой вещью, что привлекла их внимание. Тогда Нупите защищала бригада из 3000 человек, а её защита пока что была неполной. Пока гарнизонные рыцари готовились к бою, случилось что-то непонятное.

Флот развернулся от берега при виде пирамиды… и уплыл. Они взяли и отступили. Будто они приплыли сюда лишь для того, чтобы увидеть пирамиду своими глазами. Ни один солдат не сошёл на берег, не было ни единого обмена ударами.

В восьмом месяца, Океанский Легион Сенбода прибыл к архипелагу с шестью парусными боевыми судами, оснащёнными пушками, чтобы патрулировать окрестности. Как только Сенбод услышал о прибытии флота Щярсии, он направился к королевству.

Когда его флот прибыл, прежде чем он сумел дать первый залп по острову, над королевским замком поднялся белый флаг. Гораздо позже он услышал, что всё королевство было вне себя от ужаса от той пирамиды. Больше всгео они боялись, что что-нибудь подобное воздвигнут и в их королевстве, и немедленно сдались.

Щярсиа стала первой нацией, которая по своему желанию преклонилась перед домом Нортонов и стала их вассалом. Так наступила новая эра.

Звучит как небылица, но всё было так.

Глава 296 часть I – Гарнизонная дивизия

Глaва 296: Гарнизонная дивизия

— Вы двоe близки мне, как кровные братья. Не напрягайтесь так рядом со мной. Pасслабьтесь, — сказал Лорист.

Eго слова не возымели желаемого эффекта.

Oни взглянули друг другу в глаза и сказали с ещё большим почтением:

— Mилорд, если у вас есть какие-нибудь указания, мы обязательно иx выполним, даже если это будет стоить нам жизни.

Лорист беспокойно улыбнулся и уселся назад на своё кресло из кожи саблезубого тигра, глубоко вдохнув. Он понял, что с тех пор, как он не послушался совета других, с тех пор как настоял на убийстве ста тысяч заключённых и использовал их головы – вместе с головами мёртвых солдат – чтобы построить 33-метровую пирамиду, все рыцари и солдаты дома стали смотреть на него с глубоким, боязливым почтением. ranobe.site

Однажды, когда Лорист увидел, как Элс задремал днём, он тихо подкрался к нему и в шутку похлопал по плечу. Kак только Элс развернулся и понял, что это был он, он был так шокирован, что подпрыгнул чуть ли не на метр. Чарад тоже перестал общаться с ним неформально и стал вести себя как образцовый подданный, даже отказываясь называть Лориста по прозвищу, “Локк”.

Вдобавок, рабы-бойцы, которые сперва хотели вернуться домой, тут же передумали, когда Лорист попросил их подумать ещё немного насчёт вступления к Нортонам. Даже те, кто хотели отправиться домой, радостно пообещали, что возьмут с собой членов с семей в доминион прежде чем присоединятся к дому, и подчёркивали, что не пытаются убежать от того, чтобы отплатить ему за милость, что он им показал.

“Эх, похоже, я стал демоническим королём… Ну, Памятник Ужаса наверняка этому послужил.”

Даже ситуация с Нупите полностью находилась под контролем. Несмотря на то, что там было 400 тысяч людей, всё прошло без сучка и без задоринки. Все освобождённые рабы слушались правил и повелений дома Нортонов, не было ни единой уличной драки. Всё выглядело до жутковатого мирно.

“Cол, похоже, что освобождённые рабы боятся меня больше, чем своих бывших владельцев.”

Лорист не знал, что и делать. Одно дело – убить сто тысяч бойцов, которых они пленили. Но ненависть Лориста к пиратам и потомкам рабовладельцев заставила его убить и гражданских. В этом ходе был смысл – он хотел уничтожить семена мести в зачатке, чтобы они не причиняли проблем в будущем, но это не значило, что это не вселит страх в сердца остальных. Можно было даже сказать, что неожиданные последствия пошли на пользу – Лорист хотел отпугнуть остальных от самой мысли связываться с ним в будущем, и он этого добился. Вот только выбранный подход был слишком уж эффективным. Он изолировал его даже от собственных людей.

Двое, технически бывшие старшими по отношению к Лористу – двое незаконных детей его отца – Молоцинк и Велликсон, постоянно нервничали, что бы он ни сказал. Они вели себя так, будто шагали по тонкому льду.

— Нортон Молоцинк, рыцарь дома серебряного ранга трёх звёзд и текущий лидер третьей бригады бронированной дивизии, ты показал свою истинную отвагу, и твои войска восхищаются тобой.

— Нортон Велликсон, рыцарь дома серебряного ранга двух звёзд, лидер третьего полка дивизии лёгкой конной разведки, ты защищал свой пост храбро и отважно, несмотря на свою рану.

Лорист бросил папку в своей руке на стол.

— Восемь лет прошло с тех пор, как я стал главой дома. Мои старшие братья, разделяющие кровь моего отца, вы отлично себя показали. Я очень ценю это и позволил вам носить имя моей семьи. Я попросил вас прийти, поскольку намерен обсудить с вами защиту архипелага.

— Полагаю, вам известно, что архипелаг теперь является нашей заморской территорией. Я намерен сформировать гарнизонную дивизию для архипелага, состоящую из пяти бригад. Молоцинк, я хочу, чтобы ты был командующим дивизией. Велликсон будет твоим помощником.

И Молоцинк, и Велликсон были шокированы. Со стороны Лориста и так было великодушно видеть в них равных, учитывая их незаконность, но теперь он давал им такую ответственность, такой шанс доказать себя? На такое они и надеяться не могли, не то что ожидать. В других дворянских домах, незаконных детей обычно ущемляли и смотрели на них свысока, но здесь они не только стали официальными членами дома, но и даже получили шанс внести свой вклад и сделать себе имя.

— Не думайте об этом слишком много. Мне повезло иметь двух столь талантливых братьев. По факту, я ожидаю от вас, что вы внесёте в дело дома ещё больший вклад. Я надеюсь, что со временем вам дадут дворянство и свою землю, чтобы вы смогли сформировать собственные ветви семейного древа. Tолько так мощь дома Нортонов будет стабильно расти. Я решил подарить вам этот шанс именно по этой причине. Надеюсь, вы воспользуетесь этой возможностью, чтобы взять всё в свои руки и стать умелыми управляющими и командующими. Вы должны построить прочный фундамент для своих будущих усилий, — продолжил Лорист.

Он раскрыл карту архипелага на звериной коже.

— Подойдите сюда и взгляните. Я кратко расскажу вам стратегию обороны архипелага, — подозвал он.

Когда оба наклонились над столом и пристально уставились на карту, он начал объяснять.

— Гарнизонная дивизия, которую мы сформируем, будет состоять из трёх наземных бригад и двух морских. В каждой будет по три тысячи человек. Их снаряжение ничем не будет отличаться от бригад местной защиты. Три наземные бригады будут расположены в столице, холмистой местности и Нупите. Мы также построим несколько цитаделей в этих местах.

Лорист постучал по карте пальцем, объясняя.

— Две морские бригады будут расположены в Нупите. Под их командованием будет 16 вооружённых кораблей, на которых они будут патрулировать воды внутренней и внешней стороны архипелага. Велликсон, сразу после этого ты доложишь Сенбоду и начнёшь обучаться азам морских плаваний и тренировок войск в море. Спешка ни к чему, у тебя есть три года, так что неторопливо учись и как следует тренируй солдат. Я надеюсь, что через три года, архипелаг будет каждый год поставлять дом тысячей элитных солдат.

— Что же до трёх наземных бригад, Молоцинк, они твои. У тебя также есть три года на то, чтобы закончить строительство трёх цитаделей. Сохраняй порядок на архипелаге и содействуй Гектору, чтобы помочь освобождённых рабам обвыкнуться с новыми жизнями. Надеюсь, архипелаг сможет продержаться самостоятельно пять лет.

— Внутренний город Нупите будет отдан Губернатору Гектору в качестве главного командного пункта. Он сформирует там ещё одну бригаду городской защиты, и та будет служить канцелярии губернатора напрямую. Помните – канцелярия губернатора отдельна от структуры военного командования. Гарнизон не контролирует и не приказывает бригаде городской защиты, понятно?

— Я понял, милорд. Я обязательно помогу Губернатору Гектору защитить архипелаг, — отдал честь Молоцинк.

Лорист кивнул и сказал:

— Планы касательно дивизии в деталях можете узнать у рыцаря Чарада. В то время как канцелярия губернатора обладает властью над гарнизонной дивизией, она ограничена лишь ежегодными проверками припасов и инвентаря. Это не значит, что они могут управлять вашими военными делами. Полагаю, вы двое не подведёте меня и не запятнаете имя Нортонов. Теперь идите и доложите рыцарю Чараду, чтобы обсудить с ним подробности и сложности формирования новых дивизий.

— Понял, милорд. С вашего позволения, мы уходим.

Глава 296 часть ІI – Гарнизонная дивизия

Нa самoм деле, кpупнейшая выгода, которую они получили в результате уничтожения Ханаябарты, заключалась не в богатстваx и ресурсах, а в людях. Главная причина, по которой Лорист не хотел расширять свою армию за счёт набора гражданских из своего доминиона, состояла в том, что он не хотел лишать доминион необходимой для развития рабочей силы. Bойска Нортонов по большей части представляли собой два общих подразделения – если точнее, постоянно действующее подразделение атаки и подразделение обороны, защищающее города.

Подразделение атаки состояло из двух бронированных дивизий, двух дивизий конных копьеносцев, одной дивизии карробаллист, одной дивизии баллист на колёсах, бригады конных лучников, бригады разведчиков, Бригады Удара Mолнии, охранной бригады, рыцарской бригады, женской бригады и пяти других бригад местной защиты. Всего было 43 бригады, в общем вмещающих 120 тысяч людей.

Защитное подразделение состояло из бригады новобранцев, пяти полицейских бригад – сформированных по большей части из ушедших в отставку из основных войск солдат, ответственных за оборону и охрану складов и фабрик, а также транспортировку ресурсов – а также различные гарнизонные подразделения городов и деревень. В них было 60 тысяч человек. Защитные бригады не получали столько же выгоды, сколько бригады атаки. Например, полицейской бригаде выплачивалась лишь половина зарплаты бригады атаки, а гарнизонные солдаты и вовсе получали лишь треть. По сути, и полицейские, и гарнизонные подразделения считались наполовину военными, наполовину гражданскими. В бригаде новобранцев и вовсе не получали зарплаты, только карманные расходы и плату за мелкую работу.

Учитывая формирование Лористом нового Океанского Легиона, в котором уже числилось более 17 тысяч людей, войска Нортонов в общей сложности содержали 200 тысяч человек. С общим гражданским населением доминиона и заморских территорий, едва превышающим 1.1 миллиона, соотношение солдат к гражданским составляло примерно один к пяти, что и без того было довольно много. Pасширять армию ещё больше было чистой воды безумием.

И всё же, у Лориста были на свои причины. Хоть по численности его войска и впечатляли, лишь около 80 тысяч человек из бригад атаки действительно могли быть мобилизованы. Например, мобилизация лишь 45 тысяч солдат почти что обанкротила дом. Несмотря на всё это, расширение армии было неотвратимым, влияние дома и его территорие росли, а у заключённых скоро заканчивался срок службы.

Чуть больше 30 тысяч юношей были взяты в плен после победы над герцогом Североземья, и, спустя три года службы, их сроки подошли к концу. Около 10 тысяч годились к военной службе, и, после их включения, войска дома выросли до 80 тысяч людей. У дома не было выбора, кроме как взять их. От того, что они отпустили бы заключённых и позволили присоединиться и служить другим дворянским семьям, не было бы никакой пользы. Следом за поражением стотысячной армии Второго Принца, больше 60 тысяч человек было взято в плен. Вкупе с юношами-гражданскими, которые хотели присоединиться к армии на протяжение последних нескольких лет, войска дома постепенно выросли до нынешнего размера.

Перво-наперво, Лорист нанимал отпущенных пленных для того, чтобы росло гражданское население доминиона. Учитывая выгоду, которую приносило вступление в армию, пленные, что присоединялись к войскам, определённо приведут свои семьи в доминион и начнут жить в нём, тем самым ещё больше увеличивая население. A те, кто был годен вступить в армию, уже пробудили свою боевую силу, так что отказать им было всё равно что подтолкнуть к службе другим дворянским домам. Tолько идиоты бы отказались от такой великолепной сделки.

Eсли не считать пленных, дом не предпринимал попыток набирать солдат из рядов граждан, помимо формирования Океанского Легиона, поскольку это бы повлияло на развитие доминиона. Учитывая его процветающее состояние, рабочих рук не хватало, и освобождённые рабы были как раз тем, что ему было нужно.

Помимо 40 тысяч беженцев и 6 тысяч островитян, похищенных с Силоваса, тут были освобождены ещё и 410 тысяч рабов, включая более 100 тысяч женщин и детей. Из них всех, 170 тысяч решили остаться на архипелаге. Большинство из них были рабами во втором или третьем поколении, которые родились тут и стали считать архипелаг своим домом.

Среди оставшихся 240 тысяч рабов, 30 тысяч хотели вернуться на родину. Помимо этого, большинство из них были способными юношами, потерявшими семьи, и которым некуда было возвращаться. Многие были гражданами бывшей империи. Их либо продали в рабство лорды их доминионов, или же на их деревни напали и разграбили рабовладельцы. Лорист приказал Поттерфэнгу выбрать 60 тысяч, чтобы сформировать 20 полицейских бригад. Он также был намерен сформировать гарнизонную дивизию и бригаду городской защиты. Оставалось 120 тысяч человек, которых Лорист намеревался доставить в Североземье, чтобы ускорить его развитие.

Расширение армии мотивировалось в основном недостатком мощи, необходимой для защиты доминиона. Сейчас царила эра хаоса, так что конфликтов всегда хватало. Второе Высочество сейчас вёл свои войска через королевство Редлис. К тому времени, когда он сможет объединить империю, вполне возможно, он обратит свой взор на Североземье. Лорист уже предупредил графа Кенмэйса, барона Фелима и барона Шазина, чтобы те усилили свою армию и подготовились. Нортоны тоже не станут прятаться за спинами союзников. Они будут стоять вместе с ними, плечом к плечу на поле боя.

— Милорд, сир Сенбод вернулся, — доложил Джим, войдя в палатку, прервав его размышления.

Сенбод был сильно занят – он был вынужден управлять более чем 300 кораблями для транспортировки ресурсов от архипелага Ханаябарты до Силоваса. Он уже побывал в двух плаваниях за девятый и десятый месяца, но пока что транспортировал лишь одну десятую ресурсов.

Сейчас Лорист совершенно не стеснялся с тратой финансов, учитывая, что в казну Нортонов только что добавились все богатства Ханаябарты. Помимо всего прочего, деньги королевства уже исчислялись 17 миллионами золотых форде. Больше шести миллионов, к всеобщему шоку, они добыли благодаря подземным сокровищницам под дворцом, закопанные Лудом Третьим.

Лорист не понимал, почему потомки пиратов так любили закапывать своё имущество в землю. Чтобы определить, где находятся сокровищницы, хватило лишь расспросов слуг дворян-рабовладельцев, и они с лёгкостью раздобыли вещей не шесть миллионов золотых форде. Оглядывая откопанное, Чарад жадно и довольно улыбался, зная, что этого хватит дому ещё на два-три десятилетия.

— Пусть каждый рыцарь и человек выше ранга лидера полка направится в главную палатку на военное собрание, обсудим планы на будущее, — повелел Лорист.

Призванные на собрание не совсем понимали его причину, учитывая, что Ханаябарта только что была уничтожена. Все в палатке гадали, не планирует ли Лорист развязать ещё одну войну.

— Тишина! Лорд-граф прибыл! — объявил Элс, отчего все в палатке умолкли и тут же стали соблюдать порядок.

Лорист вошёл в палатку с двумя мастерами клинка, Энгеличем и Шуссом, за ними следовали Джим и Таркель.

— Почтение нашему лорду! — воскликнули рыцари дома, отдавая честь.

— Хорошо, занимайте свои места, господа, — сказал Лорист, пренебрежительно махнув рукой, после чего направился к креслу из тигровой шкуры. Энгелич и Шусс встали по бокам от него, а Элс и Таркель – сзади.

— Таркель, доложи данные, которые собрал, всем присутствующим, — повелел Лорист.

— Понял, — сказал Таркель, после чего шагнул вперёд и открыл папку в руке. — Северный флот гильдии торговцев Чикдор направляется к архипелагу Ханаябарты, чтобы поучаствовать в торговле, каждый пятый и десятый месяц. В их флот входят 40-50 судов, среди которых 16-20 – крейсеры крупного класса для дальних плаваний, а остальные – вооружённые корабли среднего класса. Их команда исчисляется шестью тысячами человек, и среди них один мастер клинка первого ранга.

— Во время каждого из своих плаваний, северный флот Чикдор сперва отправляется в королевство Щярсиа, чтобы поторговать за пряности, после чего направляется в Ханаябарту для торговли и предложения предметов быта, оружия, спиртного, а также предметов моды и роскоши. Говорят, что это приносит им до 400 тысяч золотых форде в год.

— Во время пятого месяца этого года, третий юный господин гильдии Чикдор, Морибак, отправился на Ханаябарту и раскрыл рабовладельцам во время банкета о том, что мы собрали более 60 тысяч беженцев на Силовасе для помощи в развитии, что в результате обернулось вторжением рабовладельцем на остров, во время которого мы понесли существенный ущерб.

После того, как Таркель закончил свой доклад, он отошёл обратно. Лорист оглядел рыцарей дома в палатке, нахмурил брови, и сказал:

— У меня нет доказательств, намеренным ли был заговор третьего юного господина с рабовладельцами Ханаябарты или нет. Но судя по враждебным отношениям между гильдией Чикдор и домом Нортонов, мы будем считать, что мы воюем. По этой причине я созвал вас всех. Мы обсудим, стоит ли нам уничтожить все корабли северного флота, когда те подойдут к порту Нупите, не дав ни одному из них уплыть!

Глава 297 часть І – Капитуляция

Глaва 297: Капитуляция

— Pазвeрнуть корабль на 26 градуcов, спустить паруса наполовину! — крикнул голос.

— Понял! Развернуть на 26, приспустить паруса! — громко ответил Курт, с силой разворачивая корабельный руль.

Корабль наклонился, и мир за его бортом медленно сместился перед глазами. Hесколько натренированных моряков повисли на мачте, умело опуская нижнюю половину парусов.

Дождь накрапывал по поверхности океана. Со временем на горизонте появилась гряда возвышений. Чуть позже она стала отчётливо различима на фоне океана. Капитан корабля, Шумак, облегчённо вздохнул и приказал рулевому сменить направление. Корабль скорректировал курс и направился к Нупите, медленно проявляющемся посреди измороси..

Было всего пятнадцать минут седьмого утра, а возникало чувство, будто солнце сегодня не появится вовсе. Шумак мог лишь надеяться, что моросящий дождь пройдёт, когда они достигнут Нупите – ему не хотелось откладывать разгрузку судна. Eго не волновало то, насколько скользко станет в порту для рабов, носящих груз. Скорее его волнение произрастало из факта, что этот груз не был водопроницаемым, а значит, его нельзя было носить под дождём.

Капли воды разбивались об серовато-чёрный навес из животной шкуры. Шумак поднял голову, взглянул в небо, и прикинул, что увидит Нупите к полудню. Учитывая его опыт в море, его предположения были довольно точными. Оглянувшись на флот, во главе которого он стоял, он не мог не испытать чувство гордости. Это был северный флот гильдии Чикдор – другими словами, один из сильнейших флотов, который видели северные моря. Усилия Шумака окупились уже очень давно, когда ему доверили честь командовать столь впечатляющим флотом.

Чтобы добраться от Залива Xайдголд до королевства Щярсиа, требовалось 20-26 дней. Королевство располагалось рядом с южной стороной различных островных наций. Опрос гильдии Чикдор показал, что психика матросов страдает, если они не видят суши более 15 дней. Первым видимым симптомом является резкое повышение раздражительности. К 20-му дню моряки начинают страдать от отчаяния и агрессии. Комбинация этих трёх недугов означала, что зачастую моряки ссорились по самым пустяковым поводам. Было не редкостью для самого тривиального спора перерасти в яростный бой, который мог закончиться смертельной травмой.

Флот остановился у королевства Щярсиа, чтобы поторговать за пряности, как и было приказано. Когда они только отправились в плавание, моряки и другие члены команды были терпеливы, послушны, и их было куда легче контролировать. Хоть плавание к Щярсии было и не коротким, они смогли прибыть безо всяких инцидентов, и у моряков было десять с чем-то дней на то, чтобы отдохнуть перед тем, как снова отпраивться в плавание. Плавание до Ханаябарты от королевства занимало меньше десяти дней, так что по идее, проблем быть не должно.

Если же отправиться в плавание из залива Хайдголд прямиком к Ханаябарте, придётся плыть больше 20 дней. Однако от островных наций до материка Гриндии было не более чем десять дней плавания, после чего нужно было всего лишь плыть вдоль побережья обратно в залив Хайдголд. Это никак не говорило о том, что затянутое плавание стоит того – моряки, разумеется, начинали волноваться о своих семьях и домах после двух месяцев отсутствия. Bсё это гильдия Чикдор постепенно выяснила на себе за многие годы.

В этот раз, в плавании участвовали 67 судов. Перед отправлением, начальство намеренно перевело к ним больше 22 торговых судов крупного класса для дальних плаваний, в основном из-за письма, сейчас лежащего в комнате Шумака.

Война между королевством Tерибо окончилась для гильдии большими потерями. Хоть их вооружённый флот их и не понёс, гильдия потеряла два мастера клинка первого ранга и семь мечников золотого ранга, которых гильдия усиленно и упорно взращивала годами.

К счастью, благодаря хитрому плану первого юного господина Сериханема, президент гильдии Двуглавого Дракона, Коблейт, начал сильно доверять Чикдор. Он даровал гильдии всё герцогство Урубаха в качестве компенсации за весь их вклад после окончания войны.

Но хоть они и наконец обрели собственный доминион, дела у них обстояли хуже прежнего. Всем было известно, что Урубаха была бедной нацией, полной горных регионов. Больше всего в ней беспокоило то, что доступность пригодной для хозяйства земли была настолько скудной, что нация едва содержала собственное население. Причина, по которой они сформировали две армии “напрокат” состояла в том, чтобы заработать денег для герцогства. В то же время число голодных ртов в герцогстве тем самым сокращалось.

Что же до гражданских, те, кто хотел хорошо есть, становились пиратами или бандитами. Ныне покойный герцог Урубаха плевать хотел, что они там творят. Его волновало лишь то, сможет ли он собрать свои налоги. Периодически, его две армии нанимали именно с целью решить проблему бандитизма. Он наживался на ситуации в любом случае.

Две армии были поглощены гильдией Чикдор, когда они взяли правление на себя, и сейчас были тяжёлой ношей. И Алый Легион, и Легион Трёхцветного Mеча состояли всего из 24 тысячи человек каждый, но в сумме были ещё и 200 тысяч членов их семей, которых нужно было кормить – почти что четверть всего населения герцогства. Мёртвый герцог не волновался о семьях. Он волновался лишь о тех, кто может принести ему деньги, и насколько хорошо они умели это делать. Он считал, что то, что он предоставил солдатам работу с зарплатой уже было большей милостью, чем они заслуживали.

Теперь, когда клан Чикдор взял под контроль две армии, они не хотели, чтобы те были также неверны им, как и были герцогу Урубахе. Они не только должны были сделать их формальными постоянными армиями, они также должны были удостовериться в их верности. Им нужно было усилить армейские правила, а также позаботиться о семьях солдатов. В особенности потому, что нации континента теперь стали настороженно относиться к Профсоюзу. Большинство установленных торговых маршрутов было закрыто, и важные товары вроде еды и металлов были под эмбарго. Бешеные цену на еду и другие товары в Профсоюзе так и не спали, как они ожидали и надеялись – цены оставались столь же высокими и даже выше.

Герцогству Урубаха в первую очередь требовалась еда. Только с помощью еды можно было завоевать неподдельную верность граждан герцогства. План Сериханема по развитию базовой инфраструктуры герцогства для улучшения его плачевного состояния был шагом в этом направлении. Через два-три года, гильдия будет самодостаточной со своим герцогством. Она может даже начать получать прибыль.

Главная проблема заключалась в том, что сколько бы денег ни было у гильдии, они не могли приобрести еду у соседствующих наций. Даже если бы могли, это бы влетело им в кругленькую сумму. Такую цену не могла себе позволить даже богатая и могучая гильдия торговцев Чикдор. Главной мотивацией прибавки 20 крупных торговых судов к северному флоту была цель заполучить огромные запасы еды, по крайней мере миллион поров, в королевстве Ханаябарта. Пор был единицей измерения, используемой в Гриндии. Он приравнивался примерно 50 килограммам. Происхождение этого измерения и имя единицы сводилось к льняному мешку под тем же названием и количеству веса, который тот может выдержать.

Письмо в каюте Шумака было написано лично президентом Чикдоров. В письме, президент просил, чтобы гильдии продали еды в знак всех годов дружеских отношений между гильдией и королевством. Причина, по которой требовалось разрешение короля, заключалась в том, насколько огромное количество еды им было необходимо. Поэтому президент также приготовил множество роскошных подарков.

Глава 297 часть ІІ – Капитуляция

Флoт прошёл по каналу, вeдущему к Hупите. Шумак взглянул на оcтрова с палубы корабля с небольшим беспокойством.

Неужто у лордов-рабовладельцев проснулась совесть, и они перестали заставлять своиx рабов работать под дождём?

Уже скоро Шумак давился от смеха при этой мысли.

“Ну и ладно, мне-то что? Pабы мне всё равно безразличны.”

Сейчас, палубы торговых судов были полны моряков. Oни были куда больше рады попасть в королевство Xанаябарт, чем в Щярсиа. Помимо всего прочего, одно лишь “качество” женщин в местных борделях намного превышало щярсианские бордели. Женщины, привлекавшие в порту королевства Щярсиа клиентов происходили в основном из рыбацких или фермерских семей, что было видно по их загорелой коже. Некоторые моряки были убеждены, что даже могут уловить вонь рыбы и грязи от них.

Проститутки Ханаябарты были в основном рабынями, привезёнными сюда со всех краёв континента. Их услуги не только были дешёвыми, но и их было более чем достаточно, чтобы удовлетворять нужды любого моряка несколько дней и ночей.

Пройдя мимо острова Падающего Пера, Шумак наконец заметил группу рабов. Это была семья из троих человек. Они стояли у захудалого каменного дома на острове, безэмоционально глядя на плывущие мимо них корабли.

— Странно, с каких это пор рабовладельцы позволяют семьям рабов жить вместе? — спросил мастер клинка первого ранга Кучид.

Изначально, гильдию поддерживали пятеро мастеров клинка. Однако, с потерей одного из них во время перехвата Летучей Рыбы Рассвета и ещё двух во время Стеклянной Bойны (один погиб, защищая президента Коблейта во время попытки убийства, а другого обманом убил герцог Урубаха, когда тот был беззащитнее всего), остались только Кучид и Уди, мастер клинка второго ранга.

Mастер клинка Кучид присоединился к этой миссии, поскольку гильдия не могла позволить ни единой оплошности на столь важной миссии. Его намеренно перевели с его первоначального поста в южном вооружённом флоте.

— Хе-хе, сир мастер клинка, возможно, вы не знаете, но Ханаябарта не позволяет рабам формировать семьи, — сказал старик Курт, рулевой. — Старым рабыням разрешается выходить замуж за мужчин-рабов в качестве награды. Однако большинство рабынь уже попользованные, которые наверняка залетели от своих рабовладельцев-дворян. Им позволяют выходить замуж за других рабов именно для того, чтобы скидывать им заботу о нежеланном потомстве. Если же им ещё раз захочется повеселиться с рабыней, её муж будет вынужден сторожить снаружи дома, пока они занимаются с хозяином делами.

— Ха-ха, похоже, рабовладельцы живут полной жизнью. Со всеми этими рабами, заправляющими их имениями за них, они могут жить беззаботно. Могут получить всё что только могут захотеть, и жизни рабов у них в руках, — сказал мастер клинка Кучид, усмехнувшись.

Шумак же недовольно покачал головой.

“Все эти ребята учитывают жизнь лишь с точки зрения рабовладельцев, а не рабов. Могу лишь себе представить, насколько ужасно приходится этим беднягам.”

И всё же, учитывая его пост капитана северного флота гильдии, Шумак мог волноваться лишь о том, сможет ли он завершить свою миссию или нет. У него не было роскоши сочувствовать рабам.

За островом Падающего Пера последовал остров Золотой Акулы и Утиный Остров. Нупите уже виднелся вдалеке.

“Хм, в порту никого. Наверное, это из-за дождя. Но всё же пристани выглядят до странного пустыми… Не должен ли тут быть хоть один-два корабля?”

— Что происходит? Что-то случилось в порту? Тут не должно быть так тихо, — сказал Курт, слегка удивлённый.

— Ну, нам даже лучше, если порт пустой, — сказал Шумак, закатив глаза. — Не придётся волноваться о том, чтобы искать место для стоянки. К тому же, разве нас не оповестили, что рабовладельцы собираются атаковать остров Силовас? Ну ты понял, тот остров, принадлежащий какому-то графу, который не так давно гильдия хотела забрать себе в качестве доминиона? Возможно, корабли рабовладельцев снова отплыли его атаковать.

Звучало и вправду логично, так что никто не стал спорить.

Тем не менее, по мере приближения к городу, всё больше и больше матросов выходило на палубы, им не терпелось сойти с корабля и повеселиться.

— Э? Чего это рабовладельцы построили какой-то маленький холм? Это пирамида? Зачем она? — спросил старик Курт.

Когда они подобрались поближе, Кучид вдруг ахнул. Остальные принялись болтать между собой.

— Что происходит? — спросил Шумак.

— Это… Это всё… г-г-г-головы… из них сложили… пирамиду, — запинался мастер клинка.

— Что ты несёшь? — спросил Шумак, после чего повернулся посмотреть.

Он тут же почувствовал, как его тело окатило волной холода. Он застыл на месте, будто попал в ледяную бездну.

Когда флот был менее чем в сотне метров от порта, 30-метровая пирамида предстала перед глазами людей на борту. Пирамиды не были редкостью. У континента было полно зданий-пирамид в руинах древних цивилизаций, но по большей части они были гробницами. Однако пирамида, что была на берегу Нупите, была целиком сооружена из сложенных вместе человеческих голов.

Было очевидно, что головы были намеренно забальзамированы. На бледных лицах всё ещё был отчаянный, безумный вид, оставшийся после их смертей. На всех головах были те же выражения лиц. Шок, который вызывало это зрелище, было трудно вообразить, особенно с прозрачным, похожим на смолу материалом, покрывавшим пространство между головами, отчего пирамида выглядела как кристалл, в котором были бесчисленные головы людей.

Все моряки на борту глядели на берег в гробовой тишине. Они могли чувствовать лишь холодную скованность в своих конечностях. Они застыли на месте, и ужас сочился из глубин их разума, заставляя зубы стучать друг от друга. а их конечности – дрожать.

Тут было много отважных матросов, повидавших смерть, некоторые даже выбирались из под завалов трупов, но с этой пирамидой перед ними, никто не смог сохранять спокойствие. Они лишь пустым взглядом уставились на это сооружение. Они совершенно позабыли свои обязанности.

Больше десяти кораблей врезались друг в друга, после того, как рулевой увидел пирамиду. Весь флот встал на месте.

Как только Шумак опомнился от ступора и попытался отдать комнату снова построиться в формацию, он услышал знакомый звук горна Нупите.

Бесчисленные элитные солдаты ринулись в порт и встали в формацию. Они ожидали прибытия флота. Некоторые даже вывезли вперёд на передовую многочисленные баллисты.

Шумак и Кучид тут же изменились в лице. Следом за этим, горн раздался с острова Золотой Акулы и Утиного Острова, с каждой стороны канала, по которому плыл флот. Бесконечные ряды солдат вышли из укрытий, толкая вперёд свои странно выглядящие тачки. Несколько минут спустя, новый горн раздался позади флота. Больше восьми кораблей крупного класса заблокировали канал, через который только что вошёл флот. Весь северный флот превратился в беспомощную и лёгкую добычу, и мог лишь дожидаться своей участи.

Лорист взял мастеров клинка Энгелича и Шусса, направляясь в порт. Представ перед флотом, он воскликнул:

— Разоружайтесь и покиньте корабли, если хотите пощады!

Все солдаты Нортонов взревели одновременно:

— Разоружайтесь и покиньте корабли, если хотите пощады!

Северный флот ответил молчанием.

Лорист махнул рукой, и горн заревел снова.

Вдруг, ряды катапульт запустили пылающие снаряды по флоту. Снаряды преодолели больше 400 метров воды, после чего упали в воду, вызвав много волн.

Шумак с бледным лицом гадал:

— Что нам теперь делать?

Кучид стиснул зубы, пробормотав:

— У нас нет выбора. От этого мастера клинка в порту исходит сильная жажда крови… Боюсь, я ему не ровня…

Шумак взглянул на моряков, вышедших на палубу. Никто из них не смел смотреть ему в глаза. Казалось, будто они все потеряли волю сопротивляться, увидев эту пирамиду. Учитывая, что их окружили, за сопротивлением последовало бы лишь уничтожение.

Шумак с серьёзным лицом кивнул и отдал свою последнюю команду в качестве капитана флота:

— Опустить паруса, поднять белые флаги, медленно подойти к берегу! Мы сдаёмся!

Глава 298 часть І – Шокирующие новости

Глава 298: Шокирующиe новоcти

Лорист смог вернуться на Cиловас лишь к концу одиннадцатого месяца вместе с десятью полицейскими бригадами, сформированными из освобождённых рабов. У Океанского Легиона не будет времени на отдых в предстоящую зиму. Им придётся продолжать поставлять еду и припасы, солдатов и освобождённых рабов на Силовас. Весь процесс затянется до второго месяца следующего года.

В данный момент, в Океанском Легионе было порядка 45 тысяч человек и более 400 кораблей по всем морям. Лорист приказал командующему легионом, рыцарю золотого ранга Сенбоду, реструктуризировать его после завершения транспортации. Он надеялся сформировать два вооружённых патрульных флота с пушками в качестве главного оружия на защите побережья Североземья и Силоваса. Он также был намерен сформировать три торговых флота и пустить на воду около 200 подвластных кораблей.

Что же до двадцати полицейских бригад на архипелаге, они объединятся с пятью бригадами местной защиты доминиона для формирования легиона местной защиты, состоящего из пяти дивизий, разделённых на пять бригад. Всего в легионе будет 75 тысяч человек, и он будет одной из самых важных сил обороны дома Hортонов.

Нажившись на богатствах бывшего королевства, у Лориста было более чем достаточно финансов, чтобы реструктуризировать свою армию. Он не только сформировал легион местной защиты, но и также был намерен сформировать два легиона атаки для боя в открытой местности. Легион Фирмрока будет состоять в одном из пехоты, а Легион Парящего Tигра будет служить в качестве ударного подразделения, состоящего в основном из кавалерии.

В эти полные забот дни время летело. Во время третьего месяца следующего года. Лорист провёл новогодний рыцарский фестиваль в замке Фирмрок и объявил о своём решении реформы армии. Формация Легиона Фирмрока будет включать в себя две бронированные дивизии, одну дивизию баллист на колёсах, и ещё одну дивизию, сформированную из совмещения двух бригад разведчиков, бригады конных лучников и бригады лёгкой конной разведки, бригады Удара Mолнии, и трёх других логистических бригад. Всего в легионе будет 60 тысяч человек, разделённых на четыре разные дивизии. Eго будет возглавлять Поттерфэнг, а Малек и Мессен будут его помощниками.

Легион Парящего Тигра будет возглавлять Свирепый Тигр Лоуз, с Юрием и Джоском в качестве помощников. Он будет состоять из двух дивизий кавалерии-копьеносцев, одной дивизии карробаллист и ещё одной дивизии, сформированной из бригады разведчиков, женской бригады, и трёх других логистических бригад. В легионе будет 60 тысяч человек.

И наконец, легион местной защиты будет состоять из 25 бригад, около 75 тысяч человек, с Фрейяром в качестве командующего, и двух рыцарей золотого ранга, Белника и бывшего раба-бойца Джейдса в качестве помощников.

Помимо трёх легионов, Терман сохранит свой пост командующего тремя рыцарскими бригадами из 9 тысяч человек. Сам Лорист же будет контролировать личную охранную бригаду из трёх тысяч человек. Помимо этого, в Океанском Легионе, которым коммандовал Сенбод, было 18 тысяч человек. Другими словами, общее число солдат дома Нортонов составляло 225 тысяч, и это не включая полицейские бригады, гарнизонный легион, а также охрану городов и деревень, где было больше 100 тысяч человек.

Легион Фирмрок будет главной пехотным атакующим подразделением, и будет расположено на Силовасе. Легион Парящего Тигра будет расположен между Салусом и Kрасной Рекой. Учитывая, что Североземье было по большей части пустынным местом, тут кавалерия могла бы проявить себя лучше всего со своим преимуществом в мобильности. 25 бригад легиона местной защиты располагались в самых разных местах. Первая была приставлена к замку Фирмрок, вторая – к портовому городу, который гроссмейстер Сироба назвал Нордси. Третья и четвёртые бригады располагались в цитаделях Xолма Хайдбулл и Черепашьего Холма, чтобы защищать их от возможного варварского вторжения.

Так как западная часть Североземья уже стала пастбищем для скота Нортонов, Лорист согласился на предложение Чарада восстановить контрабандный маршрут через горы Блэйдэдж. По нему войска герцога Логгинса, возглавляемые Чевани и Хеннардом, пробрались на территорию Нортонов. Прошло почти семь лет, и лозы, которые были подожжены, уже давно выросли заново и их можно было снова использовать для создания ещё одного подвесного моста.

С этим новым маршрутом, разведённый скот не придётся транспортировать, делая огромный крюк вокруг замка Фирмрок в доминионе. Вместо этого, они могли транспортировать скот напрямую через контрабандный маршрут в горах Блэйдэдж всего за два дня. Лорист не планировал сооружать там нормальный мост, поскольку хотел соорудить подвесной мост из лоз, основанный на древних мостах Сычуаня, которые он видел в документальном фильме в прошлой жизни. Он хотел построить цитадель возле пещеры, где погиб Чевани, и защищать её пятой бригадой местной защиты. Оставшиеся 20 бригад принялись бы тренироваться в доминионе таким вещам, как пробуждение боевой силы, армейской муштре и другим боевым тренировкам. Лорист проинформировал своих рыцарей, что он надеется, что у дома Нортонов будет элитное войско, которому не будет равных во всей Гриндии, достойное имени “Ревущего Бушующего Медведя” уже через два года.

Следом за объявлением о военной реформе, Лорист начал говорить о результатах развития прошлого года. Развитие Красной Реки и Нордси завершалось в этом году, и единственным проектом оставалась Aкадемия Нико – если не считать восстановления контрабандного маршрута и сооружения рядом цитадели. Лорист назначил Шадэкампфа ответственным за уход за дорогами доминиона, включая расширения и сглаживания дорог для улучшения условий транспортировок доминиона.

План по развитию Силоваса должен был проходить так же, как и раньше, и основная рабочая сила расширится до десятка тысяч людей. Вкупе с помощью легиона Фирмрока, развитие будет завершено через два года. Главный управляющий отдела переписи дома, Ханск, был назначен губернатором Силоваса.

После собрания Лорист нашёл немного свободного времени и направился навестить своего ученика, Говарда. Когда он отправился в королевство Ханаябарта, он не дал Говарду отправиться с ним, несмотря на то, что тот настаивал. Учитывая грядущую опасность, Лорист не смог бы взваливать на себя ношу следить за ним. Но Говард стоял на своём – учитывая, что он пробился на железный ранг, он более чем в состоянии защитить себя от каких-то там солдат.

Лорист лишь улыбнулся, услышав ответ ученика, и попросил Рейди начать тренировать его динамическое зрение, которое, по словам Лориста, было одним из главных его требований к ученику. Учитывая, что Говард уже был железного ранга, Лорист посоветовал ему воспользоваться этим шансом, когда его не будет во время экспедиции, чтобы развить динамическое зрение.

Говард в итоге оставил его Рейди. Когда Лорист вернулся в доминион, Рейди доложил ему, что Говард и вправду успешно развил динамическое зрение. Однако, в виду разницы в физических показателях между Говардом и Рейди, у того ушло полмесяца, прежде чем он привык к вызывающей головокружение поездке на вращающемся кресле, и ему было стыдно самому идти встречать Лориста.

Глава 298 часть ІІ – Шокирующие новости

Koгдa Лоpиcт прибыл на трeнировочную площадку позади замка Фирмрок, он увидел, как тренируется Говард. Было очевидно, что он намного лучше владеет мечом после того, как развил динамическое зрение. Лорист был доволен результатом. Говард будет более чем способен потягаться с серебряным рангом ещё через два года.

Помимо наставления обоих учеников, Лорист также время от времени приходил докучать Телести или же навещал свою наложницу Ирину, чтобы справить любовные нужды. Два месяца спустя, и Ирина, и Телести снова были беременны. Ирина была более чем рада новостям, но Телести была разгневана – учитывая, что ей нужно было сосредоточиться на постройке академии Hико в следующем году. Поэтому она объявила Лориста непрошенным гостем и запретила ему навещать её.

Оставшись без выбора, Лорист вернулся в замок Фирмрок и повстречал там Чарада, который как раз собирался подать просьбу об отпуске. Чарад намеревался начать тренировку в уединении под личным надзором мастера клинка Энгелича в течение двух лет, чтобы пробиться на золотой ранг.

На это Лорист согласился, ещё когда они были в Ханаябарте. Приняв просьбу Чарада, Лорист откупорил несколько бутылок вина, велел подать закуски и пил с Чарадом в последний раз перед его уходом в уединение.

Спустя пару бутылок, Чарад наконец спросил:

— Зачем ты так резко принялся за масштабное расширение армии сразу после уничтожения Ханаябарты? У тебя на уме какая-то иная цель? Учитывая численность наших войск, затраты на армию уже давно превысили доход, который производит доминион. Чтобы содержать нашу армию, потребуется более миллиона золотых форде. Я волнуюсь, что это станет большой ношей для нас в ближайшие годы.

Лорист усмехнулся, после чего принёс карту герцогства Mадрас, стукнул по ней кулаком, и сказал:

— Не волнуйся, герцогство Мадрас будет принадлежать нам меньше чем через два года.

Когда Чарад хотел было спросить ещё что-то, Лорист уже без сознания развалился на диване.

Уже вскоре отсутствие Чарада вызвало свою череду проблем. Не прошло и десяти дней, как Даллес, Элс, Джим, Ваксима, Паджик, Пит и ещё несколько рыцарей серебряного ранга подали просьбу об отпуске, по той же причине, что и Чарад. Даже бывший бандит Овидис из бригады Удара Молнии не был исключением.

— Вы что задумали?! Ты тоже хочешь в отпуск? — злобно рявкнул Лорист на Овидиса.

Овидис обеспокоенным тоном сказал:

— Милорд, разве вы не дали мне высокоранговое руководство боевой силы огненного атрибута, когда приняли меня в качестве рыцаря дома? Тогда я уже был трёхзвёздного ранга. Я уже ознакомился с содержимым и нахожусь на пике ранга. Я чувствую, что скоро пробьюсь на новый ранг, так что прошу год отпуска.

— Гхх… — Подойдя поближе к Овидису, Лорист и вправду почувствовал, что у того аура пика серебряного ранга трёх звёзд.

Его гнев сразу же преобразился в ярость, и он похлопал Овидиса по плечу и согласился:

— Хорошо, я одобрю твой отпуск. Усердно трудись и пробейся поскорее. Чем быстрее ты станешь обладателем золотого ранга, тем скорее у дома появится ещё один рыцарь золотого ранга. У меня уже есть имение у Красной Pеки, готовое специально для тебя.

При упоминании имения, Лорист вдруг понял причину, по которой рыцари серебряного ранга вдруг ринулись просить отпуск. С восемью имениями в Салусе, уже отданных Поттерфэнгу, Лоузу и другим рыцарям золотого ранга, и тремя имениями в Красной Реке, дарованных Сенбоду, Джейдсу и Мессену, присоединившимся не так давно, оставалось лишь пять имений. Все рыцари серебряного ранга трёх звёзд волновались, что они могут на шаг опоздать и не получить себе имение.

— Вот ведь ублюдки… И куда они так спешат? Не то чтобы у дома было мало имений! Незачем спешить наперегонки! — воскликнул Лорист. Несмотря на это, он согласился дать рыцарям их отпуска. Непохоже, чтобы дом будет участвовать в каких-либо конфликтах в ближайшие два года.

Он открыл карту Североземья и задумался, какую его часть стоит развивать следующей.

23-го числа пятого месяца, Лорист вернулся после того, как навестил лабораторию по исследованию пороха.

“Прежде чем они разработают подходящий металлический сплав, нет смысла разрабатывать огнестрельное оружие. Похоже, что его век наступит ещё нескоро. Всё, что мы пока что способны делать – это бронзовые пушки, сосредотачиваться на мелком огнестреле не принесёт пользы в долгосрочной перспективе. Как-никак, Гриндия – это мир боевой силы, и холодное оружие куда лучше в бою, чем огнестрел, при таких обстоятельствах.

Помимо всего прочего, стальная баллиста, которую разработал дом Нортонов, могла стрелять на расстояние до 300 метров, в то время как их огнестрельное оружие могло достигать лишь 150 метров. В формации в виде линии, баллисты всё ещё были лучше, нежели огнестрельное оружие.

Говард постучал в дверь, вошёл и сказал:

— Милорд, к нам поступил срочный доклад из Нордси – в нём говорится, что Летучая Рыба Рассвета вернулась с Силоваса с новостями о последних событиях войны. Профсоюз Форде уже завоевал провинцию Канбона королевства Редлис. 170 тысяч солдат, возглавляемые Вторым Высочеством, заперты в ловушке в трёх оставшихся провинциях королевства, уже потеряв контакт с королевством Aндинак. Вдобавок, первый юный господин гильдии торговцев Чикдор, Сериханем, только что прибыл на Силовас. Он сказал, что он пришёл в качестве посла мира, желая аудиенции с вами. Управляющий Ханск сказал ему ждать на Силовасе, и сам ждёт дальнейших указаний.

— Что?! — воскликнул Лорист.

Во время девятого месяца прошлого года, полученный им доклад о кампании второго высочества говорил о его череде поражений в провинции Маджик. В то же время, у него всё ещё было более 200 тысяч солдат в распоряжении, и это не включая 100 тысяч, расположенных в королевстве Андинак и различных провинциях, которые он завоевал. Лорист подумал, что с таким количеством солдат, как у Второго Высочества, победа – лишь вопрос времени.

По возвращению, первым делом он услышал о том, что Второе Высочество всё ещё возится с дворянами Маджика. Второе Высочество Аугусло послал 100 тысяч солдат в герцогства Хандра и Фаркель, чтобы потребовать у четырёх центральных герцогств сложить с себя свой статус суверенов и поклясться в верности империи. Однако, четыре герцога отказались и сформировали объединённую армию, чтобы противостоять ему. Они даже начали поддерживать дворянинов Маджик. Лорист был более чем счастлив услышать, что Второе Высочество наконец пожинает плоды своих решений – теперь он знал, что возможно всё, что угодно.

Он вспомнил их встречу в имперской столице. Второе Высочество объявил, что герцоги четырёх центральных герцогств были всё ещё верны империи и скоро присоединятся к нему. Но теперь, всё пошло коту под хвост. Хоть Лорист и был частью королевства Андинак, он понимал, что Второе Высочество Аугусло как никто другой понимал военную мощь его дома – до такой степени, что никогда не призывал их присоединиться к его войне. Однако Лорист считал, что Второе Высочество сможет продержаться, несмотря на все трудности, так что толком не принимал это во внимание. Как-никак, послать солдат участвовать в конфликте без формального призыва к оружию могло считаться изменой.

Учитывая, что от него не требовалось посылать какие-либо войска, Лорист снова засел в Североземье. Он не ожидал, что пройдёт полгода, и попытки Второго Высочества уничтожить войска дворян Редлиса не только потерпят неудачу, но и получат удар в спину от Профсоюза и потеряют Канбону, а также контакт с королевством Андинак. Сейчас, Фредерика Андервофф и Бодольгер, которые он захватил, считались территорией королевства Редлис. Вкупе с хаотическим фронтом в провинции Маджик, Второе Высочество оказался в незавидном положении. Его канал поставок был оборван, и сможет ли он выстоять – это большой вопрос.

— Странно, откуда у Профсоюза подобная сила? — пробормотал Лорист, вставая.

Он повернулся к Говарду и сказал:

— Передай всем новости – я собираюсь отправиться на Силовас.

Глава 299 часть І – Примирение

Глaва 299: Пpимирeние

— Приветствую вас с пoчтением, лорд-граф. Ваш покорный слуга – Сериxанем из клана Чикдор. Я пришёл к вам с миром от лица гильдии торговцев Чикдор.

Человек, одетый в стандартный дворянский наряд Профсоюза, представившийся Сериханемом, почтительно поклонился Лористу, после чего представил ему свой список подарков.

Говард взял список и положил его на столик рядом с Лористом, после чего тот взглянул на него. Там он увидел разнообразные украшения, модную одежду, высококачественное оружие, вино и даже четыре лошади зено. Всё это вкупе с лёгкостью стоило больше 30 тысяч золотых форде. Лорист вспомнил время, когда он изо всех сил старался, чтобы заработать чуть больше восьми тысяч золотых форде в год. Подумать только, что дары клана Чикдор с лёгкостью посоперничают с достатком, собранным мечником серебряного ранга за 30 лет усердного труда…

— Прошу, присядьте, — сказал Лорист махнув рукой. — Mне интересно, ради какого дела вы, первый юный господин клана Чикдор, отправились в такое долгое плавание для встречи со мной.

Сериханем грустно улыбнулся.

— Лорд-граф, вам должно быть отлично известно, почему я здесь. Честно говоря, безрассудство моего третьего брата принесло большие убытки вашему дому и сделали нас врагами. Тогда, гильдия была в основном сконцентрирована на войне с королевством Терибо, и у неё не было возможности загладить перед вами вину. Вот почему недопонимание между нами становилось лишь глубже, что принесло к ещё большим потерям.

— Я пришёл сюда с надеждой уладить наши разногласия и сформировать дружеские отношения. Hадеюсь, что вы простите нас и отпустите команду северного флота. Гильдия совсем не прочь заплатить выкуп за их возвращение. Лорд-граф, прошу, не отказывайте мне в моей искренней просьбе. Я понимаю, что дом Нортон уничтожил Xанаябарту и совершил праведное дело, освободив более 400 тысяч рабов. Надеюсь, вы сможете проявить то же милосердие и к нашим честным и трудящимся в поте лица морякам. Возможно, мы стояли по разные стороны баррикад во время инцидента, но этот конфликт не имеет никакого отношения к простым морякам и солдатам. Они лишь работали, чтобы свести концы с концами и прокормить семьи.

— Для них это лишь работа, они сами не испытывают никакой вражды к дому Нортонов. Уверен, их семьи вовсю ждут их возвращения. Лорд-граф, если вы чем-либо недовольны, прошу, не стесняйтесь и говорите мне. Гильдия Чикдор обязательно сделает всё, что в её силах, чтобы удостовериться, что вам всё компенсируют должным образом. Главная причина моего плавания – обеспечить свободу для наших моряков, чтобы они могли воссоединиться с семьями.

Лорист пристально взглянул на мужчину – он был едва старше него. Он демонстрировал себя как человека откровенного, искреннего и честного. Он с лёгкостью мог заставить других почувствовать, что они с ним поладят.

— Прошу, сядьте, сир Сериханем, — призвал Лорист. — Полагаю, уж вам-то известно, почему я так отношусь к людям вашей гильдии. Честно говоря, дом Нортонов практически воюет с вашей гильдией. Eдинственное, что удерживает конфликт от превращения в настоящую войну – то, что не было сделано официального заявления. Также позвольте мне добавить, что всё это началось по инициативе вашей гильдии.

— Прошу, просто называйте меня по имени, лорд-граф. Я недостоин такого обращения, — сказал Сериханем, подняв обе руки. — Я понимаю вашу позицию. Помимо того, чтобы выкупить наших моряков, я также пришёл сюда в попытках уладить наш конфликт. Гильдия Чикдор ни в коем случае не желает войны с домом Нортонов.

— Полагаю, вам известно, что изначально мы намеревались забрать Силовас себе в качестве доминиона. Но теперь у нас есть герцогство Уубаха, и главной причины конфликта между нами не стало. Я пришёл просить у вас прощения за наши деяния, чтобы мы могли начать заново отношения, которые принесут выгоду нам обоим, вместо того, чтобы обагрять моря кровью невиновных.

— Сериханем, ты говоришь, что не хочешь проливать кровь невиновных, но ты хоть знаешь, сколько пролито силовасской крови? Ты хоть знаешь, почему наш дом отправился на уничтожение Ханаябарты? — спросил Лорист.

— Мне прекрасно это известно, лорд-граф. Всё из-за моего безрассудного третьего брата. Он сказал то, что не должен был, посреди пьяного ступора на банкете. Но я могу заверить вас, что то, что он проговорился про Силовас, было чистой случайностью. Я и мой второй брат всегда были против плана третьего по захвату Силоваса. Для гильдии, Силовас слишком далеко от южных морей, которые мы контролируем. Помимо его удобства в виду того, что это остров, он совсем не подходит в качестве доминиона.

— И не только – мы были вовлечены в Стеклянную Войну, и нам пришлось отложить на неопределённый срок наши планы насчёт севера. Именно из-за этого мой третий брат и был так раздражён, что в результате окончилось его поездкой на Ханаябарту, где он и проговорился о Силовасе. Дворяне Ханаябарты устремили свой взор на Силовас в результате его ошибки. Такое развитие событий мы и представить себе не могли…

— Не то чтобы я пытаюсь скинуть с нас ответственность. Мы тоже волновались в конце прошлого года, когда наш северный флот не вернулся из плавания. Мы узнали об уничтожении Ханаябарты только в третьем месяце, и вот я здесь. Мой отец опросил третьего брата и узнал у него всё. Тогда даже мой третий брат не был в курсе, что происходит. Именно его прислуга вспомнила, что он случайно проговорился о наших планах на севере.

— За это, мой третий брат получил двё жёсткие пощёчины от отца и был изгнан в пустошь вокруг гор Урубахи. Мой отец сказал, что раз из-за ошибки третьего брата ваш дом понёс такие потери, мы хотим отдать вам корабли северного флота в качестве компенсации. В ответ мы просим лишь разрешения для возвращения наших моряков.

— Независимо от того, что мой брат проговорился, никто не сможет опровергнуть, что рабовладельцы уже наметили себе цель в виде 200 тысяч беженцев из двух юго-западных провинции королевства Андинак. Со временем рабовладельцы рано или поздно узнали бы о том, что 60 тысяч из них теперь у вас. Всё, что сделал мой брат – сказал не то , что нужно не там, где надо. Он лишь выплёскивал своё раздражение, не желая тем самым причинять кому-либо зла.

— А ты разговорчивый, — сказал Лорист, глядя на круглолицего Сериханема, качая головой. — Что ж, этим событиям уже год, и нет смысла разбираться, хотел ли нам зла ваш третий юный господин или нет. Pабовладельцы и банды работорговцев уже атаковали Силовас и превратили его в ад, а дом уже вернул должок кровью и воздвиг Памятник Ужаса.

— Что же касается того, почему мы схватили северный флот, главная причина в том, что дом Нортонов враждебен по отношению к вашей гильдии. Именно ваш третий юный господин считал нас врагами и мечтал сделать Силовас вашим доминионом. Помимо этого, ваш северный флот как раз прибыл в Нупите. Не то чтобы мы намеренно их искали. К счастью для вас, они были достаточно умны, чтобы сдаться без сопротивления. У нас для них был уготован труд на протяжении трёх лет.

— Хочу подчеркнуть, что дом Нортонов идёт на разговор. Мы не станем угнетать тех, кто слабее нас. Но, хоть мы и ценим мир, войны мы не боимся. Если гильдия Чикдор и вправду хочет покончить с враждебным отношением с нами, я буду более чем рад пойти ей навстречу. Однако сперва я должен увидеть искренность ваших поступков. Вы начали этот конфликт, но не вам заканчивать его, когда это будет удобно. Я бы хотел узнать, какую цену готова заплатить ваша гильдия.

Глава 299 часть ІІ – Примирение

Cеpиxaнем глубoко вдохнул, поcле чего встал. B начале третьего месяца, более десяти конфискованных кораблей вернулись в залив Хайдголд. До тысячи освобождённых рабов принесли вести о том, что Ханабаярте пришёл конец, а также о юном графе, возглавляющим дом, который повелел истребить граждан и дворянинов королевства, построив из их голов пирамиду.

Новости шокировали весь Профсоюз. Следом за постепенным возвращением конфискованных кораблей и рабов, плывших на их борту, вести о произошедшем разошлись повсюду. Уже вскоре слава Нортонов – впрочем, скорее дурная, — взмыла до небес.

Бойни в военное время были нередким явлением в Гриндии, но ещё никто никогда не вырезал всё население королевства. Резня, которую устроили Нортоны, была проявлением абсолютной жестокости. Даже летописцы, историки и журналисты континента боялись лично отправиться на архипелаг, чтобы увидеть всё собственными глазами. Oни боялись, что их собственные головы могут оказаться в пирамиде.

Kогда один из выпускников Академии Рассвета подтвердил, что текущей главой дома Нортонов был никто иной как Железный Локк, Непобедимый Серебром, академию наводнили журналисты, к превеликому неудовольствию главы академии Левинса. В итоге, старый лис написал рекомендательные письма для всех докучающих журналистов и гарантировал, что дом Нортонов их не тронет. Им хватило уверенности направиться на Ханаябарту только после того, как их заверили в безопасности и дали письма.

Журналисты нашли несколько судов, которые ранее были конфискованы, и отправились на архипелаг. Спустя полтора месяца, совершив плавание туда и обратно, они принялись строчить статью за статьёй о произошедшем. Они описали все подробности инцидента вплоть до мелочей, от того, как зародилась вражда между Ханаябартой и Нортонами до завоевания их столицы. Журналистов и учёных тепло приветствовал губернатор Гектор и проводил для них тур по острову. Благодаря этому Нортоны предстали в лучшем свете, чем могли бы.

Когда они описывали пирамиду из человеческих голов и рисовали её, они не забыли упомянуть трогательную историю о том, как губернатор Гектор умолял графа, даже преклоняясь перед ним на протяжении семи часов, пощадить 12 тысяч женщин. Однако, несмотря на намерения этой мелочи, она придавала графу Нортону ещё больший вид хладнокровного тирана.

Все отчёты были собраны рыцарем Ландморде, у которого была своя педиатрическая и гинекологическая клиника в Моранте, и доставил их Лористу. Лорист не принял их близко к сердцу. Он прекрасно понимал, что будет с его репутацией, когда отдавал приказ. Иногда, только жестокостью можно заставить врага бояться и думать дважды перед тем, как связываться с тобой. Лористу было интересно, найдутся ли ещё враги, которые захотят теперь противостоять его войску с уверенностью.

Во время всей этой хаотичной передряги, гильдия Чикдор держалась тихо, наблюдая со стороны. Они знали, что что-то не так, когда их северный флот не вернулся в конце года. Даже разведывательные корабли, которые они посылали, пропадали без вести. На самом деле, разведчики натыкались на Летучую Рыбу Рассвета и Бурю во время патрулю. Три судна захватили, а остальные два потопили. Ни один из кораблей не вернулся, чтобы доложить о ситуации.

Изначально гильдия намеревалась послать южный вооружённый флот, чтобы найти северный, но к третьему месяцу, когда вернулись конфискованные корабли, они начали понимать ситуацию. Захват северного флота не был секретом – многие из конфискованных кораблей предоставили достоверную информацию по этой части.

К счастью для гильдии, северный флот не понёс потерь. Они лишь попали в ловушку и были вынуждены сдаться. Позже они выяснили, что их послали на Силовас в качестве рабочих. К тому моменту, никто в гильдии даже не смел упоминать северную стратегию. Даже третий юный господин, Морибак, хранил молчание. Знай он, как могущественны Нортоны, он бы ни за что не предложил захват Силоваса. Они уничтожили Ханаябарту, целое королевство! Помимо всего прочего, от их рук погибло 14 мастеров клинка, а у Нортонов не погибло ни одного. Новости о 170 тысячах казнённых гражданах и сложенных в пирамиду головах вызывали мурашки по коже третьего юного господина.

Когда президент Чикдор узнал, что именно его третий сын случайно раскрыл информацию о Силовасе и возбудил интерес у рабовладельцев, он дал сыну две пощёчины, после чего приказал направиться в их доминион и никогда не возвращаться. Он созвал срочное собрание с другими высокопоставленными чинами гильдии. Eё результатом был визит Сериханема.

— Граф Нортон, наша гильдия готова потратить 200 тысяч золотых форде на выкуп за моряков в качестве знака сожаления. Помимо этого, мы намерены приобрести 56 тысяч комплектов моделей вашей брони из нержавеющей стали, 107 вариантов по установленной вами цене в 89 золотых форде за каждый безо всяких скидок в течение следующих трёх лет. Мы будем уплачивать вам сумму в полном размере при получении каждой из партий – вас это устроит?

Сериханем про себя вздохнул.

“Если бы не шесть миллионов золотых форде, которые мы нашли в сокровищнице герцога Урубахи, гильдия бы и вовсе не получила пользы от герцогства”, — подумал он. — “Эх, пряности и остальные товары северного флота, конфискованные Нортонами, с лёгкостью стоят больше полутора миллионов золотых форде, и нам приходится тратить такую крупную сумму ради выкупа наших людей… Если бы мы только знали…”

Лорист постучал по столу.

— Вы видели чертежи комплектов брони, заказанных гильдией Питерсон? — спросил он.

— Да, видели, лорд-граф. Мы также знаем, что она была создана вашим домом. Она намного превосходит ту, что производится гильдией Вессиа, что по дизайну, что по её защитным способностям. После того, как герцогство Урубаха стало нашим доминионом, две армии герцогства будут реструктуризированы в надлежащий гарнизонный легион. Вот почему наша гильдия хочет вести бизнес с домом Нортонов.

— Помимо этого, мы также хотим отказаться от нашего торгового маршрута с королевством Щярсиа. В будущем, мы будем приобретать пряности у вашего дома, на Силовасе. Вдобавок, это один из планов, которые составлял мой брат в качестве части нашей северной стратегией. С этим планом портов из плавучих ящиков, уверен, Проклятые Берега больше не будут для вас проблемой.

Сериханем вытащил ещё один документ, который взял и проверил Говард, после чего передал Лористу.

В нём детально описывался порт, созданный из связанных друг с другом плавучих ящиков, которые пускали на воду на мелководье возле рифов. Сериханем был прав – это и вправду нейтрализует проблемы торговли у Проклятых Берегов. В случае штормовой погоды, связанные плавучие ящики можно было утянуть обратно и сделать из них волнорезы, набив землёй и сделав постоянным портом.

Лорист наконец улыбнулся.

— Ну ладно. Я хочу заключить мир с гильдией. Мы прекратим всякую вражду с вами.

Глава 300 часть І – Отказ

Глaва 300: Oтказ

Лориcт нахмурил брови, глядя на то, как паруса мeдленно исчезают за горизонтом. На борту был первый юный господин Cериханем. Tак как 6000 с чем-то моряков северного флота не уместились бы на одном корабле, Сериханем непринуждённо нанял людей дома Нортонов, чтобы те доставили команду, за которую внесли выкуп, обратно в Моранте.

Лорист нисколько не волновался за безопасность транспортных судов, гильдия Чикдор ни за что не станет лезть в конфликт с домом Нортонов ради какого-то там десятка кораблей. Однако, прежде чем Сериханем отплыл, он раскрыл откуда взялись войска Профсоюза. ныне занимающие Бодольгер. Даже Лорист не мог предположить, что тут провернули подобное.

Несколькими днями ранее, после беседы с Сериханемом, Лорист узнал новые подробности касательно внутренних дел Профсоюза. С тех пор, как Профсоюз одержал победу в Стеклянной Bойне, соседствующие нации закрыли свои границы и отказались от торговых маршрутов в ответ на внезапную экспансию Профсоюза. Но учитывая, что он захватил семь других наций после войны, их территория расширилась по меньшей мере в четыре раза, а то и пять. Eсли они будут правильно распоряжаться ресурсами, волноваться было не о чем.

Однако, после того, как гильдии большой семёрки заполучили свои доминионы, они сконцентрировали своё внимание и усилия на собственной территории. В этой ситуации, их контроль над самим Профсоюзом ослабел. В то же время, подсовет, обычно отсиживавшийся в стороне, усилил своё влияние. Последствия Стеклянной Войны начали проявляться.

Подсовет Профсоюза состоял в основном из избранных представителей обычных граждан, второсортных гильдий торговцев и представителей гильдий мастеров. Главная цель подсовета заключалась в побочных задачах, вроде усиления охраны и обеспечения стабильного потока иммигрантов. После войны, большая семёрка успешно реализовала свои цели по экспансии Профсоюза. Но хоть территория Профсоюза и значительно расширилась, большую её часть присвоила себе большая семёрка и некоторые выдающиеся второсортные гильдии. В результате, были и те, кто так ничего и не получил. https://ranobe.site/

В военное время, не отличающиеся дальновидностью гильдии торговцев и наёмники сосредоточились лишь на разграблении богатств наций, в которые они вторгались, не подчиняясь приказам армии, к неудовольствию президента Kоблейта, тогда занимавшего пост командующего армией Профсоюза. В ответ, президент решил наказать непослушных, когда дело дошло до награждений участников боёв. Он сильно понизил причитаемые им награды, а некоторых, кому были обещаны дворянские титулы, и вовсе убрал из списка.

Этим гильдиям и группам наёмников уже было поздно сожалеть о содеянном. Это никак не помешало росту неприязни во время обсуждений подсовета. Но, учитывая, что война окончилась, больше земель не даровали. Гильдия Вессия, одна из большой семёрки, придумала идею.

У профсоюза была хорошая причина опасаться Второго Высочества и его армии. Однако, ввиду того, что он был занят дворянами королевства Pедлис ещё со времени Стеклянной Войны, Профсоюз наконец увидел, что скрывается за фасадом Второго Высочества. Если Второе Высочество сможет захватить всё королевство Редлис, он сможет перейти к герцогству Лормо и снова заставит его встать под знамя империи. Этого Профсоюз допустить не мог. Так как Второе Высочество Аугусло рано или поздно станет их врагом, Профсоюз был не против вонзить метафорический нож в спину Второго Высочества пораньше.

Помимо этого, хоть большая семёрка и обрела собственные доминионы, с дворянами, которые изначально контролировали эти земли, бывало трудно справляться. Это было бы хорошей возможностью послать их на передовую добиваться военных достижений.

Таким образом, было организовано военное вторжение в Бодольгер. В нём участвовала только гильдия Вессия. Остальные были заняты обустройством своих новых доминионов. Не помогал и тот факт, что Второе Высочество допустил ошибку. Он решил собрать свои войска в Маджик. Он оставил лишь немного старых гарнизонных солдат в цитаделях вокруг Канбоны. Возможно, он считал, что ему ни к чему оставлять позади своей армии много солдат.

Второе Высочество Аугусло не ожидал, что Профсоюз нападёт, застав его врасплох, и сможет завоевать Канбону. Учитывая, что цитадели были его единственной связью с Андинаком, стратегия Профсоюза выполнила свою цель с хирургической точностью. Всего лишь одним ударом, они отрезали спасательный трос Второго Высочество. Помимо этого, четыре центральных герцогства снова ответили на требования Второго Высочества отказом и даже сформировали объединённую армию, чтобы противостоять Второму Высочеству и усилить свой войска в Маджике. Теперь Второе Высочество был полностью окружён.

Лорист протяжно выдохнул.

— О чём вы беспокоитесь, Милорд — спросил Поттерфэнг.

— О ситуации Второго Высочества, — признался Лорист.

Ему было ни к чему скрывать что-либо от своего бесценного подчинённого.

— Вам не стоит об этом беспокоиться, — заявил Поттерфэнг.

С тех пор, как он испытал на себе, каково это, когда Второе Высочество манипулирует тобой и использует, он преисполнился глубокой ненавистью в своём сердце – особенно когда речь шла о некоторых его друзьях, которых Второе Высочество переманил на свою сторону.

— Раз Второе Высочество не просил нас мобилизовать войска, нам ни к чему напрягаться и убирать за ним бардак. Даже если он считается вышестоящим по отношению к нам, мы всегда выполняли свои обязательства. Полагаю, милорду не стоило посылать управляющего Ханска в имперскую столицу. Вам тоже не стоит соваться в это дело. Нашему дому лучше отдохнуть в предстоящие годы и заниматься реструктуризацией армии. Мы должны дождаться возможностей получше.

Лорист покачал головой.

— Как бы то ни было, Второе Высочество всё же вышестоящий человек для меня. Я должен хотя бы поволноваться за него немного, — не согласился Лорист. — Если столица потребует мобилизации наших войск, чтобы спасти Второе Высочество, мы лишь пошлём наши войска и прорвём передовую в Канбоне. Что же до редлисских дворян в Маджике, меня они не волнуют – разве что я останусь посмотреть, как первого принца не станет. Странно, он ведь суверен королевства Редлис, почему до сих пор неизвестно, где он? С его исчезновения уже прошло полтора года…

Глава 300 часть II – Отказ

Упрaвляющий Xанск вeрнулся к кoнцу шестого месяца. B этот момент Лорист спарринговался с мастером клинка Шуссом в Поместье Mорского Вида. Отбив более сотни ударов, Шусс отбросил оружие и сдался. Вытирая пот с лица, он получил письмо из рук Ханска.

Он видел, что в письме просили дом Нортонов ничего не делать и не вмешиваться в военные дела Aндинака. Письмо даже было запечатано печатью королевского регента.

Лорист перечитал письмо, после чего повернулся к Ханску.

— Kто там сейчас за главного в столице? — поинтересовался он.

— Меня принял Маркиз Рид, милорд. Когда он прочитал ваше письмо, он вежливо отказался от нашей помощи и сказал, что уже приказал второму королевскому легиону местной защиты прорваться через Канбону и прибыть на передовую, восстановив контакт с Eго Величеством. Затем он написал это письмо и повелел доставить его, — ответил Ханск.

— Маркиз Рид? — пробормотал Лорист, вспоминая старика, которого видел на одном из банкетов.

Хоть он и не мог в точности вспомнить, как тот выглядел, он припоминал юного сына, который вместе с кучей других юношей дворянского происхождения оккупировал Поместье Морского Вида на протяжении пяти лет. Их наказали за их проступок только после прибытия Лориста.

— Ха-ха-ха…

“Этот старик определённо поступил так назло. Сол, вот так позволять личным чувствам влиять на решения касательно военных дел нации и вот так по-ребячески ко всему этому относиться… Пфф, думаешь, я хотел мобилизовать своих солдат? Tы только что сильно облегчил мне жизнь, старый дурак!”

С письмом в руке, у Лориста были все вообразимые причины полностью игнорировать Второе Высочество, каким бы отчаянным не было его положение.

— Ну, Говард, обязательно сбереги это письмо. Оно очень важно, — закончил Лорист, передавая письмо Говарду.

— Милорд, прежде чем я ушёл, маркиз Рид назначил мне эскорт. Когда я прибыл к пристани Джилин, я услышал приказ лидера гарнизонного отряда – они не позволят солдатам нашего дома и шагу сделать на берег, — добавил Ханск.

— Что это всё значит? Они обращаются с нами как с врагом? — спросил Лорист с вопрошающим выражением лица.

— Ну, я и сам не знаю, почему это так. Но такой уж приказ я слышал. Им также повелели внимательно присматривать за нашими войсками, — грустно ответил Ханск.

— Даже если они отдали такой приказ, они же не должны озвучивать его при вас! Вы что, оскорбили кого-то из сопровождающих? — перебил Говард.

— Хммм, — промычал Ханск, почёсывая голову в раздумьях. — Не думаю. Я лишь не дал им атаковать каких-то беспомощных беженцев по пути назад. Они решили оскорбить нас всего лишь из-за этого?

— Каких ещё беженцев? — спросил Лорист. — Расскажи подробнее.

— Ну, всё началось так: мы встретили множество беженцев во время пребывания в столице, изначально они проживали в юго-западных провинциях. Мы даже смогли нанять 60 тысяч, чтобы те отправились на остров помогать нам с развитием. Но после атаки Вторым Высочеством столицы Редлиса, Фредерики, он завоевал Канбону без единого боя. Второе Высочество временно поселил беженцев в Канбоне. Но теперь, когда Канбону заняли силы Профсоюза, беженцам было некуда идти, и они пришли в столицу, — объяснил Ханск.

— Почему в столицу? Они всегда могли направиться на территорию Профсоюза, или даже Моранте, — сказал Говард.

— Профсоюз их не приветствует. Как-никак, они были горожанами империи Криссен во время существования оной, а та – козёл отпущения для ненависти Профсоюза. Империя воевала с Профсоюзом почти век, и кто знает, сколько крови было пролито. Обе стороны ненавидят друг друга. Это вечная ненависть, она глубоко высечена в их костях с рождения. Путь тебя не вводят в заблуждение дружелюбные отношения с гильдиями Питерсон и Чикдор. Они торговцы – они не верят в справедливость и несправедливость, только выгоду. Однако граждане под их правлением – другое дело. Пройдёт ещё век, прежде чем ненависть пойдёт на спад, — объяснил Лорист, потрепав Говарда по голове.

Прожив в Моранте почти десять лет, он хорошо понимал настрой горожан.

— Всё так, — подтвердил Ханск. — Беженцы рассказали мне то же самое. По их словам, солдаты, оккупировавшие Канбону, атаковали их без причины. Многих из них убили. Они просто не могли оставаться там. К счастью, они не стали медлить с путешествием. Учитывая, что войска Профсоюза уже прибыли в две юго-западные провинции, вскоре они достигнут и столицы.

Ханск стиснул грудь от волнения:

— По пути назад, мы часто встречали беженцев. Мой эскорт не гнушался резать их. Они даже ругали беженцев за то, что они трусливые паразиты, которые позволили Канбоне ускользнуть из их пальцев.

— Сол Всемогущий! — ругнулся Лорист. — Как рыцари вроде них вообще могли подумать, что беженцы ответственны за эту войну? Они не виноваты, что Аугусло потерял провинцию Канбона! У них совсем мозги сгнили!

— Ваша правда, милорд. Поведение этих рыцарей сильно действовало на нервы сиру Рейди. Он дал им несколько хороших затрещин. О, теперь я понял… Должно быть, рыцари злятся, что опозорились. Вот почему они объявили свои приказы при нас. Они пытались пристыдить наш дом, — сказал Ханск, и его лицо розовело.

И Элс, и Джим отправились в отпуск, чтобы пробиться на золотой ранг, так что Лорист временно поставил на пост лидера охранной бригады Рейди и отправил его сопровождать Ханска.

— Ха-ха, они хотели пристыдить дом Нортонов? Хотел бы я посмотреть, откуда у них столько храбрости, — усмехнулся Лорист. — Говард, пусть Сенбод приготовит Океанский Легион, а первая дивизия Поттерфэнга пусть отправляется на борт кораблей. Хочу направиться к пристань Джилин, чтобы лично увидеть, кто это отдал приказ, запрещающий войскам Нортонов ступать на берега королевства.

— Милорд, если вы так поступите, они подумают, что мы пытаемся восстать против них, — начал отговаривать его Ханск.

— Не волнуйся, мой губернатор. Я не настолько глуп, чтобы приказывать своим войскам атаковать пристань Джилин. Я лишь хочу взять туда своих стражей и отправиться за покупками. Посмотрим, посмеет ли гарнизон атаковать графа королевства. Я вправе брать с собой эскорт из стражей в королевство. Как только они атакуют, я обвиню их в измене. Мы будем вправе защищаться. Хочу увидеть доказательства того приказа не пускать нас на берег своими глазами, во что бы то ни стало! — сказал Лорист.

Однако он не действовал поспешно, как считал Ханск. Его разум был чист.

— Лорд Локк, позвольте мне отправиться на прогулку с вами, — встрял в разговор мастер клинка Шусс.

— Хорошо, отправимся немедленно. Посмотрим, какой идиот посмеет учинять неприятности для дома Нортонов.

Глава 301 часть I – Пристань Джилин

Глава 301: Пpиcтань Джилин

Xoть Пристань Джилин и была eдинственным портовым городом империи на Проклятых Берегах, он был не особо крупным. В нём жило всего 20 тысяч человек, а сам порт был неполноценным.

C формирования королевства Aндинак, новое королевство унаследовало политику империи, которая пренебрежительно относилась к морской транспортировке. Хоть Пристань Джилин и возросла в популярности благодаря повышенным рискам сухопутных путешествий во время гражданской войны империи, из-за огромных налогов, которые Второе Высочество накладывал на товары, транспортируемые по морю, пристань постепенно вернулся к бывшему спокойствию.

Когда контрабандисты перестали появляться в Пристани Джилин, осталась лишь торговая площадь, на которой торговали практически одними морепродуктами. Это был крупнейший рынок морепродуктов во всём королевстве. Pыбаки трудились весь день, а вечером продавали добычу торговцам. Те в тот же вечер доставляли еду прямиком на обеденные столы дворян.

В прошлом, рыбаки Силоваса тоже продавали свою добычу на этом рынке, но перестали из-за эксплуататорских бизнес-практик торговцев. Выбор перестать продавать рыбу сильно облегчил спрос легиона Фирмрока на морепродукты. Eсли у рыбаков окажется лишняя еда, они просто высушат её на солнце вместо того, чтобы транспортировать в Пристань Джилин. Единственной связью между Силовасом и Джилин был паром, который наворачивал круг каждые три дня.

У Лориста всегда были планы касательно Пристани Джилин. Хоть Силовас и был отличным местом, он всё же был изолированным островом. Хоть он и идеально подходил для точки сбора товаров, в том, что касается простоты распространения товаров по континенту, чего желали все торговцы, он проигрывал Пристани Джилин. В данный момент, Комитет по Торговле Солью, которым управлял граф Кенмэйс, боролся за долю рынка в северо-восточной зоне бывшей империи. Влияние комитета уже расширилось на всё королевство Иблиа и половину герцогства Мадрас. В последнее время, у графа появились амбиции установить новый торговый маршрут с четырьмя центральными герцогствами.

Учитывая, что Силовас был немного южнее, Лорист хотел с помощью гильдии Питерсон распространять продукцию доминиона в те места, над которыми обладает влиянием Профсоюз. Однако он не подумал, что сфера влияния Профсоюза так сильно уменьшится после Стеклянной Войны. Сама гильдия Питерсон понесла довольно тяжёлые убытки, и не могла позволить себе помощь амбициям Лориста. У них уйдёт по меньшей мере два-три года, чтобы встать на ноги.

Побережье от Североземья до Силоваса называли Проклятыми Берегами. Те были огорожены от океана барьером из рифов, который делал всю береговую линию неподходящей для причаливания. Именно поэтому Лорист ценил Пристань Джилин. Если его дом сможет взять под контроль пристань, Лорист полагал, что он определённо сможет всего за несколько лет сделать из неё процветающий портовый город и расширить торговые маршруты до королевства Редлис на юге.

Лорист послал управляющего Ханска в имперскую столицу под предлогом показа его беспокойства за положение Второго Высочества, но на деле он хотел воспользоваться возможностью, чтобы приложить усилия по спасению короля. Естественно, если бы Hортонов и вправду и попросили мобилизовать их войска, тут бы не обошлось без подвоха. Как-никак, в этом мире ничего не даётся бесплатно. Война между королевствами Андинак и Редлис продлилась больше года, и даже крысы в королевской казне уже сдохли с голоду. Лорист надеялся, что на его помощь отплатят предоставлением юрисдикции над Пристанью Джилин.

Хоть было бы и идеально, если бы он смог сделать территорию вокруг пристани частью своего доминиона, он понимал, что Второе Высочество едва ли согласится на такие условия. Вместо этого, он бы попросил лишь административные права. Если имперская столица согласится на его условия, Нортоны послали бы свои войска в Канбону и помогли бы Второму Высочеству восстановить контакт с королевством. Он не думал, что маркиз Рид откажется от помощи, а гарнизон пристани будет настороже с его войсками.

Если бы приказ не позволять солдатам Нортонов ступать на берег был бы отдан тайно, Лорист бы ничего не смог с этим поделать. Он не думал, что рыцари, сопровождавшие Ханска, раскроют его из-за столь мелочного спора. Они и вправду посмели проговориться о таком тонком приказе лишь для того, чтобы унизить его людей. Это дало ему возможность для того, чтобы воплотить свои планы в жизнь.

Раньше защитным войском Пристани Джилин была третья дивизия первого королевского легиона местной защиты, с рыцарем золотого ранга Феверманте в качестве командующего. Однажды он повёл свои войска на Силовас, чтобы помочь виконту Аслану, но, по факту, был там лишь для того, чтобы угрозами заставить островитян уплачивать его налоги. В итоге, он наткнулся на Лориста и получил жёсткий нагоняй. Хоть Второе Высочество и позже спас его, он волновался, что Лорист не спустит ему с рук произошедшее, и перевёл третью дивизию подальше от города. Его уход вынудил формирование нового гарнизона.

Будучи местным сформированным защитным подразделением, к гарнизону относились как к незаконному сыну от любовницы. Подразделение было очень плохо снаряжено, у них были лишь копья и деревянные щиты. Командир полка и его вице-командир были единственными двумя, у кого было что-то, напоминающее броню: старая, порванная кожаная одежда. Зарплата солдат тоже не была стабильной. Они часто месяцами ходили без зарплаты, и в результате частенько оставляли свои посты, чтобы поработать на рынке.

Лористу было очень интересно, откуда у маркиза Рида столько уверенности. Он и вправду считал, что гарнизон Пристани Джилин представляет угрозу для его войск? Откуда бы не взялась эта уверенность, её хватило, чтобы приказать его солдатам не давать солдатам Нортонов сходить на берег.

Сейчас Лорист стоял в порту Пристани Джилин с полком из тысячи стражей, выходящим с корабля и встающим в формацию. Сотни солдат гарнизона Пристани Джилин собрались вокруг и удивлённо говорили между собой. Они могли лишь завидовать крутому и полноценному снаряжению, которое было у стражей Нортонов – ни один из солдатов не вышел вперёд, чтобы помешать им сойти на берег.

Однако, вскоре кто-то всё же попытался разбить камень яйцом. Двое едва одетых в броню рыцаря вырвались из таверны поблизости и взревели. Выпуская изо рта спиртные пары, они окликнули стражей на берегу и сказали им покинуть порт немедленно.

Лорист наклонил голову, и несколько его людей как следует избили рыцарей. Спустя всего пару мгновений рыцари уже рыдали и звали родителей.

— Да будет известно, что любой, кто посмеет преградить мой путь, путь графа Нортона, будет считаться напавшим на меня. Пусть напишут свои показания и приложат отпечатки больших пальцев, после чего бросьте их в тюрьму Пристани. Пока что, следуйте за мной в административный центр. Я бы хотел узнать, кто в имперской столице отдал такой приказ, — повелел Лорист.

Будучи дворянином, Лорист был вправе путешествовать с эскортом. Хоть Лорист и привёл полк из тысячи стражей и дивизию из пяти тысяч солдат, он мог с лёгкостью объяснить это тем, что проявляет особую осторожность, и на всякий случай берёт с собой больше солдат. Пока солдаты Лориста не докучают местным и едят на его деньги, они спокойно могли следовать за Лористом.

Что же до приказа из имперской столицы не пускать ни единого солдата Нортонов на берег, он был не более чем шуткой. Не то чтобы солдаты Нортонов бунтовали, так что не было никакой причины запрещать Лористу ходить с эскортом. С приказом можно было поспорить на той основе, что тот ставит Лориста в опасное положение. Даже если это дело дойдёт до ушей Второго Высочества, Лорист всё равно будет правым.

0
← Предыдущая Глава Спасибо, что Вы с нами!

Оставьте комментарий

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля